Мы. Жизнь издательства
Знакомьтесь, команда МИФа. Юлия Потемкина — о солнечных затмениях, Камчатке и фигурном катании
18 февраля 2 873 просмотра
Мы. Жизнь издательства
Знакомьтесь, команда МИФа. Юлия Потемкина — о солнечных затмениях, Камчатке и фигурном катании
18 февраля 2 873 просмотра

Госпожа Метафора
Госпожа Метафора

Однажды мы в МИФе решили, что хотим узнать друг друга лучше, и запустили серию видеоинтервью под кодовым названием AMA (ask me anything). Когда герой следующего выпуска определен, каждый желающий может задать ему абсолютно любые вопросы. Наши беседы получаются живыми и обо всем, и они еще раз доказывают: в МИФе работают очень разные и талантливые люди.

По следам AMA мы продолжаем серию интервью с сотрудниками МИФа в блоге. Сегодня знакомим вас с ведущим редактором Юлией Потемкиной.

— Юля, расскажи, пожалуйста, про самое начало МИФа. Как проходили встречи, отбирались книги?

— Я действительно попала в «самое начало» МИФа. В феврале 2005 года меня нашел Михаил Иванов. У меня тогда был, и сейчас есть, мой забавный корректорский сайт (bronenosets.narod.ru), который я в целях постижения html своими руками писала: собирала прикольные опечатки, ошибки. Я получала очень много писем и про них, и с разными деловыми вопросами. И в итоге пришел запрос от Михаила Иванова. Они как раз готовили первую книгу, «Клиенты на всю жизнь», в тот момент ее переводили с Михаилом Фербером. Им эту книгу посоветовал Игорь Манн. Собственно, они тогда и объединились как издатели. Книгу подготовили к печати, и в июне 2005-го она вышла. Примерно через год я перешла в МИФ совсем.

Коллеги из моей прежней организации были удивлены. Уйти из известной ежедневной газеты в стартап, где буквально три основателя и еще пара человек… Шаг был буквально в никуда.

Офиса у нас тогда совсем не было. На обычной работе как: сидишь в комнате с коллегами, повернешься — поговорить можно с кем-то. Наверное, месяца два меня очень ломало, что повернешься — а там шкаф, слова некому сказать. Но потом «привыкла и довольна стала».

Встречи бывали, но нечасто. Мы собирались в разных кафе, часто в «Макдональдсе» на Пушкинской. Там наверху тогда был относительно пустой зал. Просторно, большие столы.

Все происходило как на крыльях: это же стартап, процессов толком никаких нет, сплошные идеи. И можно пойти в любую сторону. Большой взрыв, Вселенная, мироздание рождается вокруг тебя. Все в свернутом состоянии, все заключено в этих нескольких людях. Волнительно.

— Интересно послушать про первые опыты МИФа в работе с авторами…

— Первым нашим русским автором стал Глеб Архангельский с «Тайм-драйвом». У него уже был на тот момент внушительный труд по тайм-менеджменту — книга «Организация времени», вышедшая в издательстве «Питер». «Тайм-драйв» же ориентировали на массового читателя: критериями были краткость и максимальная доступность изложения. Это был хороший опыт. Глеб Алексеевич системно излагает материал, прекрасно пишет и, что для редактора ценно, прислушивается к обратной связи. Книжка прямо взрорвала рынок. У «Тайм-драйва» уже сколько, двадцать изданий? Больше? Невероятный успех.

Пока еще не были развиты соцсети, удобнее всего было искать российских авторов через «Живой Журнал». Там сразу видно, каким будет текст, и развита система тегов, по которым можно собрать любые книги. Еще потенциальных авторов можно найти на их тренингах, мероприятиях, семинарах. Но разговорный жанр не так просто оформить в книгу, как записи в ЖЖ.

— У тебя много увлечений. Давай начнем с самого необычного хобби — наблюдения за солнечными затмениями. Сколько ты их увидела и в каких точках мира?

