Проза
«Я не сниму это ожерелье, даже когда умру». Отрывок из психологического триллера «Ожерелье»
28 сентября 393 просмотра
Проза
«Я не сниму это ожерелье, даже когда умру». Отрывок из психологического триллера «Ожерелье»
28 сентября 393 просмотра

Екатерина Щетинина
Екатерина Щетинина

Жизнь Сьюзен Лентиго замерла на 20 лет. Ровно столько она ждала казни чудовища, хладнокровно убившего ее дочь. Так кто он — настоящий убийца, о чьем наказании она мечтала все эти годы? И что, если в смерти ее дочери виновен кто-то другой?

«Ожерелье» — эффектный психологический триллер от звездного сценариста Мэтта Уиттена — держит в напряжении до последних страниц. Удастся ли Сьюзен узнать правду, пока не исполнен смертный приговор?

Делимся главой романа, в которой женщина узнает, что ее дочь Эми пропала.

***

ГЛАВА ПЯТАЯ

Пятница, 12 апреля, двадцать лет назад

Сьюзен была на кухне и собиралась отвезти Эми в школу, когда из закусочной позвонила Молли.

— Так хорошо, что я застала тебя дома! — воскликнула она. Ей было за шестьдесят. Молли открыла закусочную тридцать лет назад, во время расцвета бумажной фабрики. Каким-то чудом с тех пор она оставалась на плаву, несмотря на все взлеты и в основном падения экономики. Сьюзен чертовски уважала ее.

— Привет, Молли, я уже в дверях.

— Есть ли шанс, что ты сможешь помочь сегодня в закусочной? Нэнси и Эйлин дома валяются с простудой, я в отчаянии.

Сьюзен быстро все подсчитала. Она любила проводить вечера пятницы дома с Эми, играя в «Монополию» или за просмотром кино. С другой стороны, вечером в выходные в закусочной было людно, и можно было бы сразу воспользоваться щедрыми чаевыми, потому что те три «верных» варианта со дня показа недвижимости не сработали.

А для Дэнни было очень важно прийти домой и получить свой законный ужин, тем более в конце рабочей недели. Но он говорил о том, что собирается работать до семи или восьми вечера, поскольку ему было нужно подготовить к показу объект на Скофилд-роуд. Когда Дэнни возвращался домой так поздно, то все, что ему было надо, — это чипсы, сыр и пиво перед телевизором, где показывали баскетбол. Так что его абсолютно не напряжет, если она поработает сегодня вечером.

Еще надо было решить вопрос с Эми: найти кого-нибудь, кто присмотрит за ней. Поэтому она сказала Молли, что перезвонит чуть позже и сообщит о своем решении.

Эми в нетерпении топала ножкой и ныла:

— Мама, мы опоздаем в школу.

— Как ты смотришь на то, чтобы потусить сегодня с бабушкой после школы?

Личико Эми в мгновение просветлело, и она захлопала в ладоши:

— Мы сможем сделать браслетики!

— Я уверена, бабушка будет в восторге, — ответила Сьюзен и набрала своей маме. Они не разговаривали уже три дня, с тех самых пор, как она попросила Ленору держать своего нового кавалера — его звали Фрэнк — подальше от Эми. Сьюзен надеялась, что Ленора больше не злится и с ней можно будет нормально поговорить.

Ее мама жила неподалеку, в трейлере на шоссе 9N. Она подняла трубку после второго гудка.

— Это кто? — прорычала она голосом, который бывал у нее обычно по утрам.

— Привет, мам, надеюсь, я тебя не разбудила?

Пару мгновений в трубке висела тишина, и потом Ленора наконец ответила:

— Ты на пять минут опередила мой будильник. Что случилось? Все в порядке?

Сьюзен выдохнула: мать не держала на нее ни зла, ни обиды.

— Я звоню узнать, могла бы ты посидеть сегодня с Эми.

— Конечно, не вопрос. Ты хочешь, чтобы я забрала ее после школы?

— Это было бы чудесно. Спасибо, мам.

— И не переживай, Фрэнка там не будет. Несмотря на то что ты совершенно ошибаешься на его счет.

— Я тебя люблю, мам.

Как только она повесила трубку, в комнату вошел Дэнни. От него пахло лосьоном после бритья, который Эми и Сьюзен подарили ему на день рождения. Она повернулась к мужу:

— Молли звонила. Я сегодня поработаю в закусочной, хорошо? А мама заберет Эми.

