в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Заказы от   доставляем бесплатно.
Саморазвитие
Два подхода к знанию, личность с парашютом и открытие постмодерна
29 марта 1 265 просмотров
Саморазвитие
Два подхода к знанию, личность с парашютом и открытие постмодерна
29 марта 1 265 просмотров

Елена Исупова
Елена Исупова

На что способна современная философия? Показать нам мир как единое целое, дать ответы на вопросы, которые ежедневно ставят в тупик, предложить ключи для познания себя. В этом уверен Кен Уилбер, автор бестселлера «Краткая история всего». Эта книга похожа на захватывающее путешествие от Большого взрыва к сегодняшнему дню. Сойдем на одной из остановок: разберемся в отличиях двух подходов к знанию — модернистского и постмодернистского.

Зеркало природы



Краткая история всего

Старая парадигма, которую никто не хочет, — это парадигма Просвещения, известная как парадигма модерна. У нее есть десятки других наименований: ньютоновская парадигма, парадигма зеркала природы, парадигма отражения. Или парадигма репрезентации.

В чем ее идея? В том, что, с одной стороны, есть личность, или субъект, а с другой — эмпирический или чувственный мир. Все достоверное знание заключается в создании карт объективного мира, отражении, отзеркаливании. Человек здесь выступает в роли картографа.


Знания — это отражение в зеркале. Или нечто большее? — Источник

Потребовалось несколько столетий, чтобы осознать, что эта парадигма узка и ограниченна. Проблема с картами заключается в следующем: они упускают из виду картографа. Совершенно игнорируют факт, что сам человек может привносить что-то в картину.

Великое открытие постмодерна

В действительности личность не просто спрыгнула на землю с парашютом. Ей свойственны свои качества, структуры, развитие, история. Все это управляет тем (и оказывает влияние на то), что мы будем видеть, равно как и то, что мы вообще способны увидеть в этом, как полагалось, «одном-единственном» мире, лежащем вокруг нас. Парашютист по уши увяз в контекстах и культурных фонах, которые в первую очередь и предопределяют, что он способен понять.


Парашютист сам конструирует образ мира. — Источник

Великое открытие постмодерна состояло в том, что ни личность, ни мир не есть нечто предзаданное. Субъект располагается в контекстах и потоках своего собственного развития, своей собственной истории, своей собственной эволюции, и «картины», рисуемые им о «мире», в значительной степени зависят не от «мира», а от этой самой «истории».

Два пути в постсовременности

Когда мы сталкиваемся с миром, в котором нет предзаданности, то видим два пути. Первый, вероятно, наиболее распространен, и состоит в крайнем конструктивизме. Иными словами, поскольку мировоззрения не предзаданы, можно утверждать, что все они произвольны. Просто «сконструированы» культурами на основании того, что не является чем-либо более основательным, нежели веяния моды.


Есть два пути. — Источник

Но мировоззрения не настолько произвольны. Есть пределы того, в какой степени культура может их «конструировать». Невозможно встретить общепринятое мировоззрение, согласно которому, например, мужчины рожают детей, а яблоки падают с яблонь вверх. Алмаз будет резать стекло вне зависимости от того, какие слова мы используем для обозначения феноменов «алмаз», «резать» и «стекло», и вне зависимости от того, в какой культуре мы их встречаем. Вот на этом-то разговоры о произвольности мировоззрений заканчиваются. Они не просто «всего лишь сконструированы» в смысле полной относительности и произвольности.

Второй подход — более умеренный конструктивизм, самая распространенная его версия — теория развития и эволюции. Он признает, что мир и мировоззрение не являются чем-то всецело предзаданным, а напротив — они развиваются с течением истории. Поэтому просто исследует фактическую историю и развертывание этих мировоззрений — не как последовательности исключительно произвольных случайностей, а скорее как паттерн эволюции или развития, управляемый отчасти потоками самой эволюции.

Новое мировоззрение — новый мир

Разные мировоззрения создают разные миры, задействуют разные миры, а не являются одним и тем же миром, рассмотренным с разных сторон.

Как отмечает автор, важный момент состоит в том, что во многих подходах, исследующих эволюцию или развитие, каждое последующее мировоззрение занимает место предыдущего из-за того, что становятся очевидны определенные ограничения, внутренне присущие более раннему мировоззрению. Это создает значительную долю беспорядка и хаоса, и система, если она не приходит к полному краху, избегает этого хаоса через эволюционное развитие к более высокоорганизованному паттерну. Эти новые и более высокие паттерны разрешают и растворяют более ранние проблемы, но затем привносят свои собственные актуальные проблемы и внутренние ограничения, которые невозможно разрешить на их собственном уровне, — именно такой единый процесс эволюции мы наблюдаем и в других сферах.


Мировоззрения создают новые миры. — Источник

Все эти размышления — часть большой интегральной теории. По словам Кена Уилбера, она служит противоядием от расколотого, разломанного и измученного мира, в котором мы находим себя сегодня. Разобраться с наскока не получится. Но попробовать погрузиться в увлекательные размышления стоит.

По материалам книги «Краткая история всего»
Обложка поста pexels.com

Похожие статьи