в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Прочее
О, муза, где же ты?
21 ноября 2014 3792 просмотра
Прочее
О, муза, где же ты?
21 ноября 2014 3792 просмотра

Ирина Балманжи
Ирина Балманжи

Профессор литературы Томас Фостер утверждает: идеи и сюжеты не возникают из пустоты. В книге «Искусство чтения» он рассказывает, где писатели ищут вдохновение.

  • Марк Твен утверждал, что в жизни не прочел ни единой книги; однако его личная библиотека насчитывала более трех тысяч томов. Невозможно написать «Янки при дворе короля Артура» (1889), не зная легенд о рыцарях Круглого стола.
  • Джек Керуак объявлял себя вольным художником, практикующим автоматическое письмо. И все же этот сын Лиги плюща, закончивший Колумбийский университет, явно проделал большую правку, вычитку и редактуру (и хорошенько изучил сюжеты о рыцарских странствиях), прежде чем роман «На дороге» (1957) единым рулоном выполз из его печатной машинки.
  • Джон Мильтон брал большую часть сюжетов и материала для своих шедевров из Библии: «Потерянный рай», «Обретенный рай», «Самсон-борец».
  • Эдгар Аллан По и Франц Кафка перерабатывали традиционные сюжеты о вампирах, чтобы метафорически изобразить стремление людей утолить свои страсти. Вампиризм в классической литературе — это отказ признать чужое право на жизнь, если оно идет вразрез с собственными запросами.
  • Тим О’Брайен в романе «Вслед за Каччато» берет в качестве «сырья» множество других книг, в том числе тексты Эрнеста Хемингуэя и Льюиса Кэрролла. Например, в середине романа герои идут по дороге и неожиданно проваливаются в дыру. Вскоре один из персонажей заявляет, что единственный способ выбраться — это упасть обратно вверх. Все литературные заимствования в романе оправданы и обретают новый смысл в контексте рассказанной истории.
  • Шекспира цитировали очень многие, но роман Анджелы Картер «Умные дети», пожалуй, вне конкуренции по числу аллюзий и параллелей из его пьес. «Гамлет», «Сон в летнюю ночь», «Король Лир», «Много шума из ничего» — в романе есть отсылки ко всем этим произведениям. Строки из произведений Шекспира для названий использовали Уильям Фолкнер («Шум и ярость»), Олдос Хаксли («О дивный новый мир»), Рэй Брэдбери и Агата Кристи.
  • В романе «Сатанинские стихи» (1988) дважды лауреат букеровской премии Салман Рушди провел параллели между своими персонажами и фигурами из Корана, а также взял часть сюжетных линий из жизнеописания пророка Магомета. Он сделал это, чтобы разоблачить грехи и слабости своих героев.
  • В конце ХХ века писателей сильно привлекает сказка братьев Гримм «Ганс и Гретель». Рассказ о заблудившихся детях кочует по самым разным текстам с начала 60-х годов. Роберт Кувер, Джон Картер, Джон Барт, Тим О’Брайен, Луиза Эрдрих, Тони Моррисон, Томас Пинчон — список его ценителей бесконечен.
  • Античная мифология звучит в огромном количестве современных книг. Например, «Улисс» Джеймса Джойса — пародия на «Одиссею» Гомера. Или «Метаморфозы» Овидия — их эхо отзывается во многих позднейших текстах  (самый знаменитый пример — «Превращение» Франца Кафки: герой просыпается однажды утром и обнаруживает, что стал гигантским насекомым).

Любое произведение неизбежно вступает в диалог с другими творениями. Заимствуя друг у друга образы, сюжеты, архетипы, писатели всегда добавляют к ним что-то свое, а в результате образуется нечто вроде глобальной литературной сети, которая постоянно обрастает новыми смыслами.

По материалам книги «Искусство чтения».

 

 

Рубрика
Прочее

Похожие статьи