Проза
«С детства очарован историями о берсеркерах, драконах, богах, меняющих облик». Интервью с автором фэнтези «Тень богов»
9 декабря 2022 395 просмотров
Проза
«С детства очарован историями о берсеркерах, драконах, богах, меняющих облик». Интервью с автором фэнтези «Тень богов»
9 декабря 2022 395 просмотров

Елена Исупова
Елена Исупова

Недавно из печати пришел роман «Тень богов» — эпическое фэнтези, вдохновленное скандинавской мифологией и культурой викингов. Автор создал детально проработанный мир: с драконами, сражениями и атмосферой холодного севера. Как ему это удалось? Какие писатели и произведения повлияли на его творческий метод? Почему женщины-героини играют в книге особую роль? Об этом — интервью с британским писателем-фантастом Джоном Гвинном.



Тень богов

— Ваша любовь к скандинавской мифологии и культуре викингов оказала сильное влияние на эту историю и ваш мир Вигрир; а были ли какие-то отдельные саги, которые вдохновили на творческий процесс?

— Вы абсолютно правы, «Сага о Заклятых Кровью» — это моя песня о любви к скандинавской мифологии, и при создании этой серии я во многом опирался на историю эпохи викингов и скандинавский фольклор. Для этого пришлось погрузиться в глубокие исследования, но, если бы мне пришлось выбрать книгу или сказку, которая вдохновила меня больше всего, я назвал бы «Беовульфа», эту эпическую поэму о герое, охотящемся на чудовищ, и его наемной группе воинов. В моем романе они не такие героичные и более корыстные, но поиск Беовульфом боевой славы и его желание охотиться на чудовищ, которые бродят по темным местам, определенно послужили вдохновляющей отправной точкой для этой серии.

— Вы уже давно являетесь любителем истории и историческим реконструктором. Много ли дополнительных исследований вам пришлось провести для подготовки данной истории?

— Я реконструктор эпохи викингов и настоящий энтузиаст, и мне нравится стоять в строю, плечом к плечу с моими тремя сыновьями, и рычать на наших врагов над краем наших щитов. То, о чем я просто не подумал бы раньше, например, так это о том, как трудно держать щит и копье в бою в течение длительного времени или как трудно влезть в кольчугу. Это не так просто, как кажется, и я должен признаться, что застрял в кольчуге при первой же примерке. Стыдный момент.

Занятия реконструкцией помогли мне понять характер боевых действий, выбрать правильные оружие и одежду, но в написании фэнтезийного романа, вдохновленного скандинавскими сагами, есть гораздо больше, чем боевые действия. С детства я был очарован историями о берсеркерах, драконах, богах, меняющих облик, но чтобы действительно попытаться передать ощущение нордического характера в этой серии, я прочитал много книг за год или около того, прежде чем приступил к написанию первой части.

Я могу привести несколько примеров того, какие книги читал, но если бы я стал перечислять их все, то получилась бы очень длинная библиография. В начале исследования я вернулся к первоисточникам — Старшей и Младшей Эдде, которые, по сути, являются старыми сборниками скандинавских мифологических сказаний, а также к исландским сагам, которые представляют собой замечательный сборник сказаний Исландии периода викингов. Я прочитал много других саг, таких как «Сага о Ньяле», «Сага об Эгиле» и «Сказание о Рагнаре Лодброке». И много исторических текстов о периоде викингов. Среди них мне запомнились «Дети пепла и вяза» Нила Прайса, «Викинги на войне» Кима Хьярдара и Вегарда Вике и «Валькирия» Юханны Катрин Фридриксдоттир. Я бы также рекомендовал «Везен» Юхана Эгеркранса.

Эти книги — лишь срез того, что я прочитал, пытаясь впитать в себя исторически достоверные детали, а также тон и смысл скандинавской мифологии и саг. И я люблю каждую минуту, посвященную такому чтению. Я люблю «проводить исследования».


Это Джон. — Источник

— Действие «Тени богов» происходит в совершенно новом мире, не связанном с вашими предыдущими романами. Было ли сложно создавать этот новый мир с нуля? Какова была ваша отправная точка?

— Когда я начинал этот новый проект, определенно чувствовалась нервозность. Я был рад возможности войти в другой мир с чистого листа и просто играть в этой творческой песочнице, но вся моя писательская карьера — семь книг за восемь лет — была сосредоточена на Изгнанных землях, поэтому начинать новую серию в совершенно новом мире поначалу было немного страшно, и я нервничал вплоть до момента, как начал писать первую главу об Орке.

Но как только я начал ее, я почувствовал себя как дома, как будто я давно знал этого персонажа и этот мир. Я думаю, что герои, мир и сказка так долго рождались в моей голове, что в итоге было просто радостно начать общение с ними и переносить историю на бумагу.

