в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cart.totalCount + cartEbook.totalCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Заказы от  доставляем бесплатно.
Саморазвитие
Укрепляем сознание, тело и дух по методу «морского котика»
1 апреля 5 863 просмотра
Саморазвитие
Укрепляем сознание, тело и дух по методу «морского котика»
1 апреля 5 863 просмотра

Ирина Балманжи
Ирина Балманжи

Зачем выходить из зоны комфорта? Как закалить свой разум? Насколько велик наш потенциал? Слово — Дэвиду Гоггинсу, «морскому котику» из книги «Месяц на пределе»

***

Я твердо верю: полезно делать то, что заставляет нас чувствовать дискомфорт. В современном мире мы привыкли жить с удобством и хотим, чтобы нам было настолько комфортно, насколько это возможно. А потом удивляемся, почему мы не становимся лучше. Почему, столкнувшись с малейшей трудностью, нарушающей ровное течение нашей жизни, мы съеживаемся от страха и капитулируем.

Я хочу сказать, что обычно вся наша жизнь проходит в таком режиме. Мы идем по пути наименьшего сопротивления. Мы не хотим терпеть страдания. Мы не хотим испытывать неудобства.

Мы все время находимся в зоне комфорта. И этот путь никогда не приведет нас к росту.

Личный опыт помог мне осознать это. Причина, по которой я раньше весил около 130 килограммов, заключается в том, что это было комфортно. Некомфортно было бегать. Некомфортно было сидеть на диете. Очень некомфортно было заставлять себя делать то, что не хочется.

В тот период, когда я был очень грузным, мне вдруг стало понятно еще кое-что: я не развивался, не становился лучше. Почему? Потому что я жил так, как было удобно. Итак, я осознал: чтобы начать расти, я должен лицом к лицу встретиться со всем тем, что причиняет мне колоссальный дискомфорт.

Например, мне нужно было начать бегать. Я всей душой ненавидел бег. Но я знал, что мне необходимо заниматься им каждый день, чтобы вырасти над собой. Я хотел закалить свой разум. Я хотел стать лучше. А как этого добиться? Как развить волевое мышление? Как стать тем, кем ты хочешь быть?

Ответ: постоянно вступать в борьбу с собой и заставлять себя делать то, чего ты не хочешь делать.

Если вы все время избегаете вещей, которыми вам не хочется заниматься, то как же вам вырасти? Как укрепить сознание и дух? Я могу весь день рассказывать вам о внутреннем диалоге, визуализации, о том, как «съесть слона по кусочку», но вы никогда не добьетесь прогресса, если не будете создавать для себя условия, позволяющие применить все это на практике.

Воин — это не тот, у кого есть пушка. Самая большая война, в которой вам придется принять участие, идет прямо между вашими ушами — в вашей голове. Ваше сознание — поле сражения. И вам нужно закалить свой разум, чтобы выиграть эту битву.

Приведу пример из своей жизни — о закалке разума и дискомфорте. Есть книга под названием «Уцелевший», ее автор — Маркус Латтрелл. Он участвовал в спецоперации, в ходе которой погибло много парней. Я знал их всех. И я очень хорошо знаю Маркуса Латтрелла. Эта история затронула мое сердце.

В общем, после этой трагедии я нашел фонд, собирающий деньги для семей погибших бойцов. Он называется «Фонд воинов спецопераций». Этот фонд полностью оплачивает обучение в колледже детям спецназовцев, погибших на войне. Замечательный фонд, где работают прекрасные люди.

Я решил перечислять туда деньги, заработанные на спортивных состязаниях. Для этого нашел в интернете десять самых тяжелых марафонов в мире. Замечу, что на том этапе жизни я не был бегуном. Наверное, за целый год у меня набиралось примерно десять миль бега*. В основном я занимался бодибилдингом и силовыми тренировками.

Итак, я нашел десять самых тяжелых марафонов в мире, и первым в списке оказался сверхмарафон Бэдуотер. Это забег на 135 миль, который проходит в летнее время в Долине Смерти. Я решил принять в нем участие.