— Любовь к астрономии у меня с детства. С 4-го класса, когда ко мне попал учебник Воронцова-Вельяминова по астрономии для 10-го класса. Там была единственная цветная вклейка, на которой два человека смотрели в телескоп в темное небо. И такое черное солнце со светлым сиянием вокруг него, короной. Эта картинка запала мне в душу. Я прочитала, что все затмения предсказаны, что можно поехать туда, где они произойдут, приставала к родителям, чтобы они меня свозили. Мне отвечали: «Вырастешь и, что хочешь, увидишь сама».

Я выросла, но эти мечты заслонились другими. А потом мне в руки попала карта солнечных затмений на 2001–2025 годы. И я увидела, что некоторые из них проходят по территории нашей страны. Можно просто сесть на поезд и приехать в это место.

Первая такая поездка у меня состоялась в 2006 году, на Северный Кавказ. Года за два до этого я начала готовиться, перешерстила кучу астрономических сайтов. Даже сама подготовка — это дико интересно. Есть сайт «Астронет», там на форумах народ делится, кто куда поедет, где лучше смотреть, высчитывают погоду, самую выгодную точку, как до нее добраться…

Выбрала Кисловодск. Поезд, а потом и весь город был набит людьми с телескопами, биноклями, фотоаппаратами, веселая такая тусовка. В день затмения я очень беспокоилась, что произойдет то, что обычно при затмении: когда лунная тень приближается, холодает и в воздухе начинает конденсироваться влага, ниоткуда набегают облака. Но, к счастью, именно в том месте рельеф был таков, что влага сконденсировалась над вершинами гор, а мы были пониже.

Затмение было грандиозно. Настолько грандиозно, что я подумала, что надо теперь ездить и везде смотреть. Потому что когда темное небо и фиолетовый круг, а вокруг него жемчужное сияние, звезды, красное зарево… Это невероятное зрелище. Я будто оказалась в той давней картинке из старого учебника.


Солнечное затмение 29 марта 2006 года. Фото galspace.spb.ru

Следующее было в 2008 году. И опять в нашей стране, на территории Горного Алтая. Я выбрала конный поход прямо в нужную точку, в центр наибольшей продолжительности полной фазы. Казалось, что все просчитала. Еще до похода достала организаторов вопросами, где будет стоянка в этот день, будет ли видно оттуда солнце, в общем, все. Прибыли мы в точное место, как рассчитывали. Но в тот год затмение, по слухам, захотели посмотреть в Горно-Алтайске «большие люди». Над городом разогнали облака, а это означает дождь километров на сотню вокруг. Так что мы в горах не увидели черного солнца. Просто темно, тучи — и прекрасное безоблачное пятно над Горно-Алтайском. Где как раз все отлично всё увидели.

Потом у меня еще были планы: я хотела в Китай в 2009-м. Но поразмыслила, посмотрела климат — а это 22 июля в самом жарком месте страны — и не решилась: не переношу жару.

Потом был вариант поехать на Фарерские острова в 2015-м. Однако, изучив погоду на Фарерах, я поняла, что там почти всегда облака.

Потом подумала: «Ну что, одно крутое затмение. Может, и достаточно? Можно сосредоточиться на чем-то другом». В общем, у меня получилось две поездки за солнечными затмениями. Но обе я считаю очень удачными. Даже ту, где не удалось увидеть, потому что конный поход по Горному Алтаю — это само по себе сильное впечатление, даже вне астрономического контекста.


Бонус: карта солнечных затмений с 2021 по 2040 год. (Обратите внимание на Австралию! — Прим. ЮП)

— И ты решила, наверное, переключиться на фигурное катание?

