Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Проза
Азиатский сеттинг в современной прозе. Причины популярности, сюжеты и герои
31 августа 2023 3 047 просмотров

Елена Исупова
Елена Исупова

Фэнтези с атмосферой средневековой Японии, клановые интриги и бессмертные заклинатели Древнего Китая… Современные русскоязычные писатели все чаще помещают своих героев в азиатские декорации, а читатели легко осваиваются в самобытной культуре и мифологии. Но почему азиатский сеттинг так популярен? Какие темы и сюжеты наиболее востребованы? Поговорили об этом с редактором и авторами МИФа.

Что такое азиатский сеттинг?

Сеттингом называется среда, в которой происходит действие книги. Она влияет на географию и политику, культуру и религию, экономику и социальную структуру истории — на то, что герои видят вокруг, и их образ мыслей.

Азиатский сеттинг — это использование восточноазиатских элементов, преимущественно японских, китайских и корейских, в мироустройстве. Он популярен как у русскоязычных, так и у англоязычных авторов. Причем и те, и другие погружаются в атмосферу настолько, насколько того требует история. Если это реализм, где важна достоверность, то детали тщательно выверяются, если это фэнтези, то герои могут просто носить ханьфу и длинные волосы, это тоже будет считаться азиатским сеттингом. Но обычно получается нечто среднее.

Бурный рост

«Назвать точную дату и единственную причину возникновения у писателей интереса к азиатскому сеттингу невозможно. Зато можно говорить о постепенном повышении интереса к азиатской культуре в целом, — говорит Анна Золотухина, ответственный редактор направления „Художественная литература“ в МИФе. — Дети 2000-х стали смотреть аниме, например, „Шаман Кинг“, „Сейлор Мун“, „Тетрадь смерти“ и фильмы от студии Гибли. По всему миру прогремели книги Мураками и Исигуро, захватив умы как взрослой аудитории, так и школьников. На западе появились тренды на дайверсити, азиатские практики осознанности. Комиксы в целом стали продуктом не только для детей и гиков. K-pop вырос в огромную прибыльную индустрию за пределами Южной Кореи. Корейский кинематограф и дорамы покорили зрителей и кинокритиков».


Как видно из графика, экспоненциальный рост пришелся на 2019 год

На книжном рынке примерно в это время стала пробиваться в топы манга, например, «Стальной алхимик». А уже в 2020 году компания «Истари» собрала 15 миллионов рублей с помощью краудфандинговой платформы на печать «Магистра дьявольского культа». Вскоре вышло «Благословение небожителей», и вот тут, прямо посреди пандемии, начался настоящий бум, который продолжается до сих пор. Отчасти из-за того, что русскоязычная аудитория только знакомится с рынком, в перевод идут лучшие книги из лучших.

Почему вы выбрали азиатский сеттинг? Отвечают авторы

Эл Моргот, автор книги «Злодейский путь!..»: «Азиатский сеттинг привлек меня своей новизной. Я обожаю жанр фэнтези, и китайское фэнтези вписывается в него по всем параметрам, но имеет свою отличительную атмосферу и стилистику. Это цепляет. Это как ощущения из детства, когда ты только начинаешь познавать мир и с любопытством наблюдаешь за какими-то вещами. Тебе не столь важно понять, как все устроено, сколь просто узнать, что может быть и вот так. С опытом и насмотренностью все меньше вещей способны удивить и зацепить, поэтому китайское фэнтези стало для меня глотком свежего воздуха. При этом в темах, которые поднимаются в китайском фэнтези, нет ничего принципиально нового: любовь, семья, отношения с миром и поиски своего места в нем, решение конфликтов и противостояние злу (как внешнему, так и внутреннему). По-моему, все мы в конечном счете говорим об одном и том же».

Лада Змеева, соавтор книги «Меч в ножнах из дикой сливы»: «Азия для меня была и остается чем-то необычным, интригующим, таинственным — ее культура в корне отличается от нашей (хотя схожие моменты есть — мы нашли их в процессе работы над своей книгой). Азиатские новеллы не похожи ни на что из того, на чем выросли мы, европейские жители. Это привлекает, подкупает, пробуждает огромной силы любопытство. Еще меня радует язык, которым написаны книги,— я искренне люблю всю эту сложность, образность, предложения на четыре строчки, метафоры».

Алисе Аве, автор книги «Ночь в номере 103»: «Азиатский сеттинг привлек меня, еще когда я не знала самого слова „сеттинг“. С детства мне нравились мифы и сказки разных народов. И однажды мама купила книгу японских сказок „Ширма с драконом“. Оттуда и выросла любовь к японскому сказочному миру, затем к японской взрослой литературе, позже она отразилась в писательстве. Дело в особом очаровании азиатской мифологии: в соседстве прекрасного и жуткого, в обыденности волшебной стороны жизни, в понимании, что в порой великое таится в малом».

Источники вдохновения

Российские авторы, выбирающие азиатский сеттинг, чаще всего пишут фэнтези. И здесь невозможно полностью уйти от наработок оригинальной азиатской литературы. Если сильно обобщать, то в японском сеттинге можно наблюдать заимствования из аниме: таких, как «Хвост феи», «Атака титанов», «Ванпанчмен», «Ван-пис», «Наруто», «Токийский гуль», «Волейбол!!» Это молодые внешне герои, почти дети и знакомый Западу троп избранного, который, взрослея, собирает вокруг себя команду (изгоев, но гениев) для противостояния какой-то понятной угрозе.

Среди корейского фэндома популярны вебтуны (на одноименной платформе) и дорамы, такие как «Демон», «История девятихвостого лиса», «Императрица Ки». Корейские истории —— это часто магический реализм и камерные вещи. Здесь, в целом, фокус на героев повзрослее и любовная проблематика появляется чаще.

