Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Проза
Когда сказочное вторгается в повседневность. Интервью с Сашей Степановой, автором «Колдуна с Неглинки»
17 ноября 2023 860 просмотров

Елена Исупова
Елена Исупова

Недавно мы издали городское фэнтези «Колдун с Неглинки» — историю о старшекласснике, который попадает в мир колдунов и узнает, что родился одним из них. Как появилась идея книги? Кому точно стоит ее читать? Спросили у автора романа, литературного редактора и преподавателя Саши Степановой.

Кстати: Саша будет вожатой на зимней смене практикума «Пишут все!» На интенсиве узнаем, как создавать реалистичные миры, избавиться от канцелярита, писать ярко и без штампов. По промокоду blog — скидка 30%. Старт 12 февраля.



Посмотреть программу→

— Саша, как появилась идея написать «Колдуна с Неглинки»?

— Все началось с бани. Мне — не сказать чтобы ценителю парной, зато ого-го какому ценителю историй, — повезло оказаться с экскурсией в легендарных московских Сандунах на Неглинке. Повезло — потому что все сандуновское «богачество» (а это номерные бани, готический и мавританский залы и тот самый первый в дореволюционной Москве бассейн) находится в Высшем мужском разряде. На некую мистику я, признаться, тоже рассчитывала, но, как ни странно, расписная «волшебная шкатулка» бань на аномальную активность оказалась небогата — ходит там, говорят, вокруг бассейна Сила Сандунов, да и пусть себе ходит. Уже потом я стала приезжать в Сандуны попариться, попутно слушала цикл лекций о сказке для психологов Софьи Залмановны Агранович, и где-то между у меня все сложилось: и банник с обдерихой, которые хозяйничают в разрядах, и главный герой — такой Иванушка-дурачок, который проходит испытания и становится «мастером добрых дел», а главное — ощущение этой истории, когда сказочное вторгается в повседневность и полноценно с ней сосуществует.

Тогда же появилось рабочее название, и впоследствие мы решили его не менять, хотя на обложке в итоге оказалась не Неглинка, а смешной и странный дом-яйцо с улицы Машкова: фактически квартира на одну семью, изначально он должен был стать роддомом в Вифлееме (отсюда и концепция), однако от проекта отказались, и сильно уменьшенное в размерах «яйцо» прилепилось к обычному многоквартирному дому. Интересно, что с момента постройки в 2002 году в нем ни разу никто не жил. «Не грусти, яйцо», — подумала я и поселила туда Мирона с говорящей фамилией Отдельнов.

Пока писала, полушутя называла «Колдуна» социальным фэнтези — весь этот выдуманный московский бестиарий, конечно, антураж, в рамках которого я попыталась обозначить такие уже привычные, но от этого не менее страшные вещи как бездомность (другая моя книга, «Не говори маме», тоже об этом, но тема меня не отпускает), домашнее насилие и насилие вообще. Это история о неравнодушном человеке, который мог бы опустить руки и не пытаться ничего менять, но он пытается и меняет.

— Про что эта книга для вас? Кто любимый герой и почему?

— В процессе работы много думала о том, что мы как будто бы приучены к «смерти понарошку»: сериальные маньяки убивают людей, книжные герои убивают злодеев, и все это очень обобщает убитых — мы либо слишком мало о них знаем, чтобы сострадать, либо занимаем сторону условного добра и с нетерпением ждем финальной расправы. Смерть стала этапом сторителлинга, за которым теряется вопрос ценности каждой отдельной жизни. Я попыталась повзаимодействовать с этой мыслью, поэтому главный герой становится причиной смерти одного человека. Он так до конца и не знает, действительно ли виновен или так сложились обстоятельства, но эта единственная и, казалось бы, «проходная» смерть переворачивает его сознание. Он выясняет, каким был тот умерший человек, участвует в судьбе его сестры и благодаря этому находит финальный ответ. Для меня это важно.

Что касается любимого персонажа — безусловно, это Амелия. Неконвенциональная и сильная женщина, которая использует свою силу не так, как могла бы, расходует себя, потому что сама с собой не в ладу. Она во многом и есть я с моими не всегда оправданными эмоциональными реакциями, и слова, которые проговаривает ей главный герой, я проговариваю себе сама.



Колдун с Неглинки

— А какому читателю она будет интересна?

— Внимательному, готовому возвращаться к прочитанному, чтобы проверить догадки. Сюжет «Колдуна» — это цепочки взаимосвязанных событий, которые нужно выстроить самостоятельно. Для этого придется цепляться к словам и кое-что запоминать. И еще, думаю, аудитория книги — это люди, которые чувствуют, что реальность не ограничивается тем, что мы о ней знаем. В каком угодно возрасте.

— Саша, расскажите о себе. Как стали писателем?

— Тексты были со мной, кажется, всегда, начиная с детства — сначала стихи, потом рассказы, но профессионально развиваться я мечтала в другом ключе — как журналист. В своем родном городе, Нижнем Новгороде, училась в школе журналистики и писала статьи в местную молодежную газету. С поступлением на факультет в силу разных причин не сложилось, и слава богу, я отучилась в ННГУ на психолога, а после переехала в Москву и кардинально сменила сферу деятельности на семейный бизнес мужа — из-за этого до сих пор иногда грустно шучу про лифты, на которые потратила лет шесть жизни. Моя проза при этом никуда не делась, время от времени я к ней возвращалась — и эти наброски пригодятся мне в дальнейшем, — а в 2014-м году решила поучаствовать в конкурсе «Новая детская книга» от «Росмэн» и попала в шорт. Решила, что это как бы такой знак, надо продолжать, и продолжила — следующие несколько книг вышли в АСТ, потом в Букмейте и наконец в «Попкорне» (а в МИФе выходила книга о подкастах «В голос!», ее я написала в соавторстве с любимыми людьми). Параллельно как литературный редактор работала с АСТ, ЭКСМО, «Самокатом», Букмейтом, училась в Creative Writing School и сама начала преподавать. Так тексты постепенно вытеснили все остальное и стали главным моим делом.