Дэнни кивнул с отстраненным видом и принялся заваривать себе кофе, как любил. Он пребывал в подавленном настроении из-за того, что дела в сфере недвижимости шли не так успешно, как ему бы хотелось. Сьюзен решила немного приободрить его:

— Приходи вечерком к Молли. Она накормит тебя бесплатным ужином, и еще там будет одна хорошенькая официантка Сьюзен, которая будет не прочь пофлиртовать с тобой.

До того как Дэнни ответил, Эми дернула ее за руку:

— Мамочка, я правда сильно опаздываю…

Дэнни впервые за утро оживился:

— Этой ночью у тебя была зубная фея? — спросил он у дочери.

— Да! Она оставила целых два доллара!

— Ого! Да ты у нее любимица! Хорошего тебе дня, Эми-Шлэми!

— И тебе, папочка-шляпочка!

Дэнни улыбнулся. Эми всегда умела его развеселить, в каком бы настроении он ни находился.

Сьюзен и Эми сели в машину и покатили в сторону школы, проехав мимо «Гостевого двора». Там всегда гостили десять или двадцать неудачников, один из них стоял возле своей разбитой старой машины и доставал из нее что-то похожее на ящик с инструментами. Пока «Додж-Дарт» проезжал по улице, постоялец не сводил с него глаз.

У него было плоское уставшее лицо, и выглядел он как человек с непростой судьбой. Эми дотронулась до единорога на своем ожерелье:

— Ты знаешь, почему единороги такие крутые?

— И почему же, милая?

Эми начала болтать о единорогах и кентаврах, но Сьюзен слушала ее вполуха. Она думала о том разговоре, который состоялся у них ночью с Дэнни. Они уже лежали в своей кровати и обсуждали ее желание вернуться в колледж. Сьюзен получила свой диплом в Общественном колледже Адирондака в двадцать один год, сразу после того как вышла замуж. Она никогда не отказывалась от мысли об образовании, ей хотелось стать медсестрой. Но сама по себе школа ей никогда не нравилась, к обучению у нее особых способностей не было, и работа у Молли в закусочной была для нее более удобным вариантом. Потом в их жизни была череда беременностей и выкидышей, затем родилась Эми, и Сьюзен посвятила всю себя воспитанию дочери.

Однако вчера настал тот момент, когда она призналась мужу, что подумывает о том, чтобы пройти курс обучения.

— Какой, например?

— Может быть, «Анатомия, или Рост и развитие человека». Курсы, которые нужны для школы медсестер.

— Любимая, я только за, — произнес Дэнни, поглаживая ее по руке. — Давай только для начала поднакопим деньжат. На рынке намечаются перемены, мы опять будем на коне, и нам не надо будет залезать в кредиты.

Сьюзен была очень благодарна мужу за то, что он не давил на нее в плане зарабатывания денег. Но с другой стороны, она должна решить, чем будет заниматься всю оставшуюся жизнь. Эми все чирикала о своих мифических животных.

— Мама? — голос дочери звучал недовольно. — Мамочка, ты меня совсем не слушаешь.

Сьюзен повернула с шоссе 9N на длинную улицу, ведущую к школе.

— Прости, милая, что ты говоришь?

— Я никогда не сниму с себя это ожерелье. — Эми гладила бусинку в виде дельфина. — Никогда.

Сьюзен улыбнулась:

— И даже когда будешь принимать ванну?

— Да!

— И даже перед сном?

Эми активно затрясла головой:

— Нет! Даже когда я умру.

Они остановились перед школой — кирпичным зданием, которое было построено лет двадцать назад, когда экономика города была на подъеме. Лучшие подружки Эми — Шерри, Кейт и Сэнди — стояли на тротуаре у входа.

— Я тебя люблю, сладкая. Бабушка заберет тебя в половине четвертого.

— Я тебя тоже люблю, мамочка.

Эми быстро поцеловала ее и, как только машина тронулась с места, побежала к девчонкам.

Практически всегда, после того как отвозила дочку в школу, Сьюзен возвращалась домой. Дэнни уже был на работе, а она после уборки на кухне могла спокойно полистать журнальчик перед тем, как отправиться к Молли. Это было ее время, которое Сьюзен посвящала себе.

