Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная проза Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Кругозор
Пушкин как несостоявшийся лидер, или Что делает харизматика таковым
7 августа 2023 621 просмотр

Антон Бахарев
Антон Бахарев

В облике Пушкина есть нечто большее, чем «популярный поэт», пусть даже создатель новых литературных форм и новой словесности. И можно предположить, что это особая, скрытая форма харизмы. Радислав Гандапас в книге «Харизма лидера» рассуждает о «нашем всём» с весьма необычной точки зрения. С удовольствием делимся отрывками.

Особое влияние на умы

Особым влиянием на умы — своего рода творческой, интеллектуальной харизмой — обладали некоторые артисты и художники. Например, Дали, Пикассо, Уорхол. Они не имели влияния на толпу — да не было и толпы, на которую они могли бы повлиять. У них были свои адепты, как правило, ученики или фанаты, поклонники их таланта. И цели их, по большому счету, нельзя назвать социальными. Их не волновали успех, конкурентоспособность, лидерство какой-либо общественной группы. Художник не может не противопоставлять себя обществу, а это автоматически подрывает его претензии на лидерство.

Поэтому сверхзадача Дали или Уорхола была, конечно, эстетической: они меняли общество, но меняли его, изменяя господствующую в нем эстетику.

В эстетическом свете видел мир и Пушкин. И все же его судьба подсказывает, что — возможно — в нем было гораздо больше лидерского, харизматического потенциала, чем в других людях искусства.

Может быть, именно Пушкин — редкий, но яркий случай нереализованной харизмы.

Человек, который мог бы стать великим лидером, но — то ли в силу собственной слабости, то ли в силу обстоятельств — остался только великим поэтом. Попробуем разобраться в судьбе и образе Пушкина как потенциального харизматика, разглядеть в его истории признаки харизматического мифа.

Личность

Пушкин был, по всем свидетельствам, яркой и противоречивой личностью. «Из одной крайности в другую бросается, нет у него середины», — писала о нем бабушка Мария Ганнибал. «В нем была смесь излишней смелости с застенчивостью, и то и другое невпопад, что тем самым ему вредило», — так отзывался о Пушкине-лицеисте его друг Иван Пущин.

Взрослый Пушкин этим характеристикам не изменял. Бунтарь и вольнодумец на службе у царя. Человек, способный долго и усердно работать, буквально полировать свой текст, — и при этом гуляка, любитель вечеринок, неспособный устоять перед женщиной. Пушкин был человеком свободно мыслящим и все же глубоко несамостоятельным. Он, как и многие творческие люди, искал не лидерства, а приязни и уважения.

Миссия

Сверхзадачи в том понимании, в каком мы рассматриваем миссию харизматического лидера, у Пушкина не было. Хотя, безусловно, он думал о своем великом предназначении («на обломках самовластья напишут наши имена!»), видел перед собой большую творческую цель — преобразить русский язык, научиться самому и научить общество рассказывать истории по-новому. И все же в этом видении цели нет той прагматичности и нацеленности на достижения, что видны в миссии многих харизматических лидеров.

Здесь Пушкин выглядит одинокой фигурой на фоне своего жестокого века, а не лидером, который ведет за собой толпу.

Он видел себя не столько борцом, сколько миротворцем и летописцем. И в конечном счете это цели сугубо эгоистические. Ведь стремление творца к самовыражению — это стремление индивидуалистическое, не социальное. Он творит не потому, что думает о людях, не потому, что верит, будто его стихи изменят мир. Он просто не может не писать. И именно поэтому пишет гениальные строки. Это труд, но труд на благо самого себя.

Биография

Происхождение Пушкина, безусловно, имеет харизматический оттенок. Потомок арапа, раба из Африки — в этом легко увидеть харизму чужака. «Он пришел с юга, чтобы править нами, северянами», — возможно, так говорили бы о Пушкине, если бы он вдруг стал крупным государственным деятелем или лидером революции. Были в его жизни и лишения, и денежные проблемы, и гонения; хотя южная «ссылка» порой была больше похожа на каникулы, а два года, вынужденно проведенные в Михайловском, — на творческий отпуск.

А вот смерть Пушкину преодолеть не довелось (бесконечные вызовы на дуэль в юности, ничем не кончившиеся, не в счет). Более того, погиб он именно так, как харизматическим лидерам противопоказано. Погиб героической и глупой смертью, ради принципа, ради представления о чести, навязанного общественной моралью (хотя были, конечно, и другие мотивы).

И этим продемонстрировал не столько силу, сколько слабость.

Внешность

Внешний облик Пушкина (связанный, разумеется, с его происхождением) был примечательным. Смуглое, некрасивое лицо, кудри, толстые губы — он сильно отличался и от типичного русского дворянина того времени, и от людей более простого происхождения.

И, невзирая на «некрасивость», многие считали его весьма привлекательным.

