Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Кругозор
Нибелунги, Зигфрид и Вальхалла, или Откуда взялось кольцо Толкина
22 января 1 358 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Для коллекционеров классики в подарочном эстетичном оформлении! «Песнь о нибелунгах» — эпическая поэма, основанная на германо-скандинавской мифологии и повествующая о женитьбе героя-драконоборца Зигфрида, его предательском убийстве и мести Кримхильды, безутешной вдовы. Публикуем фрагменты предисловия доктора исторических наук Владимира Петрухина. Здесь много любопытного.

То самое кольцо

«Песнь о нибелунгах» — поэтический рыцарский эпос, составленный неизвестным немецким поэтом в начале XIII века где-то в Австрии. Текст наполнен описаниями турниров, свадебных торжеств и пиров, роскошных одеяний и доспехов, куртуазного преклонения перед прекрасными дамами, церемониальных обменов дарами — всем, чем гордилось средневековое рыцарство.

За этим антуражем скрывается грядущая гибель главных героев.

Само их имя — нибелунги, несмотря на загадочность (его значение остается неясным), отсылает к эпохе древних германцев, а в самой «Песни» относится к владельцам сокровища — клада, добытого главным героем германского эпоса Зигфридом.

Имена нибелунгов и Зигфрида уводят не только в седую германскую древность, но и в мир германской мифологии. Песни древнеисландской Эдды относятся к дохристианской — «языческой» эпохе, боги в них наслаждаются богатством — вся утварь в их чертогах из золота.

Но в этот блаженный мир неведомо откуда является ведьма, которая именуется Гулльвейг — «Жажда золота». Богам никак не удается от нее избавиться, и алчность заставляет их позариться на принадлежащий выходцам из преисподней клад, особенно на волшебное кольцо, умножающее богатства. Но на кольце лежит заклятие, и оно приносит смерть череде своих владельцев.

Роковое кольцо остается средоточием древнего проклятия: этот символ прочно вошел в европейскую культуру — от «Кольца нибелунга» Рихарда Вагнера до «Властелина колец» Дж. Р.Р. Толкина.

Роговой Зигфрид

Герой песен Эдды Сигурд убивает стерегущего клад дракона Фафнира и его брата — злобного карла Регина. Сигурд овладевает сокровищем и становится главным героем германского эпоса: в немецком эпосе он именуется Зигфридом, сам оказывается нидерландским принцем, клад же оставляет в далекой Норвегии под охраной своей дружины — нибелунгов. В «Песни о нибелунгах» сохранились лишь неясные намеки на эти подвиги Сигурда/Зигфрида. Он появляется при дворе трех братьев — бургундских королей — как заносчивый юнец.

Это типичный сюжет архаического героического эпоса, где юный герой не знает, куда девать переполняющую его богатырскую силу.

Лишь старый вассал королей Хаген узнает в нем знаменитого героя — он знает о кладе, победе Зигфрида над драконом, знает не только о его сверхъестественной силе, но и о магических свойствах: искупавшись в крови чудовища, Зигфрид приобрел неуязвимость — непробиваемую роговую оболочку, стал «Роговым Зигфридом». Хаген воспринимает появление Зигфрида как опасность для себя и братьев, но ему удается направить силу героя на благо Бургундии: Зигфрид в одиночку побеждает ее врагов и добивается благодарности королей и их сестры Кримхильды.

Здесь коллизия оборачивается героическим сватовством и счастливой свадьбой — характерный сюжет героического эпоса и волшебной сказки.

Феодальный этикет

Повествование «Песни» продолжается в куртуазном стиле, и две королевы, Брюнхильда и Кримхильда, демонстрируют сестринскую любовь: Брюнхильда зазывает золовку с мужем на пир, и те принимают приглашение. Это оказывается предвестием конфликта: ведь требование прибыть к бургундскому двору Брюнхильда отправляет в Нидерланды своим «вассалам».

Ссора королев начинается в связи с феодальным этикетом: Брюнхильда не желает уступать первенство золовке — жене вассала, та же демонстрирует в ответ кольцо — знак подвига ее мужа на ложе Брюнхильды. Раскрытие семейной тайны приводит в ярость и неудачливого Гунтера, и пир, призванный показать единство родичей, становится ареной распри. В распрю вмешивается коварный и многознающий Хаген: он обещает поддержку пришельцам, если Кримхильда раскроет роковую опасность, которая грозит неуязвимому «Роговому Зигфриду». Та опрометчиво указывает то место на спине героя, на которое из-за упавшего листа не попала кровь дракона.

