Мы. Жизнь издательства
Гормоны счастья для Лоретты Бройнинг, сотни книг для автографов и корпоратив с детьми. Истории о МИФе
30 июня 775 просмотров
Мы. Жизнь издательства
Гормоны счастья для Лоретты Бройнинг, сотни книг для автографов и корпоратив с детьми. Истории о МИФе
30 июня 775 просмотров

Госпожа Метафора
Госпожа Метафора

День рождения МИФа подходит к концу. Пока еще действуют гигантские скидки и вы успеваете получить три книги в подарок. А еще у нас есть истории о МИФе, авторах, читателях.

Большая программа для Лоретты Бройнинг, автора «Гормонов счастья»

Алекс Шляхова, руководитель проектов организационного развития


Алекс Шляхова

Когда в Москву собиралась приехать Лоретта Бройнинг, автор «Гормонов счастья», мы придумывали план продвижения книги. Не могли упустить такую возможность: Лоретта в Москве! По-моему, дней пять. Лоретта приезжала с супругом, они останавливались в центре, и судя по тому, что она спрашивала «а что посмотреть?», ее супруг собирался много гулять по Москве.

Когда мы начали накидывать все наши «хочушки», поняли, что это шанс круто продвинуть книгу. Составили большую программу: несколько интервью СМИ, активности с каналами продаж, встреча с читателями… Мне было очень неловко отправлять Лоретте этот файл: у нее оставалось крайне мало свободного времени. Я все ждала, когда Лоретта скажет: «Дайте мне отдохнуть! Мы приехали с мужем. Он гуляет, а я только работаю!»

И что вы думаете? Перед отъездом она сказала: «Спасибо за программу, которую вы организовали! Для меня такого еще никто не делал. Я в восторге от того, как вы меня встретили и как мы поработали вместе над продвижением книги. Я теперь всем буду рассказывать, что в России со мной отработали „на ура“». Впоследствии она познакомила с нами несколько авторов, которые приходили к ней с просьбой выступить в России, и каждое письмо начинала так: например, «Геннадий, представляю вам Александру. Она работает в МИФе. Александра, я рассказывала Геннадию о том, какую работу вы проделали, когда я была в России».

То, что я оценивала как нереальную, неподъемную программу (бедный автор, как она будет нон-стоп работать над продвижением книги), она восприняла как «обалдеть! Вот это ребята подготовились!»

Встреча Лоретты Бройнинг с читателями: лекция и автограф-сессия, 2018 год

«Место Веры»

Вика Андрианова, сотрудник дистрибуции


Вика Андрианова

Когда я устроилась в МИФ, у нас было мало сотрудников и мало кто приезжал работать в офис. Вера Ежкина (проработала в МИФе много лет) там работала очень часто, видимо, ей так нравилось. Работала она всегда за одним столом — он прилегал к большой переговорке. Мы этот стол прозвали «место Веры». Если нужно было кому-то оставить документы или что-то еще, говорили: «Положите, пожалуйста, на „место Веры“. Мы все подпишем». Мы встречались на «месте Веры», обедали на «месте Веры», и, пока не сделали ремонт и все не изменили на втором этаже, этот стол был «местом Веры».

На корпоратив с детьми

Варя Алехина, редактор направления «Детство»


Варя Алехина

Я родила сына в 2016 году и на корпоративе, когда мы встречали 2017 год, была вместе с ним. Это было на базе отдыха под Истрой. Большой зал, стратсессия, много общения… Насколько я помню, там был небольшой предбанник, где стояли диванчики, на которых можно было посидеть. На дневной сон я уложила сына на одном из этих диванов, укрыла, а рядом поставила его сандалики. Потом в чатике Дима (Утробин — партнер и содиректор МИФа) выложил фотографию и подписал: «Мы там работаем, а вот эти тут спят». Недавно обшарила наш мифовский чат в попытке найти эту фотографию — не получилось. Зато есть другая: я сижу на стуле, много-много людей вокруг, а Северин — на полу на пледе, чтобы холодно не было.

Северин на стратсессии МИФа, 2016 год

На другие корпоративы я тоже много раз приезжала с ребенком. В блоге у нас есть статьи о том, как мы работаем с детьми и как с ними отдыхаем. И до сих пор люди не верят, что у нас можно приехать на корпоратив с дитем, на встречи с дитем — и это нормально.