Источник вдохновения для приверженцев китайского сеттинга — это, наконец-то, собственно книги. Новеллы, в первую очередь авторства Мосян Тунсю и Прист. У китайских авторов, как правило, нет привычных героев и злодеев, все персонажи неидеальные, с серой моралью, зачастую бессмертные.

Что вдохновило вас написать книгу? Отвечают авторы

Кристина Робер, автор книги «Полусолнце»: «На меня сильно повлияло аниме „Инуяша“. Понравилась идея о существе, которому дан второй шанс наладить свою жизнь, но оно всеми силами цепляется за прошлое. В целом я не отдаю предпочтение никакому сеттингу, меня всегда привлекает внутренний мир героев. Но именно у японцев я нашла то, что нужно: размеренное, смиренное отношение к жизни, почитание своего прошлого, мудрое отношение к вопросам жизни и смерти — как к естественному процессу. Горевать о том, что так или иначе нас настигнет, значит жить прошлым, тратить жизнь впустую».

Зоя Ласкина, соавтор книги «Меч в ножнах из дикой сливы»: «Вдохновением для нашей истории стали произведения Мосян Тунсю. Особенно зацепило сочетание сильных чувств и закрученного сюжета. Автор проводит своих героев через разные испытания, подчас довольно жестокие, но читатель точно понимает, что любой сюжетный ход был не зря, каждый из них ведет к логичному финалу. Мосян Тунсю прекрасно знает, что такое катарсис, который должны испытать и герои, и читатели, поэтому ее истории цепляют и заставляют возвращаться к ним снова и снова».

Темы и проблемы, герои и сюжеты

Все человечество интересуют примерно одни и те же темы, отличие в том, как культурная среда влияет на их восприятие. В Азии заметно другой подход к трем фундаментальным вещам: смерти, социальному взаимодействию в рамках четкой иерархии и технологиям.

«Троп, который встречается в каждой второй книге, — реинкарнация или попаданчество, — продолжает Анна Золотухина. — Это, в свою очередь, определяет формат историй, они… бесконечные. Но так как вечно находиться в одном месте неинтересно, герои обычно оказываются в своеобразной ходилке. К тому же, это дает автору возможность исследовать второстепенных персонажей, количество которых разрастается по мере продвижения сюжета, и в итоге в семейных древах непросто разобраться с первого раза. Любовные пары в азиатских историях намного чаще сталкиваются с внешним давлением со стороны социума в противовес традиционным на западе внутренним конфликтам. Азиатские авторы также встраивают в сюжеты различные достижения технологического прогресса, в том числе сценарии слияния человека с искусственным интеллектом и постапокалиптические сценарии, у нас на рынке эта ниша пока абсолютно свободна».

Какие темы и проблемы, характерные для азиатских произведений, вы перенесли в свою книгу? Отвечают авторы

Эл Моргот, автор книги «Злодейский путь!..»: «Становление героя, преображение „из грязи в князи“, совершенствование и преодоление, поиск себя и самоопределение, а также семейные отношения и ценности, вопросы философии и этики, размышления о духовности и благородстве, борьба со злом и стремление к внутреннему равновесию — все эти темы часто встречаются в азиатских произведениях и не менее часто встречаются и в других. Я бы сказала, что на азиатские произведения накладывают отпечаток культурные особенности, отличное мировоззрение и верования, основанные на других религиях и учениях, но с точки зрения человеческих стремлений — все мы говорим об одном и том же. Так или иначе, все эти темы также присутствуют и в „Злодейском пути!..“».

Алисе Аве, автор книги «Ночь в номере 103»: «В моей книге важна тема поиска себя. Главная героиня, как впрочем и все остальные персонажи, срывает с себя привычные маски, и не одну, а несколько, и находит себя настоящую. А еще есть тема существования человека в смирении или противостоянии. Герои выбирают, подчиняться им неизбежности судьбы или влиять на собственную жизнь. В моей книге у всего есть душа: у вещей, у слов, у самого рёкана, где происходят события. Они полноценные участники сюжета, и их души также бесценны, как души людей. Это отражает философию японцев, исходящую из синтоизма. Я вволю наигралась с японскими мифологическими образами, легендами и историей, и так получилась, к примеру, другая героиня, которая похожа и непохожа на одну из важнейших богинь японского пантеона. Много внимания уделила утонченности слов, символике цвета, растений, чисел и имен, временам года, одежде и быту».

Что еще почитать?

«Новизна атмосферы и связанных с этим впечатлений. Простая, честная и чистая сказка, которая вроде как считается „пройденным этапом“ в европейских историях. А еще глубокие философские идеи, несущие наследие древних философских концепций и учений, наделяющие простые развлекательные истории глубоким смыслом и содержанием», — объясняет популярность азиатского сеттинга у читателей писательница Эл Моргот.

В портфеле издательства — еще много историй с азиатским вайбом. Здесь переводные тексты японских, корейских и китайских авторов и вдохновленные Азией истории от авторов русскоязычных.

«Необычный адвокат У Ёну» — сценарий самого популярного сериала на корейском Netflix, покорившего весь мир. «Шесть имен кота-демона» — китайское историческое фэнтези с элементами детектива про императрицу У Цзэтянь, при дворе которой запрещены кошки. «Ночь в номере 103» — история про японский рёкан, которым владеет несколько поколений одной семьи, и начинающую писательницу, что приезжает туда отдохнуть и просыпается мертвой. «Почувствуй ветер» — мегапопулярная японская новелла с аниме-адаптацией. Выбор за вами.

На обложке поста иллюстрация из книги «Злодейский путь!..»

Рубрика
Проза
Похожие статьи