Саморазвитие
Любое развитие — прыжок в темноту. 10 мыслей о том, почему важно быть смелым
10 карточек 12 июля 1 603 просмотра
Саморазвитие
Любое развитие — прыжок в темноту. 10 мыслей о том, почему важно быть смелым
10 карточек 12 июля 1 603 просмотра

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Райан Холидей, один из ведущих мыслителей современности, рассказывает о мужестве. «Странно, — скажете вы. — Это вообще зачем? И о чем?» Как ни странно — о нас. И том, что происходит с нами сейчас.

Выбрали любопытные цитаты Райана Холидея из нескольких глав, хотя хочется цитировать всю книгу разом. Книгу о том, как важно быть смелым.

1
Мужество — в каждом из нас

Мужество есть в каждом из нас. Мы способны на него в любой момент. В большом и в малом. Физически. Нравственно. Возможности не ограничены — на работе, дома, повсюду.

И тем не менее мужество все еще редкость. Почему?

Потому что мы боимся. Потому что проще не вмешиваться. Потому что у нас есть другие дела, и сейчас время неподходящее. Мы говорим: «Я не воин», словно сражение на поле боя — единственная форма мужества, которая нужна миру. Мы предпочитаем безопасность. Проявлять геройство? Мне? Это кажется нелепостью. Мы оставляем это кому-то другому — более квалифицированному, лучше обученному, кто меньше рискует проиграть.

Это понятно, даже логично.

Но если так будут думать все, с чем мы останемся?

Советский писатель и диссидент Александр Солженицын сказал: «Напоминать ли, что падение мужества издревле считалось первым признаком конца?»

Величайшие моменты в истории человечества — будь то высадка на Луну, борьба за гражданские права, бой у Фермопил или искусство Возрождения — объединяет одно: храбрость обычных мужчин и женщин. Людей, которые сделали то, что нужно было сделать. Людей, которые сказали: «Если не я, то кто?»

2
Виды мужества

Долгое время полагали, что у мужества две разновидности — физическая и нравственная.

Физическое мужество — это рыцарь, идущий в бой. Пожарный, врывающийся в горящее здание. Исследователь, отправляющийся в Арктику наперекор стихиям.

Нравственное мужество — это разоблачитель власть имущих. Правдоруб, говорящий то, чего не скажут другие. Предприниматель, который начинает бизнес вопреки малым шансам на успех. Боевое мужество солдата и моральное мужество ученого. Однако не надо быть философом, чтобы понять, что это фактически одно и то же.

Нет двух разновидностей мужества. Есть только одна. Когда ставишь на кон свою жизнь. В одних случаях буквально, возможно со смертельным исходом. В других — в переносном смысле, например когда речь о финансовых вопросах.

Когда вы делаете то, что другие не могут или не хотят. Когда вы делаете то, что — по мнению других — не должны или не можете делать.

Черчилль сказал: «У каждого человека в жизни наступает момент, когда его, образно говоря, похлопывают по плечу и предлагают шанс сделать что-то особенное, исключительное, соответствующее его таланту. Какая трагедия, если в этот миг он будет не готов к тому, что могло стать его звездным часом».

3
Важно не бояться

Бояться легко. Особенно в последнее время.

Ситуация может обостриться в любой момент. Кругом неопределенность. Можно потерять работу. Затем дом и машину. Что-то может произойти даже с нашими детьми. Конечно, мы что-то почувствуем, когда все начнет вдруг шататься. Как мы можем не почувствовать?

Даже античные стоики, которые, как считается, владели своими эмоциями, признавали, что непроизвольные реакции существуют. На громкий звук. На неопределенность. На нападение.

Стоики никого не винили за эмоциональную реакцию. Их волновало только то, что человек делает, когда вспышка чувства утихла. «Бойся. Без этого нельзя. Но не трусь», — писал Уильям Фолкнер.

Это важное различие. Испуг — это временная вспышка чувства. Это можно простить. Страх — это состояние, и позволить ему управлять — позор. Одно помогает — заставляет насторожиться, информирует об опасности. Другое тянет вниз, ослабляет, даже парализует.

В ненадежном мире, во время надоедливых сложных проблем, страх становится обузой. Страх сдерживает нас. Бояться — это нормально. Кто из нас не боялся? Не нормально, если это вас останавливает.

Та жизнь, которой мы живем, — тот мир, в котором мы живем, — ужасающее место. Если, находясь на узком мосту, вы посмотрите вниз, то можете упасть духом и не пойти дальше. Вы замрете. Вы сядете. Вы не примете хороших решений. Вы не сможете ясно видеть и четко мыслить.

Важно, чтобы вы не трусили.

4
Никогда не сомневайтесь в мужестве других

Когда американский публицист Джеймс Болдуин размышлял о смерти своего отца, которого он любил и ненавидел, ему пришло в голову, что он видел только внешность этого человека. За родительскими провалами скрывалась уникальная внутренняя борьба, которую не в состоянии полностью понять ни один другой человек. Вот почему его так сильно поразили слова проповедника на похоронах отца: «Ты знаешь падение этого человека, но ты не знаешь его борьбы...»