Если вернуться немного назад, то моей отправной точкой в плане вдохновения для этой новой серии стал «Беовульф». Но не менее вдохновляющим был рассказ о Рагнареке, эпической битве конца дней из скандинавской мифологии, где все боги сражались и в основном погибли. Я отчетливо помню, как читал «Волуспу» — книгу из Старшей Эдды. Она также называется «Пророчество провидицы», и в ней рассказывается о том, как Один расспрашивает провидицу о подготовке к Рагнареку, а затем о деталях последней битвы. В самом конце, после того как боги сражались и погибли, есть отрывок:

С холмов Темной Луны поднялся в небо сияющий змей.

Дракон-из-тени, что грядет сюда, к нам,

Летит над равниной, и на оконечностях крыльев его — мертвецы.

Речь идет о драконе Нидхоггре, который был прикован в залах под Иггдрасилем, великим ясенем, но разрушение и гибель Рагнарека освободили его. Итак, я прочитал этот отрывок и просто откинулся в кресле, думая: «Вау, это круто». Затем я подумал: «Интересно, что было дальше?» И это была та искра, которая потом стала «Сагой о Заклятых Кровью».

— Читатели положительно отозвались о роли, которую играют женщины в «Тени богов», причем Орка сразу же стала общей любимицей. Было ли это сознательным шагом с вашей стороны — показать, что женщины в Вигрире так же успешны в искусстве войны и смертоносны с топором, как и мужчины?

— Это замечательно. Изображение женщин как сильных, способных воинов было определенным выбором, и я сделал это по нескольким причинам.

Мир викингов хорошо подходит для создания сильных женщин-воинов, потому что женщины-воины упоминаются во всей скандинавской мифологии — валькирии и девы щита встречаются регулярно , — и даже в истории эпохи викингов ведутся жаркие споры о степени участия женщин в боевых столкновениях. Этому способствовало недавнее открытие в Бирке — торговом городе эпохи викингов, где было исследовано множество могил: одна могила, которая всегда считалась принадлежащей мужчине-воину (скелет, похороненный с принадлежностями элитного бойца: меч, копье, топор, секира, щит, лук, лошадь), на самом деле содержит скелет женщины. Таким образом, есть доказательства существования по крайней мере одной женщины-воина элитного уровня. Насколько это масштабно — единичный случай или только верхушка айсберга? Этого мы еще не знаем, но, глядя на исландские саги, мы видим, что скандинавская культура, хотя и оставалась патриархальной и женоненавистнической, была значительно более прогрессивной в гендерном отношении, чем окружающие ее европейские культуры. Например, женщины могли законно разводиться и владеть собственным имуществом, что было неслыханно в других культурах того времени.

Поэтому вписать в эту историю сильных женщин-воинов было не таким уж большим вызовом, как если бы я писал серию, вдохновленную, скажем, Францией XIV века.

Но, честно говоря, даже если бы в истории все было по-другому, я все равно написал бы женских персонажей в «Тени богов» точно так же. Я пишу, чтобы развлекать, а не для того, чтобы использовать свои произведения как платформу для проповеди личных ценностей. Но , говоря так, я все же думаю, что ваша сущность, внутреннее «я», не может не просочиться в ваши произведения. У меня социологическое образование, и я глубоко осознаю проблемы, связанные с классовым делением общества, с расой и полом, а также вопросы неравенства, поэтому темы, связанные с этими вопросами, всегда будут просачиваться в тексты, которые я пишу.

Кроме того, я должен сказать, что в моей группе реконструкторов есть много женщин, в том числе в стене щитов, и все они являются чрезвычайно способными воинами, прекрасно владеющими оружием. Одна из наших капитанов мастерски сражается датским топором, который считается оружием элитного уровня и которым очень трудно овладеть. Я бы точно не хотел вступать с ней в схватку.

Если говорить конкретно об Орке, то она появилась во время разговора с моим замечательным агентом Джули Крисп. Мне нравится играть с тропами жанра фэнтези, иногда пытаясь их подменить, а иногда — написать их с более современным уклоном. Орка появилась после разговора с Джули, когда «Сага о Заклятых Кровью» существовала лишь в виде нескольких идей в моей голове. Я сказал Джули, что хотел бы сделать что-то с тропом «отставного человека, склонного к насилию», подобно персонажу Клинта Иствуда, Уильяму Манни , в фильме «Непрощенный». Я не помню, кто предложил это первым, но из разговора родилась идея написать этого персонажа как женщину, потому что традиционно этот троп обычно пишется как мужской. Так родилась Орка.

— Какая у вас любимая сцена в «Тени богов» и почему?