— Я не то чтобы решила переключиться на фигурное катание. Просто в нашем районе в 2010 году открыли секцию для взрослых. И я туда пошла. Сначала просто был лед два раза в неделю. Потом еще подключили хореографию. Потом я поняла, что прогресса маловато, и записалась еще в одну секцию. Итого у меня получалось то 3, то 4 раза в неделю. Это уже оптимум. Больше 4 тренировок уже тяжело. 3 — необходимый минимум для развития. 2 — это просто поддерживать уровень.

«Фигурно кататься» я до того не умела. Но стояла на коньках, в детстве же все по замерзшим лужам катаются. С тренировками все пришло. Оказалось, что прыжок в один оборот доступен практически любому человеку, любого возраста и комплекции. И более того, прыгать в каком-то смысле легче, чем красиво кататься. Потому что 90% удачного прыжка — это правильный заход: на правильной скорости и правильном ребре в нужный момент перевести горизонтальное движение в вертикальное. Все получится. Вопрос, насколько это красиво. Самое сложное — красиво двигаться. На это уходит больше всего времени.

— Сколько прошло времени с начала тренировок до первых соревнований?

— Я начала кататься в 2011-м, а в 2013-м уже отправилась на соревнования. Но это был скорее опыт провала. Программу я тренировала в Крылатском, на повороте трека, этакая криволинейная фигура. Все шаги были рассчитаны на эту траекторию. Когда я оказалась на прямоугольной коробке, это был какой-то ужас. Я все время обнаруживала себя не там, где ожидала. Заходишь на прыжок, а перед тобой бортик. Или начинаешь «дорожку» в углу, потом надо оказаться перед судьями, а потом в другом углу (одно из требований — покрыть всю площадь ледового поля), а ты елозишь на каком-то непонятном пятачке. Конфигурация самого поля оказалась очень важной. Я не могла рассчитать по шагам и музыке, куда меня принесет. Едешь в бортик и не понимаешь, что с этим сделать — ну не наслаждаешься. Но, как ни странно, я заняла в тот раз даже не последнее место. Потом была еще пара соревнований. На них все было уже гораздо лучше.

Тренируюсь ли я сейчас? К сожалению, нет. В какой-то момент взрослая группа на моем «домашнем» катке не набралась, и ее просто закрыли. В остальные места на постоянной основе ездить далековато.

— Спасибо, Юлия. Вернемся к теме путешествий. Недавно ты ездила на Камчатку волонтером. Как возникла идея отправиться туда? Как попасть волонтером на Камчатку и встречала ли ты медведя лицом к лицу?

— Идея из детства, опять же. У меня была книжка про Камчатку. Я даже разыскала ее недавно (кстати, обнаружила, что книжка очень плохо сделана). Мне тогда было очень интересно все про вулканы, про зверей, про местные народности, хотелось это посмотреть.

И вот спустя много лет я наконец собралась это сделать. Но выяснилось, что попасть на саму Камчатку — полдела. А посмотреть что-то — это же все вертолеты, вездеходы, все на большом удалении, везде бездорожье и зависимость от погоды. Можно две недели ждать, когда установится летная погода за нужным хребтом. И при всем этом в самые интересные места экскурсии при всей дороговизне (от 40 000 рублей) всего лишь двухчасовые, а хочется большего.

Я шерстила, шерстила интернет, пытаясь разобраться, как все это устроено и можно ли вообще продумать какой-то маршрут с учетом всего, что мне хочется. И по какому-то сочетанию слов вылетела на ресурс, где ищут волонтеров в заповедники, в том числе в Кроноцкий. Изучила. Посоветовавшись со знающими людьми, остановила свой выбор на Южно-Камчатском федеральном заказнике. Там не такая активная вулканическая деятельность, зато уникальная, эталонная экосистема, построенная на красной рыбе и питающихся ею бурых медведях.


Заказник. Хозработы

Я написала в заповедник, что готова предложить свою помощь в хозяйственных работах на осень: им было нужно именно это. Заполнила анкету. И пришел ответ, что да, можно на этот поздний период. И так я волонтером туда и попала.