Судить очень легко. Знать очень трудно.

Знать, через что проходит другой человек. Знать мотивы его действий. Какими взаимосвязанными рисками он пытается управлять, кого и что он пытается защитить.

Существует байка о советском руководителе Никите Хрущеве. Когда тот выступал на съезде с разоблачением сталинского режима, ему передали записку: «А где вы были в это время?» Политик спросил: «Кто это написал?» Никто не ответил. «Вот и я был там же», — сказал Хрущев.

В смысле — в обществе. Анонимно. Ничего не делая. Как все.

Мы не знаем, почему люди трусят, почему занимают двусмысленную позицию, почему виляют. Людям трудно понимать, если их зарплата зависит от их непонятливости. Мы не посвящены в полной мере в ту борьбу и в то бремя, которые сломали других. Нам нужно постараться не винить их, поскольку мы никогда по-настоящему не сможем оценить их переживания.

Если мы собираемся обвинить кого-либо в трусости, давайте делать это молча, примером. Ни на мгновение не подвергайте сомнению мужество других людей. Занимайтесь проверкой исключительно своего.

5
Развитие это всегда прыжок

В сказке Джорджа Макдональда «Золотой ключ» Подземный старец показывает девочке реальность мира, в котором нет прогресса без риска. Подняв огромный камень с пола пещеры, он указывает ей на отверстие колодца, кажется, уходящего в бесконечность. «Тебе сюда», — говорит он. — «Но здесь нет лестницы». — «Ты должна просто прыгнуть. Другого пути нет».

Это страшно, но другого пути нет.

Любое развитие — прыжок в темноту. Если вы боитесь его, вы никогда не сделаете ничего стоящего. Если вы слушаетесь своих страхов, вы никогда не шагнете и никогда не прыгнете.

Моменты, когда мы могли что-нибудь сказать. Ставки, которые нам следовало сделать. Люди, с которыми мы могли встретиться. Уроки, которые можно было извлечь. Сражения, которые никогда не были выиграны. Что, если бы существовала определенность, если бы имелся хорошо освещенный, четко обозначенный путь? В такой жизни не требовалось бы никакого мужества.

Никто не может сказать вам, что ваш план окажется успешным. Никто не может сказать, каким будет ответ на ваш запрос. Никто не может гарантировать, что вы вернетесь домой живым. Вам даже не могут сообщить, насколько глубок колодец.

Если движущей силой в вашей жизни является страх, бойтесь того, что вы упустили. Бойтесь того, что случится, если вы будете бездействовать. Бойтесь того, что подумают о вас когда-нибудь, ведь вы осмелились лишь на малое. Подумайте о том, что упускаете.

6
Не бойтесь просить

Люди на передовой знают, что обязаны броситься навстречу взрыву, пока другие убегают. Родители знают, что ставят потребности и интересы своих детей выше собственных. Жизнелюбы знают, насколько сильно другие ждут от них юмора и надежды.

Но знают ли эти люди, что они тоже могут попросить помощи?

Вы это знаете?

Или вы боитесь?

С исторической точки зрения стоики были сильными. И смелыми. Они выполняли свой долг — без жалоб, без промедления. Они мужественно несли свою ношу, а при необходимости делали это и за других. Но неверно полагать, что они были сверхлюдьми, что никогда не сражались, никогда не колебались, никогда ни в чем не нуждались. Им — как и всем нам — приходилось просить о помощи. И они не боялись это делать. Потому что иногда это самое смелое, что можно сделать.

«Не стыдись, когда помогают, — писал Марк Аврелий, — тебе поставлена задача, как бойцу под крепостной стеной. Ну что же делать, если, хромый, ты не в силах один подняться на башню, а с другим вместе это возможно?»

Иногда просьба сама по себе служит прорывом. Открывает что-то внутри. И теперь мы уже обладаем достаточной силой, чтобы справиться с нашей проблемой.

7
Мир желает знать

В 1937 году Варлама Шаламова приговорили к пяти годам лагерей.

В чем было его преступление?

В том же, что привело в этот мерзлый ад большинство людей: он попал не на ту сторону тоталитарного режима. Ему просто не повезло. Он осмеливался критиковать власть. Был в недостаточной степени коммунистом. А еще он не признался, хотя это вряд ли его спасло бы. Что он нашел в одном из самых мрачных мест, куда может попасть человек? Он многое понял о людях. «Я узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих, а на трусов и не трусов, — писал он. — 95% трусов даже при слабой угрозе способны на подлости, смертельные подлости».

Когда мы спрашиваем о мужестве, мы неверно думаем о нем.

Не мы должны спрашивать.

Спрашивают нас.

В прекрасном мрачном романе Кормака Маккарти «Кони, кони» Эмилио Перес, находясь в тюрьме, мало чем отличающейся от мест, где сидел Шаламов, говорит Джону Грейди: «Мир хочет узнать, есть ли у тебя кохонес. Иначе говоря, не тонка ли у тебя кишка».

