в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Мы. Жизнь издательства
Один день из жизни арт-директора детского направления Лизы Красновой
13 февраля 877 просмотров
Мы. Жизнь издательства
Один день из жизни арт-директора детского направления Лизы Красновой
13 февраля 877 просмотров

Татьяна Бурцева
Татьяна Бурцева

Несмотря на то, что многое в МИФе нас объединяет — мы работаем удаленно, мы трудоголики, обожаем своих кошек, коллег и книги, — рабочие будни у нас проходят по-разному. Сегодня мы хотим познакомить вас с важным человеком в направлении МИФ.Детство, Лизой Красновой. Она — это логотипы на обложках, шрифты в заголовках и всё творческое, что есть в детских книгах.

Привет! Меня зовут Лиза Краснова, и я — арт-директор детского направления в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». Благодаря МИФу я поняла, какой это кайф — работать вне офиса.

Я обожаю путешествовать и рисовать, и мне удается совмещать хобби и работу. За последний год я побывала в нескольких городах и странах. Больше всего мне запомнилась рабочая неделя в Венеции, о которой я и хочу вам рассказать. Возможно, это вдохновит кого-то бросить скучный офис и отправиться на поиски приключений с ноутбуком за спиной.

Один день из жизни арт-директора детского направления Лизы Красновой

Разница во времени между Италией и Москвой два часа, поэтому, проснувшись в девять утра, можно прогуляться по городу: пересечь полупустую площадь Святого Марка, купающуюся в утреннем солнце, свернуть к стоянке гондольеров и, купив мороженого с рикоттой и цукатами, оказаться у магазина для художников, где я иногда покупаю карандаши и блокноты.

Разница во времени между Италией и Москвой два часа, поэтому, проснувшись в девять утра, можно прогуляться по городу: пересечь полупустую площадь Святого Марка, купающуюся в утреннем солнце, свернуть к стоянке гондольеров и, купив мороженого с рикоттой и цукатами, оказаться у магазина для художников, где я иногда покупаю карандаши и блокноты.

На двери магазинчика висит табличка, уверяющая, что магазин откроется в 9:30, но венецианцы не слишком пунктуальны, так что продавец окажется на месте не раньше 10. К этому времени улицы наполнятся туристами, а воздух — жарким маревом. Это значит, что пора домой.

На двери магазинчика висит табличка, уверяющая, что магазин откроется в 9:30, но венецианцы не слишком пунктуальны, так что продавец окажется на месте не раньше 10. К этому времени улицы наполнятся туристами, а воздух — жарким маревом. Это значит, что пора домой.

На обратном пути нужно обязательно забежать на улицу Гарибальди. Там на маленьком канале до полудня стоит лодка с овощами и фруктами, где продаётся восхитительная черешня. Хозяин лодки, конечно, не говорит по-английски. Да и по-итальянски он, если честно, не разговаривает, потому что венецианский язык — это отдельный диалект, который не всегда легко понять даже итальянцам. Все расчёты ведутся жестами и на пальцах, что не мешает мне получить заветный пакетик с сочными ягодами.

На обратном пути нужно обязательно забежать на улицу Гарибальди. Там на маленьком канале до полудня стоит лодка с овощами и фруктами, где продаётся восхитительная черешня.

По уже раскалённым от солнца улочкам бегу домой, чтобы насладиться прохладным воздухом кондиционера. Как раз вовремя! Ещё немного — и жара стала бы невыносимой.

Ну что ж, миска с черешней на столе, пора работать! Первым делом я просматриваю пришедшие за ночь резюме дизайнеров и иллюстраторов. Это отличный способ получить с утра творческий заряд. Когда папка с резюме очищена, я перехожу к письмам с мелкими задачами вроде утверждения шрифтов, который подобрал верстальщик, или выбора цвета ляссе для нового комикса. Внештатным иллюстраторам и дизайнерам я предпочитаю тоже отвечать утром, чтобы они могли спокойно работать днем.

По уже раскалённым от солнца улочкам бегу домой, чтобы насладиться прохладным воздухом кондиционера. Как раз вовремя! Ещё немного — и жара стала бы невыносимой.

В 12:00 у нас проходит регулярная видео-встреча с коллегами из детской редакции. Разбираем сокровища, привезенные с книжной выставки Болоньи. Выбор огромен: безумные виммельбухи, милые книжки-картинки, необычные, авангардные обучалки счету и цветам, увлекательные романы для подростков. Часть книжек на этом этапе отвергается, потому что они не «МИФовские». Для нас это очень важный параметр, мы всегда следим за качеством и целостностью нашего портфеля. Некоторые из книжек забираем почитать в качестве домашнего задания, чтобы принять решение на следующей встрече. Есть и те книги, по которым сразу понятно, что мы обязаны их напечатать, как, например, было с книгами Стивена Бисти и Детективом Пьером.

Леттеринг — тоже увлекательная штука.

После встречи можно перекусить и перейти к более крупным задачам. Пока голова ясная, берусь за макеты книг. Эта задача требует времени и концентрации. И даже после того, как все готово, я не спешу отсылать PDF редакторам. Лучше взглянуть на макет свежим взглядом позже и решить, так ли он хорош, как мне кажется сейчас.

Когда с тяжелой артиллерией покончено, можно заняться более простыми задачами. Одна из моих любимых — встраивание логотипа МИФ.Детства в сложные обложки. Люблю спрятать его где-нибудь внутри картинки, а потом показывать обложку редакторам и проверять, как быстро его найдут.