Самолет, пари, автографы

Вика Андрианова, сотрудник дистрибуции


Вика Андрианова

Первая история — про Алексея Кочемасова. Перед Новым годом мы должны были взять у него то ли 500, то ли 1000 книг с автографами: потом они должны были разлетаться читателям. Ставить автографы он должен был не в офисе МИФа, а у себя на работе. Я приезжаю подписывать эти экземпляры, процесс достаточно долгий, мы, естественно, болтаем. Поскольку он летчик, мы болтаем про самолеты. Через две недели я должна была улететь на новогодние каникулы. А я боюсь летать. Говорю ему об этом. Он откладывает книги и говорит: «Я потом подпишу, пошли». И ведет меня на тренажер, где учат летчиков, и мы с ним летаем.

Во-первых, я никогда в жизни не была в кабине пилота. Во-вторых, он сажает меня на место главного пилота и говорит: «В Мюнхен хочешь?» Я говорю: «Ну, хочу». Он: «Ну, полетели». Мы летим, и он включает разные режимы: турбулентность, грозу — чтобы мне совсем плохо было. В конце поздравляет меня с тем, что я угробила всех пассажиров самолета, потому что я не смогла его посадить. Несколько раз с ним так полетали.

Вика учится пилотировать самолет под руководством Алексея Кочемасова
Естественно, я не научилась водить самолет. Но поняла, как это все работает изнутри. И у меня пропал страх. У меня была огромная благодарность к нему, что так все сошлось.

Потом он подписывает остальные экземпляры, его взгляд опускается, и он говорит: «А вообще, я тебя понимаю. Я тоже боюсь». Спрашиваю: «Чего?» А он говорит: «Поездов. Никогда на поезд не сяду. Как вот такая узкая железная штука может по двум проволочкам идти?!» Вот так: человек, который постоянно летает, боится поездов.

Вторая история связана с автором, известным блогером, имя которого не буду называть. Он должен был приехать к нам в офис ставить автографы на экземплярах. В офисе оставалась я. Но я не была с ним знакома и даже его блог особо не читала. Меня кто-то предупредил: «Вик, аккуратнее, у него своеобразный характер».

Он приходит, заходит в большую переговорку, видит кучу книг. У него округляются глаза. Говорит: «Я не буду столько подписывать! Мне что тут, до утра сидеть?» Разворачивается и уходит. Я понимаю, что не могу отпустить человека. У нас магазин ждет эти книги, сроки горят. Все книги у нас были упакованы в пленку, то есть не распечатаны. Их нужно было не только подписать, но и распаковать. Я не знаю, что делать, и закрываю дверь прямо перед ним. Поворачиваюсь и говорю: «В общем, так: на одну книгу уходит ровно одна секунда. Если я в течение одной секунды буду распаковывать книгу, то у нас уйдет 300 секунд. 300 книг = 300 секунд». Ответ: «Это нереально». Берет свой телефон и говорит: «Давай. Засекаю время. За три секунды ты распаковываешь три книги. Если не сможешь, ухожу и не подписываю ни один экземпляр. Сможешь — я остаюсь и подписываю все до конца».

У меня трясутся руки. Понимаю, что на кону 300 читателей, которые ждут эти книги. И я сделала. За три секунды я распаковала три книги. Он расстроился, сел и начал все подписывать.

А это менее драматичная история: Игорь Манн подписывает книгу «Номер 1». Вера Ежкина и Вика Андрианова помогают

Обложка и потные руки

Оля Копыт, редактор


Оля Копыт

По долгу службы редакторы отвечают на письма читателей о конкретной книге, над которой работали. Если читатель чем-то недоволен, ты об этом узнаешь — тебе придет письмо. Большая часть писем стандартная: кто-то нашел опечатку, у кого-то возник вопрос… Но у меня есть письмо-чемпион.

В одной из книг мы сделали обложку наоборот: ламинацией внутрь, а шершавой стороной наружу. Книга про Японию и ее культуру. Добавили тактильное измерение к этой книге. Из поддержки приходит письмо от книжного блогера из Инстаграма. Он книжку похвалил, ему все понравилось. «Но почему, — пишет он, — такая обложка? Она что, бракованная? У вас все книги этой серии гладкие и покрыты целлофаном, а эта — нет! Знаете, в чем моя проблема? Когда я читаю книжку и переживаю за героев, у меня очень сильно потеют руки, и я не могу стереть влагу с этого картона!»

Долго думала, что сказать человеку, у которого сильно потеют руки, когда он сильно переживает за героев (хотя это не самая переживательная книга на свете). Я написала ему, что, нет, это не брак, а осознанное дизайнерское решение. У нас уже были такие книги, многим очень нравится эта тактильная фишечка, но вашу проблему мы предусмотреть никак не могли. Извините. И этот чудесный человек еще и заскринил мое письмо и опубликовал у себя в сторис. Вот так — через потные руки — к редакторам приходит слава 🙂

Продолжим разговор о МИФе и любимых книгах на финальной вечеринке. Приглашаем→

Похожие статьи