— Ха-ха, я не думаю, что это корректный вопрос. Но если бы на меня надавили, я бы, наверное, сказал, что это сцена, когда Орка заходит в бар. Это звучит как вступительная фраза к анекдоту, но я могу заверить вас, что это вовсе не было шуткой для тех, кто сидел в баре.

Когда я писал эту сцену, то чувствовал, что она не просто получается полной экшена, хотя эта часть работы и была забавной, а становится поворотным пунктом сюжета и полем для реализации характера Орки. Я стараюсь вписать характер в действие, а также повороты сюжета, чтобы они никогда не были просто экшеном, боем ради боя. В этой конкретной сцене я надеялся, что читатель выйдет из нее с новым пониманием характера героини, а также запомнит элементы фабулы, которые станут более очевидными в последних нескольких главах этой книги, а затем и во второй части.

— Какая одна вещь в «Тени богов», связанная с миром или персонажами, вам полюбилась, но не сумела вписаться в сюжет?

— Наверное, хотелось бы написать больше монстров. Во время изучения скандинавского фольклора и мифологии я столкнулся с огромным количеством замечательных, интересных и жутких существ, но книга позволила рассказать лишь о немногих из них. Я хотел дать каждому существу свой момент славы, чтобы блеснуть, а не просто бросить в книгу «монстр-бомбу». Поэтому волевым усилием я приберег некоторых из них для продолжения.


Книга большая — 500+ страниц

— В «Тени богов» удивительно сильный состав персонажей. Если бы вам нужно было выбрать одного, кто ваш любимый? Кого было труднее всего писать?

— Мне очень понравилось писать героев «Тени богов», как главных, так и побочных персонажей. Одним из моих любимых героев стал Свик.

Одна из вещей, которую я хотел привнести в книгу, — это специфически скандинавское чувство юмора, и для этого я использовал характер Свика. Во время исследований и чтения источников я заметил, что, хотя история эпохи викингов может показаться чрезвычайно мрачной, а окружающая среда холодной, суровой и смертоносной, в скандинавских сказаниях все же присутствует удивительно темное, прагматичное чувство юмора, и я хотел попытаться передать его.

Сказка, которую рассказывает Свик , — о тролле, сыре и каше — это моя адаптация скандинавской народной сказки, только немного подправленная, чтобы вписать ее в фантастический мир, и это прекрасный пример чувства юмора и прагматичного отношения к жизни, которые я нашел в источниках.

Самый сложный персонаж для меня? Я бы сказал, что драконица Лик-Рифа была сложным персонажем. Мне нравилось писать ее, но сочетание дракона и человека представляло свои трудности: найти правильную индивидуальную тональность и поделить ее между двумя ее воплощениями, драконом и человеком, чтобы при этом она была правдоподобной на обоих уровнях. Я постарался сделать все возможное и надеюсь, что она получилась интересной, вызывающей симпатию и ужас одновременно.

— Без спойлеров, можете ли вы намекнуть нам на то, что ожидает Заклятых в «Голоде богов»?

— Ха, хорошо. Итак, в «Голоде богов» мир немного изменился. Прибытие богини-драконицы повлияло на него. Но Варг и Заклятые заняты своими личными поисками, преследуя Гальдурмана Скалька, который похитил Вол, ведьму-Сейд и жену Глорнира. Варг теперь один из полноценных членов отряда, но поиск убийц сестры и клятва все еще занимают его мысли.

Эльвар с ужасом осознает, что она сыграла свою роль в освобождении Лик-Рифы, но она также связана клятвой крови (blóð svarið) и должна спасти ребенка, похищенного Илской Жестокой и ее бандой Кормильцев. Так что Эльвар придется смириться с ужасом, который ее стремление к боевой славе принесло миру, а также попытаться найти способ спасти мальчика, окруженного воинами-Порчеными и богиней-драконицей.

А Орка просто хочет вернуть своего сына. Для нее не важно ничего, кроме этого.

Эти три героя будут продолжать свои личные квесты, но в Вигрире зарождаются ростки новой войны, и все три персонажа медленно, но верно втягиваются в более масштабный конфликт. Во второй книге вы также найдете двух новых персонажей, от лица которых пойдет повествование. Бьорр, воин Илски, который проник в Лютую Рать и стал любовником Эльвар. И Гудварр, племянник ярлы Сигрун. Я надеюсь, что эти две дополнительные грани помогут составить полное представление о событиях, происходящих в Вигрире.

— И, наконец, нельзя не спросить: если бы вы были Порченым, какие богоподобные силы вы бы предпочли унаследовать?

— О, это просто. Ульфрир — бог-волк. Я хотел бы быть ульфхеднаром. Что тут поделать, я всегда любил волков.

По материалам книги «Тень богов»

Рубрика
Проза

Похожие статьи