Леттеринг — тоже увлекательная штука. Особенно когда надо адаптировать иностранный заголовок. Это своеобразный вызов — должно быть и похоже, и на русском. Борюсь с буквой «Ж». Она — «звезда» нашего алфавита, не похожая на другие буквы, пугающая иностранцев своей воинственностью и вдохновляющая российских шрифтовых дизайнеров и каллиграфов на подвиги. Кажется, что сделать букву «Ж», достаточно соединить спиной к спине две буквы «К», но это совсем не так. Получившегося «жучка» еще придется основательно доработать, чтобы он гармонично вписался в слово, не перетянул на себя внимание и не «растолкал» визуально своих соседей!

Вместо обеда я обычно рисую. Рисование — это как спортзал. Если заниматься часто, то художественные «мышцы» прокачиваются. А если пропускать занятия, то они грустно обвисают, и приходится наверстывать в усиленном темпе.

Вместо обеда я обычно рисую. Рисование — это как спортзал. Если заниматься часто, то художественные «мышцы» прокачиваются. А если пропускать занятия, то они грустно обвисают, и приходится наверстывать в усиленном темпе.

Рисунок готов, но фотографировать его для моего творческого инстаграмма бесполезно. Солнце слишком яркое и бумага на снимке вместо белой получается синей. Решаю, что фото подождет до утра и перехожу к текущим рабочим задачам.

Рисунок готов, но фотографировать его для моего творческого инстаграмма бесполезно. Солнце слишком яркое и бумага на снимке вместо белой получается синей. Решаю, что фото подождет до утра и перехожу к текущим рабочим задачам.

Вечером созваниваюсь по скайпу с арт-директором IT-отдела Виталиком Бабаевым, заряжаюсь позитивом на весь оставшийся вечер. У Виталика всегда свежий, интересный взгляд на задачи, которые перед нами стоят. Так что, если какой-то проект неожиданно забуксовал, от него можно получить полезный совет.

После этого я доделываю последние задачи на сегодня и замечаю, что рабочий день подходит к концу! Еще раз фильтрую письма, просматриваю задачи в бэклоге на завтра и отправляюсь на улицу. Жара спала, так что самое время присесть в кафе на набережной и скушать какое-нибудь трехэтажное мороженное под крики чаек.

Жара спала, так что самое время присесть в кафе на набережной и скушать какое-нибудь трехэтажное мороженное под крики чаек.

Или дойти до моста Риальто, заглянуть в ресторанчик с непроизносимым названием и заказать там морского черта. Еще один вариант — выбрать что-то вкусненькое на ужин в местном супермаркете. Главное, выйдя на улицу, не слишком афишировать наличие съестного, иначе романтичные силуэты чаек в небесах превратятся в невоспитанные крылатые истребители, которые будут пикировать вас, пытаясь отобрать кровно заработанную еду.

Я в Венеции далеко не в первый раз, поэтому меня уже не интересуют самые популярные среди туристов достопримечательности. Для меня каждый мост и каждый канал этого города — достопримечательность, поэтому я просто с удовольствием прогуливаюсь по остывающим после дневной жары улочкам, не слишком задумываясь над маршрутом.

Разобравшись с ужином, можно прогуляться по городу. Я в Венеции далеко не в первый раз, поэтому меня уже не интересуют самые популярные среди туристов достопримечательности. Для меня каждый мост и каждый канал этого города — достопримечательность, поэтому я просто с удовольствием прогуливаюсь по остывающим после дневной жары улочкам, не слишком задумываясь над маршрутом.

Если на пути попадаются книжные магазины, я обязательно захожу в них и надолго «зависаю» напротив полок с детскими книгами. Из их текстового содержимого мне понятна примерно треть, но зато иллюстрации и верстка не требуют перевода. Самые красивые книги я фотографирую на телефон, чтобы показать их на встрече с редакторами.

Если на пути попадаются книжные магазины, я обязательно захожу в них и надолго «зависаю» напротив полок с детскими книгами. Из их текстового содержимого мне понятна примерно треть, но зато иллюстрации и верстка не требуют перевода. Самые красивые книги я фотографирую на телефон, чтобы показать их на встрече с редакторами.

В Венеции есть несколько смотровых площадок. Одна из них — прямо в центре города на крыше торгового центра. Если забраться на нее в подходящее время, можно получить потрясающий вид на город во время заката.

В Венеции есть несколько смотровых площадок. Одна из них — прямо в центре города на крыше торгового центра.

Когда солнце скрывается за горизонтом, я сажусь на местный «автобус» — маленький речной трамвайчик, который медленно курсирует по Гранд Каналу, останавливаясь на каждом углу, и доезжаю до дома.

Когда солнце скрывается за горизонтом, я сажусь на местный «автобус» — маленький речной трамвайчик, который медленно курсирует по Гранд Каналу, останавливаясь на каждом углу, и доезжаю до дома.

Сейчас, когда я пишу этот текст, за окном промозглый питерский вечер, но мысли о солнечной Венеции согревают меня. Я знаю, что нет никаких препятствий для того, чтобы хоть завтра купить билет на самолет и, прихватив с собой любимый ноутбук, отправиться в новое путешествие.

Фотографии из личного архива Лизы Красновой.

Похожие статьи