Все общество прерывает пир, чтобы развлечься охотой. Истребив всю дичь, Зигфрид приникает к ручью, чтобы утолить жажду, и в этот момент Хаген пронзает героя копьем, а затем присваивает его волшебный меч. Безутешная вдова вынуждена остаться горевать на родине у братьев, но, по прошествии многих лет, ее склоняют принять сватовство могущественного короля, который правит обширными землями за Дунаем.

Несовместимые персонажи

Его имя Этцель, и здесь в эпическое повествование вторгается история, ибо это имя в средневековом немецком варианте передает имя знаменитого гуннского вождя Аттилы. Его орды в V веке разорили Европу, в том числе и бургундское королевство. Эпическая «история» объединяет персонажей в исторической реальности несовместимых: вассалом Этцеля (среди множества других) оказывается сам Дитрих Бернский, исторический король готов Теодорих Великий, на самом деле родившийся после смерти гуннского вождя.

В Средние века знали, что гунны были язычниками, но христианку Кримхильду уговаривают принять сватовство — так можно обратить опасного язычника.

Но на уме у вдовы другое — она жаждет мести! Вдова соглашается отправиться к гуннам, но требует, чтобы ей отдали сокровище нибелунгов. Однако клад присвоен бургундами, и Хаген надежно его упрятал: на новых 12 владельцев переходит имя нибелунгов и с ним — проклятие золота…

Настал черед Этцелю и Кримхильде зазывать родичей на пир. Хаген понимает гибельность этого приглашения (пути назад не будет), но эпический этикет требует, чтобы бургунды-нибелунги отправились к гуннам. Теперь Кримхильда становится «ведьмой» — подстрекательницей к мести. Этцель еще пытается соблюсти этикет и даже отдает своего сына от Кримхильды в заложники бургундам.

Но распрю уже не остановить: орды гуннов и их вассалов устремляются в пиршественную залу. Хаген вдвоем с героем музыкантом-шпильманом какое-то время сдерживают их натиск, заливая всю залу кровью, но в конце концов в живых остаются лишь обессиленные Хаген и Гунтер. Теперь и Этцель, сын которого был убит Хагеном, должен вступить в бой и обратиться к последнему и самому могучему вассалу — Дитриху. Тот пленяет обессиленных нибелунгов, и они оказываются в руках у Кримхильды.

Перед вызовом судьбы

Мстительная королева требует у Хагена вернуть ей сокровище, и тот отвечает, что поклялся молчать о нем, пока живы бургундские короли. Кримхильда «освобождает» его от клятвы, демонстрируя отрубленную голову Гунтера; Хаген торжествует — теперь никто не узнает, где сокрыт роковой клад. Разгневанная королева сносит Хагену голову мечом Зигфрида, но и сама погибает под ударом старого воина, не стерпевшего гибели героев от руки мстительной ведьмы.

Стал поминальной тризной веселый, пышный пир.
За радость испокон веков страданьем платит мир.

Так завершается «Песнь о нибелунгах», и исследователи до сих пор пытаются истолковать это непостижимое для современного человека стремление героев к самоуничтожению. Наиболее естественной представляется интерпретация эпических смертей как пережиток ритуала — архаических жертвоприношений.

Действительно, в дохристианских песнях Эдды Брюнхильда-Брюнхильд не исчезает бесследно после убийства Зигфрида: она следует за своим возлюбленным Сигурдом на тот свет, бросившись в погребальный костер. Недаром верность супругу может быть проверена после его смерти: «хвали жен на костре», призывает в своих речах сам Один, глава языческого пантеона.

Героическая гибель в битве считалась жертвой Одину, погибший отправлялся к нему в воинский рай — Вальхаллу, где его встречала с кубком валькирия, призывая на пир и последующие вечные битвы. Но Сигурд не мог попасть в Вальхаллу, ведь он не пал в битве, а был предательски убит; и былая валькирия Брюнхильд отправилась за ним не в небесный воинский рай, а в преисподнюю…

Таков был конец первобытного героического мира, недаром в «Песни о нибелунгах» ничего не говорится о загробной участи героев, и их деяния остаются образцом неустрашимости перед вызовом судьбы.

Из книги «Песнь о нибелунгах».

Рубрика
Кругозор
Похожие статьи