Вы отвечаете на этот вопрос не словами, а действиями.

Публично, а не для себя.

8
Подготовка делает нас смелыми

Действительно ли другие люди смелее, чем вы? Или они просто лучше подготовлены?

Страх можно оправдать, но гораздо эффективнее его заменить. Чем? Компетентностью. Обучением. Задачами. Работой, которую нужно сделать.

Обучение и тренировки нужны не только для спортсменов и солдат. Это способ преодолеть страх в любых ситуациях. То, чего мы не ожидаем, чем мы не занимались, имеет над нами превосходство. Но мы можем ответить на то, к чему готовились, на что рассчитывали. Эпиктет говорил: «Что каждый из нас должен говорить при встрече с невзгодами? „Для этого я упражнялся, для этого моя дисциплина“».

Сенека примерно в то же самое время замечал, что для того, чтобы не дрожать при невзгодах, нужно упражняться до их появления.

С тем, с чем мы знакомы, мы можем справиться. Опыт и хорошая тренировка уменьшают опасность. Страх ведет к отвращению. Отвращение — к трусости. Повторение дает уверенность. Уверенность дает мужество.

Мы говорим о практике. Потому что это самая важная вещь. С помощью практики вы пропускаете свои действия через разум. Вы создаете мышечную память, как действовать в той или иной ситуации. Вы учитесь укреплять и укрепляетесь сами. Выполняете упражнения, играете гаммы. У вас есть тот, кто задает вам намеренно сложные вопросы. Вам комфортно с дискомфортом. Вы бегаете в оптимальном темпе, увеличивая свой порог выносливости. Вы осваиваете новое. Собираете винтовку с завязанными глазами, тренируетесь в жилете с отягощением. Вы делаете это тысячу раз, потом еще тысячу раз, когда нет давления; а когда оно появится, вы будете точно знать, что делать.

Знание — это помощь. Но именно подготовка делает вас смелыми.

9
Возвращаться в низину

От иммигранта и беженца требуется невероятное мужество. Нужно бросить свой дом, чтобы попытаться обеспечить семье лучшую жизнь. Но как некоторым людям предназначено судьбой пересечь океаны и пустыни, так нам, возможно, суждено остаться.

Активист Сюй Чжиюн, возможно, нашел бы способ покинуть Китай, но не сделал этого. Посторонних людей всегда несколько озадачивает, когда этих диссидентов в итоге арестовывают, а иногда и убивают. Почему они не уехали?

Как часто бывает с реформаторами, ответ в том, что они верили, что принесут больше пользы, оставаясь, а не уезжая, возвращаясь, а не находясь в изгнании. Они соглашались пойти на этот риск. Они знали, как отреагируют власти, и им хватало смелости, чтобы отстаивать свою позицию. Однажды певца и общественного деятеля Поля Робсона спросили, почему он не уехал из расистской Америки в более доброжелательную Европу. «Потому что мой отец был рабом, — сказал он, — и мой народ умирал, чтобы построить эту страну. Я собираюсь остаться тут и быть ее частью... И никакие фашистски настроенные люди меня отсюда не выгонят. Ясно?»

Мы не виноваты, так почему же мы должны уходить? Если другие люди хотят уехать, уйти, если другие люди решили, что будущего нет, просто помните, что вы не обязаны с ними соглашаться. Вы можете остаться. Вы можете вернуться. Фактически это может быть самым смелым поступком из тех, что вам доступны.

Иногда нас призывают идти. Но иногда судьба требует, чтобы мы добровольно вернулись в пасть, чтобы остались и сражались. Ради нашей работы, нашей цели или нашей жизни. Ради нашей семьи. Ради наших близких.

И героям это обходится дорого.

10
Молчание — это насилие

Одного из участников заговора против Нерона спросили: зачем ты это сделал?

«Потому что это был единственный способ помочь тебе», — сказал солдат императору, поглощенному собственными демонами и заблуждениями.

Вы слышали, как тот же вопрос задают всевозможным разоблачителям, правдорубам и активистам. Почему вы так поступаете? Разве вы не видите, какие проблемы возникают в результате? Разве вам нужно поднимать этот шум? Почему вы не даете другим полоскать их собственное белье?

Ответ: они слишком любят других. Они слишком заботятся о других. Они заботятся о других больше, чем о себе. И ничего не говорить или ничего не делать — значит причинить больше вреда, чем приносят неудобства, которые появляются из-за таких поборников правды, из-за такого публичного внимания к неприятному вопросу.

Мы взращиваем мужество в своей жизни не просто так. Не просто для того, чтобы быть немного успешнее. Не просто для того, чтобы испытать, что предлагает жизнь, которая находится по другую сторону страха. Мы взращиваем мужество, чтобы сделать важное дело, на которое рассчитывают другие.

Как сказал Мартин Лютер Кинг, «наступает момент, когда молчание становится предательством».

Похожие статьи