Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Кругозор
Семья в калейдоскопе истории. Личный опыт генеалогии
24 мая 1 215 просмотров

Госпожа Метафора
Госпожа Метафора

Так случилось, что я «заболела» генеалогией. Последние лет семь генеалогические исследования забирают все мое свободное время. В поисках совета и помощи я открыла целый мир людей, увлеченных поисками своих корней, восстановлением родовых связей и реконструкцией генеалогического древа. Не хочу называть генеалогические искания новой модой. Скорее, это важная для человека попытка культурной самоидентификации через обращение к родовым истокам.

Что до моих личных причин вдруг проснувшейся страсти, то довольно долго я считала генеалогические исследования чем-то близким к детективному поиску — эдакий спортивный интерес, своеобразная «охота» за предками, «игра в прятки», только не в пространстве, а во времени. И лишь недавно меня осенило, что у этого увлечения есть более глубокие психологические причины: оно стало отдушиной после моего переезда и ухода родителей и компенсировало чувство потери корней. Это мой способ «заземления», обретения смысла в ускользающем бытии. Допускаю, что он может сработать и для кого-то еще, потому делюсь здесь своими поисками — и своими находками.


Елена Тонкова, выпускница курса «Текст как инструмент»

Как я стала детективом. Начало расследования

Мое первое генеалогическое открытие вышло почти случайным: я прочитала об онлайн-базах репрессированных и решила поискать там имя прадеда, сгинувшего в Магадане. Его я не нашла, зато нашла имя другого своего прадеда — и была шокирована, узнав, что он расстрелян в 1937-м. К величайшему сожалению, расспросить родителей я уже не могла, но какие-то рассказы мамы и бабушек помнила — было, от чего оттолкнуться.


Семья моего прапрадеда В. Я. Муратова, д. Починок Ивановской обл., 1923 г. Фото из семейного архива; с него начался мой «родословный» альбом

С самого начала наметилось два направления поисков. Первое — вглубь истории — собственно генеалогическое, связанное с восстановлением утраченных имен моих прапра-… И второе — можно сказать, «вширь» — событийное наполнение семейной истории, прояснение фактов биографии моих предков. Оба направления требовали работы с документами, хранящимися в архивах. С каждым годом такие поиски становятся всё проще: много документов оцифровано, архивы выкладывают отсканированные копии в электронные читальные залы, в которых можно работать удаленно.


Полученная из архива скан-копия первой страницы ревизской сказки за 1782 год по селу Васильевскому, вотчине графа Петра Борисовича Шереметьева.

Я начинала с работы в областных архивах (Владимирском, Ивановском и Костромском). Однако не ими одними жив генеалог; много полезных и интересных документов также хранится в архивах ведомственных и муниципальных. Это и архивы ФСБ (в случае репрессированных предков — расстрелянных, сосланных, попавших в лагерь, в том числе и в фильтрационный после плена), и партархивы (к примеру, РГАСПИ), и муниципальные архивы, в которых обнаруживаются очень занимательные документы.


Схема: Мои прямые предки и потомки. Древо составлено с помощью программы «Древо жизни»

Не последнее дело в исследованиях истории семьи — поездки на родину предков. Они, может, не так много дадут в рациональном плане, но гарантированно подпитают эмоционально. Я отправилась в Ивановскую область — и эта поездка меня вдохновила. И пусть я не увидела домов, в которых жили прадеды, — их уж нет, но я видела храмы, в которых их крестили, венчали, отпевали; я видела улицы, на которых проходила их жизнь, видела другие, уже новые, дома с резными наличниками.

Я видела всё те же солнце и небо, которые когда-то радовали и их. И это стало весьма духоподъемным опытом — опытом, заряжающим на новые поиски.


Церковь в селе Спас-Шелутино, к приходу которой относились селения моих предков

Самостоятельным направлением исследований может стать поиск неизвестных ранее родственников и восстановление оборванных когда-то семейных связей. У меня такие поиски оказались поистине детективными (через дальних родственников и социальные сети), но в результате я нашла немало людей, с которыми делю значительный процент генов и общей родовой истории. Кто-то не ответил на мои рассказы и предложения о восстановлении контактов, а кто-то принял это предложение весьма радушно.