— Какая литература сформировала вас как автора книг?

— Хотелось бы назвать звучные имена большой литературы, но в справедливости тезиса «все мы родом из детства» особенно убеждаешься, когда приезжаешь домой и открываешь некогда любимые, а сейчас уже полузабытые книги. И там — внезапно — словечки и фразочки, порядок слов в предложении, узнаваемые паттерны из твоих нынешних книг. Так, я с удивлением обнаружила себя в «Маленькой Бабе-Яге» Отфрида Пройслера, в рассказах про Бел Амора и робота Стабилизатора Бориса Штерна, цикле «Мореплавания Солнышкина» Виталия Коржикова и даже, кто б подумал, в беляевской «Голове профессора Доуэля».

— Расскажите о своем писательском методе?

— Сначала появляется вопрос. Иногда большой: как складывается жизнь членов семьи серийных убийц, или как в наши дни люди попадают в рабство. Иногда маленький: что происходит в музее Царицыно по понедельникам, когда он закрыт? Вопрос может стать идеей или звеном в цепочке событий, которые будут эту идею раскрывать. Формулировка идеи — это следующий этап. Например, идею «Колдуна с Неглинки» прямо проговаривает в тексте главный герой: «Думай сам. Решай сам». С этим же тезисом связана его фамилия — Отдельнов. Это мысль о том, что сколько бы помощников тебя ни окружало, результат твоих усилий в конечном счете будет связан только с лично твоим действием. То, что действительно для тебя важно, можешь сделать ты один. Так и мой герой, сперва замечая, а потом признавая и принимая свою обособленность, «одиночество среди людей», — взрослеет и начинает больше смотреть не в себя, а вовне. Для меня это один из признаков взрослости, совершенно не связанный с фактическим возрастом человека.

Возвращаясь к методу: когда идея становится более-менее понятна, а подходящий герой найден, остается примерно представить себе нарратив, событийный ряд, который будет отвечать на вопросы и подтверждать идею. Чтобы его нащупать, я пишу предварительный синопсис — он как раз и пригодился мне для издательства, потому что рукописи на тот момент еще не было. Результат с синопсисом совпал не полностью, но это было уже неважно: для того, чтобы создать общее представление о сюжете, этого хватило. Плюс предварительного синопсиса еще в том, что, если в работе возникнет продолжительная пауза, к нему можно вернуться и вспомнить все придуманное, чтобы не перепридумывать заново. Вот с такими вводными данными я обычно начинаю писать текст, попутно «подтягивая» нужные мне факты (например, в начале истории Калерия постоянно варит «супь», потому что, как и любая яга, связана с очагом; Мирон не испугался пищи яги и прошел «проверку добродетели», когда помог ей по хозяйству; только убедившись, что он и есть «герой», яга передала ему волшебного помощника).

— Что вы делаете, когда не пишется?

— Состояние «не пишется» после завершенной рукописи — совершенно нормальное, меня оно не пугает. Невозможно безостановочно генерировать смыслы ни в большой, ни в малой форме. Я преподаю, гуляю, прислушиваюсь к себе и миру, читаю все, что накопилось, убираю квартиру, которая как правило страдает в периоды погруженной работы над текстом, переслушиваю пропущенные сезоны любимых подкастов, встречаюсь с людьми, отвожу себя и детей посмотреть на что-нибудь красивое — иными словами, ненадолго выбираюсь из норы и радуюсь тому, что снаружи есть жизнь. Потому что когда вернусь к тексту, все это снова станет затруднительно.

— Дайте совет молодым писателям: как написать книгу? Как научиться писать?

— Моя дочь научилась выговаривать «р» только в восемь лет — это достаточно поздно, и дался ей этот звук действительно тяжело, путем интенсивных занятий и постоянных упражнений. Целый год все мы жили одним этим «р» и ради него, при том, что все вокруг, казалось, просто родились с «р». Дочь плакала и работала, я платила деньги и тоже работала — и вот «р» появилась, неотличимая от других себе подобных. По ее звучанию невозможно понять, насколько дорого и тяжело она всем нам обошлась. То, что кому-то дается природно, само собой, для других — следствие долгой, иногда даже слишком долгой работы. Но и то, и другое приводит к одному (прекрасному) результату. Разница — во времени и усилиях, которые не видны со стороны. Морали нет. Разве что: полюбить усилия и не обижать свой текст — найдутся те, кто охотно и профессионально сделает это за автора.

— О чем вам хочется написать в будущем?

— Я неспроста погрузилась в тему экологии и раздельного сбора мусора: следующий роман, «Урочище Слуда», будет связан с ней. Магический реализм о детях, которые сбегают из дома и образуют коммуну. Они живут в морских контейнерах, работают на свалке и выстраивают общество, в котором запрещено то, от чего они все бежали — насилие. Идеальное общество. Во всяком случае, им так кажется.

Если вы тоже пишете и хотите развить свои способности, ждем на практикуме «Пишут все! Winter camp» С нами супервожатые: писательницы Саша Степанова и Наталья Способина. По промокоду blog — скидка 30%.

Рубрика
Проза
Похожие статьи