Медведи там попросту везде, на территории заказника (вся южная оконечность полуострова Камчатка) их 990 особей. Именно в этом заказнике с медведями складывается очень близкое соседство, особенно в период массового нереста лосося.

Все особи, конечно, разные. Есть большие доминантные медведи, которым лучше уступать дорогу. Есть спокойные медведицы, у них медвежата, и они при этом очень равнодушно относятся к людям. Даже будто бы рады: оставляют детишек под нашим присмотром и идут ловить рыбу. Соображения у них такие: когда люди рядом, это значит, что на детенышей не нападут большие злобные самцы. Люди здесь — гарант, что со зверями ничего не случится, и это абсолютная противоположность тому, что творится на остальной территории страны.

Но звери здесь не ручные и не надо пытаться их приручать.


Медвежья рыбалка на Курильском озере

Насчет безопасности: если медведей не прикармливать, не ходить за территорию кордона без сопровождения инспекторов, а оказавшись в медвежьих владениях, заранее себя обозначать, вести себя уверенно и не нервировать зверей ни бесцеремонностью, ни поведением жертвы, ни запахами пищи, то проблем не возникает.



В заповеднике висят таблички типа «Покормил медведя = убил медведя». Это не шутки. Попробовав вкусную человеческую еду, медведь захочет еще и будет нападать на людей. Агрессивного зверя рано или поздно пристрелят. Даже в случае природных бедствий — не кормите диких зверей так, как привыкли кормить домашних, и не оставляйте съедобные остатки вблизи жилья и тех мест, куда планируете приходить еще.

И еще про волонтерство. Волонтеры требуются в разные заповедники. Не обязательно ехать на Камчатку: есть не менее любопытные запросы, например стать журавлиной мамой (Окский заповедник), возить туристов на лотосовые поля (Астраханский заповедник). Пересчитывать птиц в Карелии. Все это на европейской части России. Не обязательно предпринимать масштабные дальние заброски. Помощь природе сейчас требуется везде.

При этом важно понимать: волонтерство — это не халява и не отдых, это работа, работа бесплатная, но именно поэтому от нее получаешь удовольствие и ощущение, что ты хозяин этого места. Добрый хозяин.

— Тебе ближе жизнь в мегаполисе или жизнь в единении с природой?

— Природа. Мне там нравится, не бывает скучно, я все время что-то делаю. И каждую секунду что-то меняется в пейзаже.

— Последний вопрос, чтобы подвести итоги: что тебя вдохновляет так интересно жить? Где ты находишь на это силы и желание? И как тебе удается оставаться такой неизменно доброжелательной, спокойной и интересной личностью?

— Такой глобальный вопрос, я, право, даже не знаю, как ответить. Ну, мы живем все в одном мире. Интересно жить, когда видишь необычные примеры и вдохновляешься этим. Вдохновение — вообще заразная такая вещь. Когда видишь, что кто-то чем-то увлечен, то тоже увлекаешься. Как бы влюбляешься.

На что-то вдохновляют авторы. На Камчатку — Игорь Шпиленок.

На фигурное катание — посмотрела много «Ледниковых периодов» и поверила, что все реально.

С затмениями — просто хотелось давно.

Природа сама по себе вдохновляет. Не знаю даже.


Юлия и Тихий океан

— Получается, нужно просто замечать интересное?

— Видимо, да. Во что-нибудь влюбиться, увлечься.

И еще… У всех нас довольно ограниченное время, чтобы исполнить свои мечты. И их неправильно откладывать. Сейчас, скажем, я могу себе позволить такие рывки. Но эти моменты нельзя сказать, что постоянные. Может случиться, что какого-нибудь из факторов не будет: здоровья, или сил, времени, денег, возможности надолго уехать от близких. А еще может случиться, что не будет даже самих желаний.

Если есть желания, их нужно исполнять — по возможности сейчас. Потому что потом будет жалко опоздать с ними.

Похожие статьи