Дом моего прадеда Василия Михайловича Сорокина в селе Соймицы Ивановской области, ок. 1930-1931 г. Фото из семейного архива

Конечно, не всё в исследованиях идет гладко. Нет-нет, да и возникнет ощущение тупика: вот, вроде, все «ниточки» проверила — а что-то не стыкуется. Что делать? И тут на помощь приходит коллективный разум. Спасибо людям, увлеченным генеалогией: они всегда отзовутся, стоит только попросить. Искать совета и помощи можно в разных специализированных сообществах (среди сетевых это, к примеру, «Генеалогия и семейная история» или тг-каналы, привязанные к сайту «Фамилио») и, конечно, на форумах, пальму первенства среди которых держит форум ВГД — Всероссийского генеалогического древа. Не стоит упускать из виду и краеведческие группы: в них всегда есть знающие люди, которые только рады поделиться своими знаниями; и групп таких в соцсетях немало. Можно найти их и «вживую» — для этого можно обратиться в отделы краеведения местных библиотек. Самостоятельной задачей будет организация хранения найденного материала. Но это отдельный большой разговор.

Кто они — мои предки? Семейные легенды и открытия

Генеалогические поиски лучше начинать с опроса родственников. Важно расспрашивать подробно и с максимальным охватом, включая в круг собеседников всех, кто имеет отношение к семье. При этом необходимо держать в уме идею ненадежности человеческой памяти, которая часто искажает события, то упуская существенные детали, то добавляя к реальности никогда не случавшееся, то приписывая одним людям и событиям свойства других людей и событий. Так, и история семьи разными людьми будет вспоминаться по-разному и в конечном итоге окажется полна родовых легенд.

Все, что рассказывают родственники, лучше записывать, чтобы ничего не упустить из повествования. И, конечно, все рассказанное надо перепроверять и «делить надвое». Как проверять? Во-первых, сопоставлять рассказы разных людей, выделяя в них ключевые совпадения и сомнительно звучащие места. Во-вторых и в самых главных, искать подтверждающие записи и документы — как в архивах, так и у родственников, которые порой и сами не знают, какие генеалогические богатства пылятся у них под видом ненужного хлама.


Моя прабабушка Татьяна Ивановна Малышева со своими родителями, ок.1900 года

История моей семьи не исключение. Наша главная семейная легенда гласила, что папин отец — выходец из мелкопоместного дворянства — приехал в маленький фабричный городок Ивановской области из блокадного Ленинграда в эвакуацию. Легенду это охотно рассказывали мне и сами жители этого фабричного городка, знавшие моего деда. Держалась она на том, что дед мой был талантливым музыкантом и художником-самоучкой, имел благородный вид; дома у них было принято пользоваться ножом и вилкой, а также имелось столовое серебро…


Семья моего прадеда Леонтия Селиверстовича Тонкова. Ок.1936 г.

Реальность: предки моего деда несколько веков жили в одной и той же деревне Владимирской губернии и были крепостными крестьянами, только в конце 19 века перебравшись в тот самый фабричный городок и «переквалифицировавшись» в рабочих.

Еще одна легенда прекрасна в своей наивности. Согласно ей, моя мама — старший ребенок в семье — была немецкой девочкой, которую мой дед в первые послевоенные годы тайно привез из Германии и вместе со своей новоиспеченной женой, моей бабушкой, удочерил.


Крайний слева — мой дед Алексей Александрович Корягин в Германии после окончания Второй мировой войны

Реальность: мама была биологическим ребенком своих родителей, родство — что вполне ожидаемо — подтвердил генетический тест.

Другая легенда упоминала революционера Михаила Фрунзе, одним из партийных псевдонимов которого был «Иван Яковлевич Корягин», и будто бы Фрунзе был близко знаком с семьей моего прапрадеда, носившего фамилию Корягин, и прятался в его доме.

Реальность: в роду Корягиных действительно был революционер, который, вероятно, и прятал у себя Фрунзе. Об этом случае был напечатан рассказ в одной из районных газет. Вообще, местные газеты могут оказаться неожиданным подспорьем в наших поисках. Все же они пишут для своей — локальной — аудитории и о своих же людях.

А сколько есть невероятных легенд в семье моего мужа! Но за их проверку мы еще не брались.

Знакомясь во время генеалогических поисков со своими далекими предками, наконец-то начинаешь представлять их живыми людьми, со всей полнотой их характеров и талантов.

Еще я обнаружила некоторые родовые склонности, определявшие семейные занятия на протяжении поколений. Так, двоюродный брат моего отца, которого мне посчастливилось отыскать несколько лет назад, рассказывал в письме о папином отце и дяде, и папин отец оказался большим шутником (он всегда всех разыгрывал) и талантливым художником-самоучкой (у меня теперь есть даже фото его этюда!). Он выступал в народном театре и играл на аккордеоне. Мой папа тоже был не прочь пошутить, имел прекрасный музыкальный слух и талант к рисованию, став профессиональным художником, а позже — иконописцем.


