в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cart.totalCount + cartEbook.totalCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
Заказы от  доставляем бесплатно.
ЗОЖ
Один день со спецназовцем. Нарезка из лосося, проверка на бёрпи и 300 отжиманий
18 февраля 19 687 просмотров
ЗОЖ
Один день со спецназовцем. Нарезка из лосося, проверка на бёрпи и 300 отжиманий
18 февраля 19 687 просмотров

Наталия Широкова
Наталия Широкова

Каково это — тренироваться как спецназовец? Джесси Ицлер, американский предприниматель и рисковый парень, решил найти ответ на этот вопрос и нанял в качестве тренера «морского котика». О том, что из этого вышло, Джесси рассказывает в книге «Месяц на пределе». Она совсем скоро выйдет из печати, а пока давайте почитаем отрывок.

Четвертый тренировочный день. 05:00



Месяц на пределе

Нью-Йорк
—2 °С

В пять утра дверь в спальню медленно открывается. Это не сулит ничего хорошего, учитывая, что жена спит рядом со мной, а значит, в комнате находится кто-то еще. Потом следует постукивание по плечу. Приоткрыв глаза, я почему-то представляю себе, что там длинный черный палец. Стряхнув его, переворачиваюсь на другой бок. Сара не проснулась, и хорошо. Наверное, мне привиделось. Постараюсь не обращать внимания.

Через десять секунд — снова стук по плечу. Может, это все-таки Сара? Пытаюсь поймать уходящий сон. Но палец не сдается. Наконец через 20 секунд мое ухо обдает жарким дыханием. Монотонный голос рушит остатки моего ночного покоя:

— Подъем, я кому сказал!

Я подскакиваю и начинаю собираться, стараясь не разбудить жену, которая свернулась калачиком под одеялом.

Приступаем к занятиям

«Котик» дает установку: еще десять километров по парку этим утречком, и потом можно приступать к занятиям. Приступать? Я думал, что мы приступили к ним три дня назад.

Пока что львиная доля наших тренировок приходится на Центральный парк. По парку тянется дорога Парк-Драйв длиной 9,7 километра. Когда-то давно, в 1970-е годы, трасса Нью-Йоркского марафона проходила именно здесь, и марафонцы оббегали парк четыре раза с хвостиком. Уже потом трассу переместили на современный маршрут по пяти районам.

«Котик» дает установку: еще десять километров по парку этим утречком, и потом можно приступать к занятиям.
10 километров по парку в 5 утра — всего лишь разминка. — Источник

С тех пор как я перебрался на Манхэттен, я бегал здесь сотни раз, потому что это место идеально подходит для пробежек. Меняющийся ландшафт с покатыми склонами не дает заскучать, а если бежать рано утром, то почти никто не мешает: маловато народу и машин (к большому разочарованию «котика»).

Ветер сегодня прохладный, но он перестает чувствоваться, как только мы трогаемся с места. От нашего дыхания в воздухе остаются белые облачка пара. Это единственное взаимодействие «котика» с окружающим миром.

Он не издает ни звука, двигаясь, как подводная лодка: тихо и неотвратимо.

Первые пять километров бежим в темпе 6:00 на километр, следующие три — 5:00 на километр, а последние два — 4:30. Возвращаемся домой к шести утра. Жена и сын еще спят. Сара вообще не в курсе, что этим утром нас посетил указующий перст магистра беговых искусств. Последние два дня после возвращения с утренних пробежек меня можно было выжимать. Захожу домой, сбрасываю насквозь пропотевшую одежду, потом — душ и фрукты, особенно бананы. После этого ритуала можно и за работу приниматься.

Рабочий день

Через 45 минут после начала моего рабочего дня в офис заходит «котик». Подозреваю, он добрался сюда бегом на своих двоих. Но его одежда все та же. Он уже бегал в этих вещах, и они опять выглядят словно из химчистки. Я не преувеличиваю. Либо у парня гигантские запасы одинаковой одежды, спрятанные в недрах моей квартиры, либо он стирает и гладит ее, стоя голышом в прачечной. Спрашивать я как-то постеснялся.

14:00

Прошел час после обеденного перерыва. Я заказал в Josie’s нарезку из лосося и вегетарианские пельмени. Слопал все в один присест и теперь снова сижу за компьютером. Маркетинговая команда из Zico прислала новые варианты упаковки, и мы обсуждаем, что можно улучшить. «Котик» сидит на стуле, не двигаясь. Внезапно он подрывается с места.

— Проверка на бёрпи! — рявкает тренер.

— Прошу прощения?..

— Встал на проверку по бёрпи. Ты оглох?

— Я просто не понял, что ты имеешь в виду.

— Парень, что такое бёрпи, знаешь? — Это не вопрос, а скорее утверждение.

— Ну да, я в курсе, что такое бёрпи. Это упражнение из дисциплины кроссфит, которое состоит из комбинации движений: исходное положение стоя, упор лежа, отжимание, подтягивание ног и корпуса к рукам, выпрыгивание вверх с поднятыми руками.

— А что такое чертова проверка?

— Конечно.

— Вот и отлично. За работу, салага.

«Котик» объявляет, что засечет время, которое мне понадобится на сотню бёрпи. «Это тест на физподготовку», — говорит он и подчеркивает, что каждое бёрпи должно быть с отжиманием. Если мой результат будет десять минут или меньше, я получаю «отлично», 11 минут — «удовлетворительно», 12 или 13 минут — «неудовлетворительно».

