в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Книжные лайфхаки
Книжный рынок: замкнутые проигрывают общительным
4 июня 2013 2911 просмотров
Книжные лайфхаки
Книжный рынок: замкнутые проигрывают общительным
4 июня 2013 2911 просмотров

Юлия Баяндина
Юлия Баяндина

Вы можете быть экспертом, но вы будете писать в стол, пока не научитесь эффективно общаться с аудиторией. Издательство интересуют авторы, которым есть, что сказать, и которые умеют работать с социальными медиа, считает Михаил Иванов.  Интервью E-xecutive.ru.

«Крестным отцом» издательства МИФ является E-xecutive.ru: Игорь Манн и Михаил Иванов узнали друг о друге на страницах этого портала. Видимо, поэтому крупнейшее издательство деловой литературы России уделяет такое внимание социальным медиа. Собеседник E-xecutive.ru — Михаил Иванов, генеральный директор компании. Это интервью выходит ровно через 8 лет после того, как в МИФ вышла первая книга — «Клиенты на всю жизнь».

Какова динамика продаж в секторе электронных и бумажных книг в вашем издательстве и на рынке в целом?

В 2012 году мы удвоили объем продаж. При этом динамика роста электронных книг еще выше. Мы рассчитываем, что в 2013 году выручка от продажи обычных книг увеличится на 25%, а цифровых — на 100%. В России мы — среди пионеров электронного контента, пока на него приходится 5-7% оборота компании, однако, я не думаю, что в стране есть еще хотя бы одно издательство с аналогичными показателями.

Электронные и бумажные книги читает одна аудитория?

Думаю, что это две разные, хотя и пересекающиеся, аудитории. Выросло поколение людей, которые уже не покупают бумажные книжки. Особенно это характерно для читателей в регионах — книга до них идет несколько недель и человеку проще, удобней и дешевле купить книжку в электронном виде.

Есть также разница в сегментах. Мы очень активно входим в детское направление, где электронные продажи представлены слабо, и в сектор подарочных изданий — это дорогие, красивые книжки, такие как «Семейный ужин» или «Возраст счастья» Владимира Яковлева, которые в электронном виде не существуют. Таким образом, в одних сегментах бумажные книги уступают электронным, а в других — усиливают свои позиции.

Есть ли существенные различия между тем, что читала Россия пять лет назад, и тем, что читает сейчас?

Я могу говорить только про сегмент деловой литературы. Не продаются книги по инновациям. Очень плохо идут издания по лидерству. Видимо, люди считают, что это такие темы, где ты не сможешь получить практические навыки: прочитав книгу по лидерству, ты не станешь лидером. В отличие, например, от Запада, где эта тема очень популярна.

Есть так называемые выгоревшие авторы, например, Сет Годин — его первая работа «Фиолетовая корова» очень хорошо продается до сих пор, а все остальные — либо гораздо хуже, либо вообще не продаются.

Как вы находите новых авторов?

Начинающие авторы (знаю это по себе) обычно очень хорошо думают, в какое издательство они отнесут рукопись. Наше издательство не заметить трудно — мы крупные, поэтому они приходят к нам. У нас выстроена система коммуникации с авторами — если мы видим потенциал, встречаемся, обсуждаем, договариваемся.

Новое имя — всегда знак вопроса. Сейчас недостаточно написать хорошую книжку, надо иметь так называемую платформу: читаемый блог, аккаунт в Twitter, большое число подписчиков в Facebook. Если всего этого нет, выводить человека рынок очень трудно, нужно прилагать очень большие усилия.

Какие факторы влияют на хитовость?

Ширина платформы. Оценить это достаточно просто — я уже сказал, что для нас важна активность автора в социальных медиа. Мы издали книжку «Далек, далеко» популярного блогера Сергея Доли. На рынке есть десятки книг про путешествия, но тираж его альбома — семь тыс. экземпляров — мы продали за 10 дней, потому что у него в блоге было 45 тыс. подписчиков.

У издательства есть собственная платформа?

Конечно. Мы очень активно работаем с читателями: у нас 36 тыс. друзей в Facebook и свыше 100 тыс. в сети «ВКонтакте», есть сегментированная база данных для рассылки.

Сейчас мы делаем такую штуку как сообщество российских авторов (у нас их около 70), которое объединит их. Если у нас выходит новая книжка, каждый автор МИФа может написать о ней в рамках своей платформы — об издании узнают десятки тысяч человек.

Можете ли заранее определить, станет ли книга хитом?

На этапе, когда мы запускаем книжку в работу, мы присваиваем или не присваиваем ей статус приоритетного проекта — от этого зависит объем ресурсов, выделяемых на продвижение. Естественно, мы можем ошибаться. Если мы видим, что, несмотря на все усилия, книжка не продается, мы перестаем ее поддерживать, потому что невозможно побороть тренд.

Это примерно как в моде. Если в этом году все носят зеленое, а ты продаешь синее, то можешь вкладывать сколько угодно усилий, но все равно не продашь. Поэтому мы умеем останавливаться и переключаться на другие книги — в 2013 году у нас выйдет 215 новых изданий, не считая допечаток.

Есть ли у вас планы использовать возможности краудсорсинга для создания контента?

Для создания деловой литераторы — нет. Но вы на навели меня на мысль по поводу детского контента. У нас есть сейчас один из продуктов — потешки и пестушки — это те выражения, которые используют родители, когда играют с ребенком, кормят, купают его: «Шла торговка мимо рынка, спотыкнулась о корзинку и упала в ямку — бух!». Этот проект мы хотим сделать в аудиоформате. Возможно, контент для этого издания мы будем собирать при помощи краудсорсинга.

 

Похожие статьи