«Что у него было великолепно — это темно-серые с синеватым отливом глаза — большие, ясные. Нельзя передать выражение этих глаз: какое-то жгучее, и притом ласкающее, приятное. Я никогда не видела лица более выразительного: умное, доброе, энергичное», — признавалась одна дворянка.

Имидж

Образ Пушкина (пусть и дошедший до нас в искаженном свете) яркий и, пожалуй, отчасти нахальный. В нем не было места аскезе: поэт зарабатывал неплохо, но постоянно влезал в долги. Присутствовали явные сверхспособности, прежде всего поэтический талант, — дар Пушкина многие считали необычайным. Он не только ловко владел словом, но и был удивительно плодотворен.

Суперменом он, не исключено, казался и в других отношениях. «Как поэт, он считал своим долгом быть влюбленным во всех хорошеньких женщин и молодых девушек, с которыми он встречался», — замечала Мария Волконская. Ходили легенды о сотнях и тысячах покоренных Пушкиным женщин, о его чуть ли не сверхъестественном влиянии на них.

И пусть это миф: когда речь идет о харизме, миф отодвигает действительность в сторону.

Однако стоит сказать, что все эти «суперменские» качества у Пушкина работали скорее в индивидуальных отношениях, один на один, чем в отношениях с массой людей. Толпа его скорее недолюбливала, испытывала к нему зависть.

Коммуникация

Пушкин был, разумеется, мастером сторителлинга. Рассказывание историй стало его главным инструментом контакта с действительностью. На людей это производило впечатление. Пушкин очаровывал умением общаться, его живым умом и речами восхищались и друзья, и гости на светских приемах, где он был завсегдатаем.

Однако при всем своем умении формулировать мысли и поражать собеседника красотой речи Пушкин не стал выдающимся оратором. Возможно, не стремился влиять на людей с помощью публичных выступлений, а возможно, просто не видел в этом никакого смысла.

Ритуалы

Изобретение ритуалов — не слишком привлекательное занятие для поэта, и Пушкин в этом смысле мало отличался от других людей искусства.

Поэзия — это иррегулярность.

Творческий мозг сопротивляется попыткам загнать переживания в рамку ритуала и повторять их по строго заданному алгоритму. По этому пункту харизматического мифа Пушкин баллов явно не набирает.

История Пушкина показывает нам, что харизма может быть и скрытой, зачаточной, латентной — и развиться во что-то масштабное, а может и умереть. Определенный набор качеств и устремлений, присущих харизматикам, у Пушкина наличествовал. И более того, биография его показывает, как близок он был к тому, чтобы повлиять на мир и возглавить сообщество людей, повести их за собой.

Он мог верховодить в лицейских проказах и выходках. Он дружил с декабристами, сочувствовал их идеям и переживал их разгром. Он жил в атмосфере восстаний и бунтов. Он, в конце концов, был придворным.

«Историческая жизнь тех лет в такой мере была частью личной биографии [Пушкина и его лицейских однокурсников], что Пушкин имел полное основание сказать: „Мы жгли Москву“», — подметил Лотман.

Однако в «моменты истины» Пушкин отступал в сторону и давал не революционный, не политический, не лидерский, а художественный ответ.

Он не притязал на власть, на господство. Амбиции его были связаны с совсем другими целями. А ведь кто знает — если бы Пушкин почувствовал в себе силу и волю, испытал радость от влияния на толпу, может быть, он бы и стал харизматичным военачальником или революционером. И может быть, повел бы за собой людей более умело, чем Пестель, Муравьев-Апостол или Рылеев.

Пушкину не хватало предприимчивости, так необходимой лидеру.

Свою «Капитанскую дочку» он напечатал в журнале «Современник» — по сути, чтобы спасти его от краха. А ведь мог бы издать отдельной книгой и сильно поправить свои финансовые дела. Да и в целом, имея возможность издавать свои произведения самостоятельно и получать всю прибыль, Пушкин предпочитал продавать права другим издателям за половину выручки.

Но главное — Пушкину не хватало масштабной цели, наличие которой и становится определяющим для харизматического лидера.

Ведь для чего лидеру харизма? Лидер — это человек, чья цель настолько масштабна, что в одиночку ее достичь невозможно. И чтобы сделать ее достижимой, харизматик создает группу, которой это уже по зубам, и на разных условиях привлекает людей в эту группу. У Пушкина такой цели не было, а значит, и группа, власть над группой ему не требовались.

Главным образом поэтому он не смог и не стал бороться со своими слабостями, подрывавшими его шансы быть лидером. И, наверное, именно поэтому не придавал большого значения другим сторонам харизматического мифа, которые могли бы заметно усилить его власть. Без амбициозной миссии, задающей необходимость борьбы, озарения, опоры на сверхспособности и других аспектов мифа харизма не складывается. Ум, талант, привлекательность, даже величие — есть, а харизмы нет.

Из книги «Харизма лидера».

Рубрика
Кругозор
Похожие статьи