— А если больше 13 минут, то делаешь все по новой.

Ох-хо-хо, с бёрпи у меня неважно. Даже 15 раз за один подход выносят меня напрочь.

Тем временем «котик» уже снял часы и нажал кнопку «старт». Би-ип!

«Котик» объявляет, что засечет время, которое мне понадобится на сотню бёрпи.
Даже тоже может стать спортзалом. — Источник

— Дай мне хоть переодеться!

— Время пошло, лодырь.

Я бросаюсь на пол, встаю в планку, отжимаюсь, подтягиваю колени к груди и прыгаю, выкинув руки вверх. Раз. Через 55 секунд добрался до десяти. Пока что укладываюсь. Но проблема в том, что я в офисной одежде и уже начал потеть.

А почему я в офисной одежде? Ах да, я же на работе. Вдобавок презентабельный вид мне сегодня понадобится для встреч. На кого я буду похож, если весь взмокну?

Поэтому я принял стратегическое решение использовать — или потратить, если вам угодно, — драгоценные десять секунд на то, чтобы снять рубашку, ботинки и носки. А потом и брюки. Ну вот, теперь я в собственном офисе стою в одних трусах. Одиннадцать, двенадцать, тринадцать… Тест продолжается.

Часики тикают, я сделал половину норматива за пять с половиной минут. Немного теряю скорость, но все-таки еще дотягиваю до «удовлетворительно». По лицу и по спине струится пот.

И тут открывается дверь.

В проеме мелькают чьи-то светлые волосы, и женщина тут же выбегает обратно. Это Дженнифер Киш, моя незаменимая помощница. Я даже не успел объяснить, что происходит. Хочу закричать ей, что сдаю норматив, но дверь уже захлопнулась. Представляю, что она подумала. Ладно, не отвлекаемся.

Когда я добираюсь до 60, начинаю мысленно разбивать оставшиеся 40 штук на подходы по десять раз. Делаю десять бёрпи, потом перевожу дыхание 10–15 секунд.

Итого 11 минут 30 секунд. Готов!

Рядом очень кстати завалялась старая футболка. Вытираюсь насухо, однако продолжаю потеть еще 20 минут. Бедра болят, словно по ним проехался танк. Выбрасываю насквозь промокшую футболку в мусорную корзину под столом. Фу-ух, теперь можно надеть рабочую одежду.

И вот я снова за компьютером, изучаю цветовые варианты для упаковки. Ноги под столом мелко дрожат. Рабочий день продолжается, и я улыбаюсь краешком рта, вспоминая это неподражаемое: «Проверка на бёрпи, салага!»

22:00

Домой возвращаюсь в десять вечера. Устал страшно. Провозились с дизайнерами из Zico весь день. Удалось доработать внешний вид упаковки, однако перед нами стояла еще одна задача — создать шумиху вокруг бренда.

Каждый день мы задаемся вопросом: что бы еще такого оригинального придумать, чтобы наш продукт взбудоражил публику? Сегодня эта задача выжала из меня все соки. Хочется просто включить телевизор и зависнуть. Может быть, посмотреть четвертую четверть игры «Никсов». Ложусь на диван, беру пульт. «Котик» сидел со мной в офисе и видел, сколько я пахал. Пять минут в туалете были единственной передышкой за весь день, когда меня никто не дергал, — что было за блаженство! Так что я решил не напоминать ему о тренировке и понадеялся, что он сам не вспомнит.

Я начал перебирать каналы. Даже не успел найти игру «Никсов», как «котик» предложил выйти на улицу.

Я начал перебирать каналы. Даже не успел найти игру «Никсов», как «котик» предложил выйти на улицу.
Если твой тернер — спецназовец, ты должен быть готов ко всему. В любую секунду. — Источник

Наша тренировка такая же, как утром, — круг по Центральному парку — и бонус: каждые 800 метров мы останавливаемся на 25 отжиманий. Второе отличие заключается в том, что «котик» ускоряет темп. Каждый километр должен быть немного быстрее предыдущего. Мы начинаем с темпа 5:30 на километр. Через 4,5 минуты падаем и отжимаемся 25 раз. Потом немного увеличиваем темп и отжимаемся уже через 4,25 минуты — снова 25 раз. И так до тех пор, пока не достигнем 5:00 на километр в конце пробежки.

Каждый раз, когда мы делаем упор лежа, кровь приливает к голове, едва ли не до обморока. К тому же на улице холодно до жути. Я так тяжело дышу во время отжиманий, что получаю гипервентиляцию. А «котику» хоть бы что, чеканит, как запрограммированный робот. Вверх. Вниз. Вверх. Вниз. Вверх. Вниз. К тому времени, как он сделал свои 25 отжиманий, я пиликаю девятое. Он стоит и ждет меня, готовый рвануть дальше. И так каждый чертов раз.

23:50

Доползаю до своей комнаты в таком состоянии, что мог бы уснуть стоя — как лошадка. Столько отжиманий я не делал ни разу в жизни.

Итоги тренировки: 20 километров (10 километров с ускорением), 300 отжиманий и 100 бёрпи.

По материалам книги «Месяц на пределе»

Обложка поста — unsplash.com

Рубрика
ЗОЖ

Похожие статьи