Психология
Почему мужчины XIX века были более эмоциональными и как изменились наши взгляды на любовь
2 марта 1 565 просмотров
Психология
Почему мужчины XIX века были более эмоциональными и как изменились наши взгляды на любовь
2 марта 1 565 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Специалист по системной семейной психотерапии и схема-терапии Алена Голзицкая рассказывает, как исторически менялась концепция отношений: почему мужчины XIX века были более эмоциональными, а современным женщинам нужно успеть очень много сделать.

Эта статья — отрывок вебинара Алены с курса «Отношения в паре». О том, как создать, поддержать и — если нужно — исправить свои отношения.



Курс «Отношения в паре»

Как исторически менялась концепция отношений

Почему ни «Анна Каренина», ни «Ромео и Джульетта» сейчас не стали бы бестселлерами — если бы вообще заинтересовали издательства. Ответ на этот вопрос напрямую связан с тем, как менялась концепция любви и отношений в последние сто лет.

Источник

Еще в XIX веке (и, безусловно, ранее) мужская и женская роли были очень жестко определены. Мужчина — добытчик и олицетворение власти. Женщина — хранительница очага и мать. Она не должна была представлять семью в общественном поле: это делал всегда мужчина. В то время существовало и совершенно иное отношение к любви

Любовь понималась как что-то захватывающее, уносящее, то, чему невозможно сопротивляться и что невозможно уложить в рамки простого человеческого понимания.

Что, собственно, люди и делали в XVII и XVIII веках: люди погибали на дуэлях. например, Александр Пушкин отдал жизнь, защищая честь своей супруги. Эту концепцию можно озвучить так: «Что поделаешь, это судьба». Именно так наши предки относились к любовным страданиям.

Признаком зрелости в России считалось умение доводить любовную боль почти до абсурда. Превозносились чувства, требующие жертв. И наоборот: чувства, которые дарили тепло и утешение, считались поверхностными. (Полина Аронсон, 2021 г.)

Так что же случилось такого, что все кардинально поменялось?

Сексуальность, отпущенная на волю в XX веке, сделала свое дело.

Раньше сексуальная мораль выглядела так:

— уважение сексуальной чести,
— прерогатива моногамии,
— пребывание в брачном союзе «несмотря ни на что» (даже при отсутствии любви).

Эта концепция семьи была построена на том, чтобы дать наследникам жизнь, поддержать благосостояние в партнерстве, чтобы семья процветала или, как минимум, жила достойную жизнь.

Что произошло в XX веке?

Женщины смогли взять в свои руки управление деторождением. Благодаря развитию химической промышленности и появлению контрацептивов женщина стала свободна от постоянных беременностей и получила возможность рожать детей только тогда, когда она хотела или была готова, в противовес тому, как это было раньше: женщины постоянно беременели, рожали, умирали в родах, их дети умирали — была огромная смертность.

Эмансипация женщин и выпущенная на волю сексуальность привели к изменениям базовых эмоциональных транзакций.

Сейчас мы получили совершенно новую мораль. В ней важнее всего:

— уважение взаимной свободы, симметрии и автономии,
— наличие возможности выбора разных партнеров,
— серийная моногамия (и вообще люди больше не должны оставаться в отношениях, которые их по каким-то причинам не устраивают) (Ева Иллуз; Лив Стрёмквист, 2019 г.)

Сегодня мы выбираем партнера под свои нужды, мы растем вместе с ним. Но если вдруг случилось так, что партнерство уже не выполняет своих функциональных нагрузок, мы ищем другого партнера. Или наш партнер ищет другого партнера для себя, если он понял, что с нами ему больше не по пути.

Как показать, что ты — настоящий мужчина?

Ева Иллуз пишет о том, что в наше время мужчины демонстрируют намного большую эмоциональную отстраненность, ведь теперь показать, что ты настоящий мужчина, можно только через секс. В социальном контексте границы мужского и женского максимально стерлись.

В XIX веке успешная мужественность выражалась в умении давать и сдерживать обещания, выражать сильные чувства и связывать себя прочными узами. Теперь же мужчина демонстрирует авторитет и власть через эмоциональную отстраненность, автономность и способность диктовать условия в отношениях. Новая мужественность = сдерживание своих чувств и отсутствие их демонстрации. (Ева Иллуз). Абсолютная противоположность тому, что было в XIX веке.


Источник

Хочу подчеркнуть, что говорю об общих тенденциях. Наверняка большинство из вас могут сказать: «Ну как же? У нас есть наследники, мы их очень любим. У нас есть жены, мы их тоже очень любим. Жены любят нас». Я не противоречу этому, а говорю об общей тенденции.

Женщины в новом веке

Современной мужественности нужны психологическая автономия и финансовый успех. Связывать себя узами и заводить детей стало далеко не обязательным.

Теперь именно женщины берут на себя социологическую роль людей, которые стремятся завести детей.

Женщины испытывают куда больший стресс из-за поиска человека, с которым можно завести детей. Женщинам нужно успеть не только получить образование и построить карьеру, но и уложиться в границы репродуктивного возраста, реализуя цель родить наследников. И всё это надо успеть примерно до 50 лет: примерно в этом возрасте начинается менопауза, и женщина уже не может себе позволить рожать детей. А мужчина до пожилого возраста может иметь наследников — возраст не так сильно давит. Мужской репродуктивный возраст куда длиннее.

Успешная мужественность XXI века уже не ассоциируется с наличием жены и детей. Успешную статусную женственность до сих пор связывают с материнством (Ева Иллуз). Да-да, что бы там ни говорили про равенство мужчин и женщин, в социальном контексте его все также не существует.

