в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Добавьте товаров ещё на  . Доставляем заказы только от  .
Заказы от   доставляем бесплатно.
Саморазвитие
Просто делать свою работу. Разбор реальных историй от Елены Резановой
19 декабря 2018 2 143 просмотра
Саморазвитие
Просто делать свою работу. Разбор реальных историй от Елены Резановой
19 декабря 2018 2 143 просмотра

Елена Резанова
Елена Резанова

Дорогие читатели, в моей колонке я буду отвечать на ваши вопросы про самореализацию и поиски себя. Присылайте мне их в личные сообщения на фейсбук или на адрес hello@elena-rezanova.com.

Письмо от Нины

Елена, все пишут про большие цели. Особенно сейчас, перед Новым годом везде статьи про мечты, прорывы, большие достижения. Я всегда считала себя не очень амбициозным человеком, я — реалист и практик. Мой вопрос, который я хочу задать: можно просто делать свою работу, без грандиозной мечты и без сверх-цели?

Мой ответ

Нина, спасибо за вопрос. Хочу рассказать вам историю — кстати, одну из самых моих любимых историй про профессионалов.

В 1960 году женщина по имени Френсис Кэтлин Келси стала сотрудником Управления по контролю за лекарственными препаратами и пищевыми продуктами в США. Это уже

середина её карьеры, даже больше — ей 46. По образованию она фармаколог. До назначения в небольшой штат управления она участвовала в разных фармакологических исследованиях, немного преподавала в университете, рецензировала научные статьи. На новой работе ей предстояло проверять и подписывать заявки на разрешение к продаже в США различных лекарственных препаратов. В общем, скучная бумажная работа, сказало бы большинство.

Первая ее заявка была от очень уважаемой фирмы, и проверка выглядела несложной формальностью. Этот препарат уже продавался в более чем 20 странах, был лицензирован в Канаде. В её распоряжении были данные исследований и огромное количество отчетов врачей, которые оценили этот препарат как безопасный и соответствующий всем требованиям. Средство позиционировалось как транквилизатор, а также как лекарство, снимающее симптомы утреннего токсикоза у беременных. По всему миру он был в открытой продаже и очень популярен.

Всё прекрасно, просто подпись. Все данные есть. Компания-производитель с хорошей репутацией в мире, естественно, вложены огромные деньги в выход препарата на новый рынок: дистрибьюторы готовы, рекламная кампания готова, тонны препарата лежат на складах. И тут Френсис Кэтлин почему-то начинает сомневаться. Что-то во всех этих данных её напрягает.

Чтобы был понятен контекст, поясню — заявка по правилам рассматривалась 60 дней, и если за 60 дней у управления (и того чиновника, который это подписывает) не появляется никаких серьезных оснований для отклонения, то они должны препарат к продаже разрешить. А у нее не было серьезных оснований, у нее были только предположения и вопросы.

В документах к препарату значилось, что токсикологические исследования проводились на мышах. Это тоже классика жанра. И результатом этих исследований было полное отсутствие побочных эффектов. Кэлси задумалась, а что если побочных эффектов не было потому, что мыши лекарство …просто не усвоили. То есть он просто вывелся из их организма без последствий. Вспомнив фармакологические опыты, в которых она участвовала раньше, она обозначила свое опасение — что если этот препарат, рекомендованный беременным, всё же может проходить через плацентарный барьер и оказывать какое-то влияние на организм беременной и плода? Этих данных в заявке не было, потому что этих исследований не было, и она их хотела получить.

Вскоре после того, как она запросила дополнительные данные, ей стали поступать звонки с уговорами, потом и с угрозами. Потом её стали доставать через управление и руководство. Откуда-то всплывали данные о ее якобы профессиональной несостоятельности, отсутствии опыта, недостаточной квалификации, об ее излишнем бюрократизме. Мне страшно представить этот прессинг. Но она держалась и 6 раз (!!!) отклоняла заявку из-за недостатка данных, каждый раз отправляя новые запросы на эти данные.

Примерно через год, почти одновременно, два уважаемых специалиста — профессор Ленц из Германии и доктор Макбрайд из Австралии забили тревогу в связи с резко участившимися случаями пороков развития у новорожденных детей. Дети рождались с

деформированными конечностями или вообще без них. Оба доктора обнаружили, что матери этих детей принимали во время беременности рекомендованный «безопасный», имеющийся в доступе в аптеках без рецепта препарат, который назывался талидомид.

Доктор Ленц сообщил о своих подозрениях в компанию по телефону. Также он опубликовал в прессе статью с описанием более 150 случаев врожденных пороков у новорожденных и связал их с приемом матерями талидомида на ранних стадиях беременности. В разных частях мира в прессе стали появляться тревожные данные. Компания производитель сначала отрицала влияние талидомида на пороки развития, но под давлением общественности отозвала его с рынка.

По различным оценкам, от 8000 до 12000 детей во всех странах, в которых этот препарат был разрешен, родились с пороками развития. Некоторые из них не прожили и нескольких дней.

На рынок США этот препарат так и не попал. В 1962 году президент Кеннеди наградил Френсис Кэтлин Келси за выдающуюся гражданскую службу, высшей невоенной наградой США. Она ушла на пенсию из того же самого ведомства, проработав там аж до 90 лет и даже сделав небольшую карьеру до руководителя своего подразделения.

Почему я решила рассказать вам эту историю? Потому что она и есть ответ на ваш вопрос. Успешные профессионалы — это не только про прорывы, великие изобретения, и чтобы чем-то эдаким перевернуть мир. Это и про то, чтобы просто делать свою работу.

Другие разборы, которые выходили ранее :

Похожие статьи