Этюд моего деда Сергея Леонтьевича Тонкова

А все женщины в нашей семье прекрасно шьют, вяжут, любят рукоделие. Оказалось, что как минимум одна семейная линия занималась швейным делом, предки были скорняками — так указано в переписных листах Первой всеобщей переписи 1897 года.

Секреты в семейном шкафу. Такие близкие чужие тайны

Легенды часто не проходят проверку реальностью — рушатся, рассыпаются; события — не стыкуются. Но при этом из небытия вдруг возникают истории совершенно неожиданные, удивляющие, восхищающие — или приводящие в недоумение, расстраивающие и обескураживающие.

Надо быть готовым столкнуться с человеческими драмами, трагедиями, с трудным выбором, а то и с явлениями, выпадающими за пределы классической дихотомии добра и зла или явно выдающими «не тот» выбор. Надо быть готовым к эмоционально нелегкой работе.

Один мой прадед, по рассказам мамы, был сослан в Магадан, и причиной тому была… любовница, которой он отдал колхозную подводу, чтобы та из-за угрозы раскулачивания добро свое вывезла. История эта подтвердилась: в протоколах заседаний сельсовета и правления колхоза, председателем которого был мой прадед, нашлись все детали дела и предшествующие аресту прадеда события.


Фрагмент протокола № 26 заседания правления колхоза «Красный льновод», на котором обсуждалось «вычищение» из колхоза бывшего председателя этого колхоза и моего прадеда Василия Михайловича Сорокина

А еще я обратила внимание, что некоторые родственники практически не общались между собой и мало друг о друге знали. Меня долго мучил вопрос: что стояло за их скрытностью и стремлением избегать общение. Ответ оказался прост — как бывает проста банальность зла: они были детьми врагов народа и, чтобы не подставлять свои семьи, своих близких, свои карьеры, вынуждены были шифроваться, меняя отчества, а то и фамилии, вынуждены были держаться друг от друга подальше.

В процессе поисков можно откопать и нелицеприятные эпизоды чужих биографий, а то и отталкивающий выбор, сделанный кем-то из предков. А уж со сколькими перегибами в отношениях приходится сталкиваться, с семейными обидами, недомолвками, любимчиками и «гадкими утятами», а то и с семейными «козлами отпущения»! И сколько причин находится всем этим странностям! Одним словом, занятия семейной историей — это не только анализ, поиски объяснений и повествование. Это в неменьшей степени вживание в прошлое своей семьи и большая душевная работа по пониманию и принятию. Или отказу от этого.

Вместо послесловия. Что дали исследования истории семьи?

За семь лет, что я занимаюсь своими исследованиями, я не только помогла обрести имена своим предкам до начала 17 века, но и сумела найти неизвестных ранее ныне живущих родственников и прояснила некоторые туманные страницы истории моей семьи. Попутно развеялась часть семейных легенд, а также открылась своя логика в странностях семейных отношений. Проникновение в историю рода помогает лучше понимать себя, но и требует определенной решимости — на то время, когда придется восстанавливать горькие эпизоды семейной истории, такие как войны, репрессии, потери детей и пр.


С разницей в четыре поколения. Я на руках у прабабушки Марии Васильевны Сорокиной

Я считаю себя хранителем родовой памяти. Память — это лучшее, что мы можем оставить своим потомкам. Это «точка отсчета», задающая для них систему координат. Вместе со знанием о том, какие задачи ставила перед нами жизнь и как мы их решали, они приобретают и ключи к нашей системе ценностей, которые вольны принимать или не принимать — это уже на их усмотрение. Главное, они будут осознавать ее. Иваны же, родства не помнящие, обречены ходить по кругу, наступая на одни и те же исторические грабли. Повторение одних и тех же ошибок, податливость любым подменам и социальным манипуляциям — вот на что обрекают невыученные уроки истории. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы хотя бы мои дети не попадали в порочные круги времени.

Эта статья написана выпускницей курса «Текст как инструмент». Осенью стартует новый поток. Если хотите первыми узнать о запуске и получить самые приятные условия — записывайтесь здесь.

А если готовы погрузиться в работу над своей родословной, у нас есть курс «Сила моей истории» от профессионального генеалога Марии Тычининой (в записи). По промокоду MEMORIES — скидка 50%.

Обложка поста — unsplash.com

Рубрика
Кругозор
Похожие статьи