На самом деле я думал, что забег разделен на этапы: ты пробегаешь 20 миль, потом разбиваешь лагерь и отдыхаешь, на следующий день пробегаешь еще 20 миль… Мне не приходило в голову, что люди преодолевают такую дистанцию в один присест. Я не знал, что это вообще возможно. И я раньше не участвовал ни в одном марафоне.

Я позвонил директору забега Крису Костману. Был ноябрь. Он сказал: «Дэвид, чтобы получить разрешение участвовать в этом марафоне, ты должен пробежать сто миль». Я спросил: «Сто миль за год?» Я еще не понимал, во что ввязался. Он ответил: «Нет, сто миль за 24 часа или меньше».

Тогда я думал, что это выше человеческих возможностей.

Он продолжил: «Итак, ты должен пробежать сто миль за 24 часа или меньше, и только тогда я смогу рассмотреть твою заявку на участие в марафоне. Кстати, в субботу будет один подходящий забег». Мы разговаривали в среду. У меня оставалось четыре дня, чтобы подготовиться к соревнованию.

Спустя четыре дня я был в Сан-Диего ради участия в суточной гонке. Суть соревнования в том, чтобы пробежать как можно большее расстояние за 24 часа. И вот я оказался там. У меня с собой была пачка крекеров, протеиновый коктейль и синий складной стул. Все.

Я чувствовал себя неплохо, когда пробежал 20 миль. В районе 30 миль у меня начали сильно болеть голени, стало сводить мышцы. Примерно на 50 миле я почувствовал, что сломал плюсневые кости в ступнях. К 70 миле я был абсолютно разбит.

Я тяжело рухнул на складной стул и посмотрел на человека из своей команды поддержки. Я буквально не мог встать. Я был бледен. У меня кружилась голова.

Это было худшее состояние за всю мою жизнь.

Я пережил три «адские недели», Школу рейнджеров, разные программы подготовки, но это было худшее испытание в моей жизни. Мне казалось, что я буквально умираю. И все, о чем я мог думать, было: «Как мне встать с этого стула? У меня впереди еще 30 миль».

В конце концов я понял, что нужно лишь успокоить свой разум и остановить панику, — тогда все получится. Мне надо было превратить слона в муху.

Оставалось пробежать еще 30 миль, а мое тело было в ужасном состоянии. Это была самая жуткая боль, какую я когда-либо испытывал. Как же дойти до цели? Я успокоил разум и разбил «непосильную» задачу на маленькие шаги. Мне нужно было выпить воды. Насытить организм калием и натрием. Мне надо было остановить головокружение, чтобы встать со стула (оно прошло примерно через час). А дальше — продолжать гонку.

Когда я пробежал 81 милю, мне сказали: «Ты не укладываешься в нужное время». У меня было целых 24 часа, и я взял слишком медленный темп.

Именно тогда я осознал, что наш потенциал гораздо больше, чем нам кажется. Как только мозг понимает, что вы не намерены бросать что-то и не собираетесь идти по пути наименьшего сопротивления, он активирует скрытые резервы организма.

Мое сознание, мое тело и мой дух в тот момент стали единым целым.

Я почувствовал это впервые в жизни. И я поднялся на тот уровень, который считал в принципе недостижимым.

В том состоянии, в котором я находился, у меня нашлись силы преодолеть еще 19 миль. На самом деле я пробежал на одну милю больше, чем было нужно.

Всего я пробежал 101 милю за 18 часов 56 минут.

В моей жизни было много трудностей, но тот забег оказался самым суровым испытанием. И я выдержал его, а к концу гонки ко мне пришла такая ясность. Это фантастический опыт и лучшее из всего, что я делал.

* 1 миля ≈ 1,6 километра

Оригинал: bigthink.com
Перевод: издательство «МИФ»

Обложка поста отсюда

Похожие статьи