В актуальной ситуации женщины вынуждены более наглядно выражать свои чувства к мужчинам на ранних этапах отношений — ведь им важно всё успеть. Теперь возникла новая форма эмоционального доминирования со стороны мужчин, выраженная в том, что женщины эмоционально доступны, тогда как мужчины не желают связывать себя.

Так женщины стали новыми мужчинами XIX века (Лив Стрёмквист, 2019)

Женщины вынуждены молчать о своем желании прочных отношений и имитировать мужской отстраненный подход и стремление к автономии. Ведь основным способом получить власть в отношениях с мужчинами становится еще более сильная женская отстраненность и реализация серийной сексуальности. (Ева Иллуз)

Культура диктует женщинам правило: притворяйся, что ты не хочешь отношений, если действительно хочешь в них вступить. Почему? Потому что когда женщина начинает слишком активно изображать свою потребность в отношениях, это приводит к тому, что мужчина еще больше отстраняется и начинает оберегать свою автономность оберегать. Он говорит о женщине как о слишком навязчивой, слишком доступной и слишком-слишком-слишком. То есть она становится слишком доминирующей.

Во всем этом безумно легко потеряться.

Какие типы отношений бывают и какой нужен вам

Кто из вас ждал, что я дам оптимальный рецепт построения отношений, — будет разочарован. Его не существует. Или я о нем не знаю. Мы поговорим о том, какие существуют концепции отношений.

В самом широком смысле отношения можно разделить на две группы

Основой для построения отношений в первой группе выступает концепция «эмоционального капитализма» (Ева Иллуз), тогда как для построения отношений во второй — тадам! — концепция «эмоционального социализма» (Юля Лернер).

Понимаю, что эти термины из экономики, но так случилось, что сейчас происходит взаимное проникновение разных наук и мы пытаемся описывать психологические феномены терминами из другой сферы.

Эмоциональный капитализм

Триумф выбора пронзает все существо отношений, построенных на концепции «эмоционального капитализма». В ней эмоции становятся предметом торговли — в каждой ситуации мы должны стремиться получить собственную выгоду и не можем допустить страдания.

Главная религия людей, являющихся приверженцами «эмоционального капитализма», — это здоровые отношения.


Источник

Что такое «здоровые отношения» в логике капитализма?

Это отношения, которые построены на девизе comfort is a queen. В их основе — несколько непреложных правил:

  • Не лезь

Моя территория — это моя территория. Каким бы ты любимым для меня партнером ни был, ты не имеешь право пересекать мои личные границы, лезть в мое пространство, следить за мной, определять, что мне делать, что не делать.

  • Никто. Никому. Ничего. Не должен

Я вступаю в отношения, но я тебе ничего не должен. Я буду ориентироваться только на собственные желания, на собственные приоритеты, на собственные ценности.

  • Не привязывайся

Если ты вступил в отношения, ты не должен слишком включаться в них, настолько, чтобы страдать, если они закончатся. Ты должен уметь так управлять своей эмоциональной системой, чтобы после завершения этих отношений суметь выйти из них экологично. Экологично для себя — без страданий, без повреждений. (Полина Аронсон, 2021)

Всё это не так просто реализовать. В реальности эти постулаты, как минимум последний «не привязывайся», противоречат последним наблюдениям психологического свойства — о том, как выглядят привязанности людей. Невозможно не привязываться — об этом пишут исследователи привязанности. Они пишут о том, что в общем привязанность биологически с нами, мы рождаемся с этим, мы живем с этим, мы не можем не привязываться. Именно поэтому страдание как таковое при расставании никуда не девается, его невозможно исключить из собственной жизни.

Эмоциональный социализм

Свобода «эмоционального социализма» же позволяла потерять голову от любви.

В советских фильмах и книгах педалировался культ любви — в них было много про безумную любовь, измены, уход из семьи… Хотя за всем этим совершенно не обязательно следовали счастье и благополучие. (Юля Лернер)

В советской парадигме та самая парадигма XIX века, что любовь — это что-то непредсказуемое и неуправляемое — доминировала долгое время, чуть ли ни до 90-х годов, Тогда как на Западе, где в общем-то капитализм и зародился, эмоциональный капитализм доминировал уже последние десятилетия.

Чего хотят люди?

Но многие хотят скорее так — иметь страстные любовные отношения в комбинации со свободой выбора, автономностью и отсутствием страданий. Но так не работает в жизни, понимаете? Потому что страстная любовь, — она всегда про неповторимое чувство к другому как к какому-то совершенно эксклюзивному элементу реальности. И этот другой становится пределом ваших мечтаний, его невозможно никем заменить.

Именно поэтому вот эту свободу выбора и партнерство, в котором мы можем отпустить и не страдать, не получается реализовать, потому что мы уже привязаны, мы уже любим.


Источник

Возникновение многочисленных дейтинг-приложений — Тиндера, Баду и т. д. — стало возможным в связи с развитием диджитал-технологий, но не только. Через Тиндер и иже с ним мы не можем позволить чувству захватить нас, ошеломить нас — мы выбираем партнера для свидания рационально, как товар в магазине. Если мы включаем рациональность, эмоционально вовлечься очень тяжело.

Удивительно: люди периодически стараются идти в Тиндер не за сексом, а за общением. Тут уже начинается сдвиг от объективации в сторону субъективности — чтобы рассмотреть за картинкой личность другого человека, то, на чем вообще базируется эмоциональная включенность. И это новая тенденция последнего времени — произошел сдвиг в сторону того, чтобы видеть в людях людей, а не сексуализированные объекты. И, возможно, вслед за такой тенденцией к нам опять вернется страстная любовь, кто знает.

Это лишь часть выступления Алены Гозицкой. Посмотреть вебинар можно на курсе «Отношения в паре».

Обложка: pexels

Рубрика
Психология

Похожие статьи