Но сегодня, поскольку ей предстояло провести весь день в закрытом помещении, она захотела прогуляться по Ривер-роуд, идущей вдоль реки Гудзон. Везде была непроходимая грязь, поэтому она решила не сходить с асфальтовой дороги. Светило солнце, и должно было быть не менее десяти градусов. Возможно, сегодня днем дойдет и до плюс пятнадцати.

Сьюзен наслаждалась видом на реку, в плеере по радио играло кантри — ее обожаемые Тим Макгроу и Фейт Хилл, звездная музыкальная пара. Она приветственно махала рукой водителям всех проезжавших мимо легковых и грузовых автомобилей. Многих из них она знала лично.

Когда Сьюзен закончила свою прогулку, она поехала в «Стоунс», где купила детскую зубную пасту для Эми, и в сетевой магазин продуктов IGA, где купила любимый соус для спагетти Дэнни на завтрашний вечер. Затем она направилась к Молли, чья закусочная находилась примерно в одиннадцати километрах, и добралась как раз к обеденному времени.

Спешить было особенно некуда. Первыми посетителями кафешки стали четыре старушки в шерстяных пальто, занявшие угловой столик. Они приходили сюда каждую пятницу и всегда оставляли скудные чаевые. Но Сьюзен старалась не осуждать их. Скорее всего, этот выход по пятницам был их единственным светским мероприятием на неделе, единственным, на что у них хватало денег.

Около полудня пришли какие-то дорожные рабочие, за ними заглянули люди из церкви, занявшие пару столиков. Когда она сложила все свои чаевые, получилось всего двадцать долларов.

— Сегодня вечерком будет получше, — пообещала Молли. — Если что, я добавлю сверху, не переживай.

— Без проблем, — ответила Сьюзен, подумав о том, что двадцатки вполне хватит, чтобы сходить завтра с Эми в кино, пока Дэнни будет проводить показ. «Мулан» Эми могла посмотреть и в третий раз, она очень люби-и-и-и-и-ии-и-ила этот мультик.

Дэнни она позвонила в половине третьего. Его голос звучал буднично, не слишком радостно, но и не совсем разочарованно.

— Я еду на объект на Скофилд-роуд, гляну, смогу ли сделать из него конфетку — сообщил он. — Ты все-таки работаешь сегодня вечером?

— Ага, если ты слишком устанешь и не сможешь приехать, хочешь, я привезу домой гамбургер?

— А то! Я заеду за Эми к твоей маме в районе половины восьмого, как закончу показ.

— Хорошо.

Они разъединились. Сьюзен легла прикорнуть на диван в комнатке для персонала. Диван был продавленным, не таким удобным, как дома, но почему-то именно на нем она могла выспаться лучше всего. Дэнни спал неспокойно, постоянно ворочался. Она проспала до пяти вечера и проснулась отдохнувшей и готовой к работе.

Ужин прошел намного удачнее, чем обед. Весенняя погода настроила жителей на прогулки по городу на свежем воздухе. Хитом вечера стало фирменное блюдо из индейки с чили, и большинство посетителей щедро оставляли чаевые. Сьюзен было некогда присесть, к восьми вечера она заработала сорок долларов чаевых и впереди оставалась уйма рабочего времени.

Через какое-то время, когда она принимала заказ на кухне, к ней из-за кассы подошла Молли:

— Тебе звонят.

— Ты можешь мне просто передать, что хотят сказать?

— Тебе лучше ответить самой, это Дэнни.

По интонации Молли Сьюзен сразу поняла, что что-то случилось. И дело было не в том, что Дэнни позвонил, чтобы попросить положить в гамбургер побольше сыра.

Она рванула к кассе и схватила трубку.

— Привет, что случилось? — выпалила она.

Послышался голос Дэнни:

— Ты не в курсе, где Эми?

— Она с моей мамой.

— Я только что оттуда, там никого нет.

Сьюзен так и не поняла, почему он так взволнован.

— Так, может быть, они пошли куда-нибудь погулять. Может быть, они вообще пошли сюда, к Молли.

— Я только что вернулся домой. На автоответчике с утра висит сообщение от твоей мамы. Говорит, что ей очень жаль, но она только что вспомнила, что занята вечером и не сможет забрать Эми.

Сьюзен уставилась на телефон. С мамой Эми нет. С Дэнни Эми нет. С ней Эми нет. Уроки закончились четыре часа назад! Твою мать, где же Эми?

По материалам книги «Ожерелье»

Обложка: unsplash

Рубрика
Проза

Похожие статьи