Книжный клуб
«Когда фонарь уже почти затух, кто-то подкрался ко мне сзади и похлопал по плечу». Интервью с автором книги «Мистер Вечный Канун»
31 октября 479 просмотров
Книжный клуб
«Когда фонарь уже почти затух, кто-то подкрался ко мне сзади и похлопал по плечу». Интервью с автором книги «Мистер Вечный Канун»
31 октября 479 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Поговорили с одним из авторов книги «Мистер Вечный Канун» Владимиром Ториным. Расспросили его про книгу и узнали, что сформировало его как писателя, что он читает и как пишет.

— Что вас вдохновило на эту книгу? Как появилась идея написать книгу именно на эту тему?

Хэллоуин всегда казался мне чем-то сказочным, душевным и очень атмосферным. Этот праздник — как всеобъемлющая иллюстрация к понятию «Детство». Сам праздник и вдохновил. Однажды появилась идея, а почему бы и нет. И вот — от идеи до выхода книги пролетел один миг (длиной в восемь лет).

— Расскажите о книге: о чем она для вас? Кто любимый герой и почему?

Эта книга лично для меня о тайнах и приключениях. Настоящих книжных приключениях. О таких, о которых уже никто не пишет. Добрых, очень авантюрных, настоящих… Любимый герой — таксист мистер Эндрю. Почему — не скажу☺


«Мистер Вечный Канун» — это одна история в двух томах

— Как вы писали эту книгу? Какие жизненные обстоятельства вас вдохновляли или, наоборот, мешали вам?

Писали эту книгу три полных года. Потом еще много лет кое-что переписывали, кое-что добавляли, а кое-что, наоборот, убирали. В процессе написания вдохновляло только одно — то, что я пока сам не знаю, чем закончится история. Ну а мешало… жизнь мешала, что же еще.

— Понимаю, что «Мистер Вечный Канун» книга фантастическая, но всё-таки: есть ли в этой истории герои, которые имеют реальные прототипы. Те, с кого вы писали образ.

У этой книги есть реальный прототип. Мистер Эвер Ив максимально реален;)

Ну а другие… это люди из нашей и из вашей жизни, которые живут по соседству, ездят с вами в общественном транспорте и сидят за соседним столом на работе. Писались ли они с конкретных людей? Нет. Да и зачем, когда можно оглядеться, и взгляд наткнется на хмурого молчаливого Виктора Кэндла, на экспрессивную Кристину или на деланно добродушного дядюшку Джозефа.


Владимир Торин

— Какие книги вас сформировали, как писателя?

Те же, которые сформировали, как читателя: «Хоббит», «Хроники Нарнии: Покоритель Зари», «Пять юных сыщиков и верный пес», «Шерлок Холмс», книги Жюля Верна. Продолжаю формироваться и буду формироваться дальше. Это бесконечный процесс.

— А кто ваши любимые писатели?

Лемони Сникет, Э.А. ПоГовард Филлипс ЛавкрафтНил ГейманСюзанна Кларк, Терри Пратчетт.

— Что вы читаете сейчас?

Хорошую западную детскую литературу. Приключенческий/детективный жанр. Серия «Пять юных сыщиков и верный пес» Энид Блайтон могу перечитывать множество раз.

— Своего читателя вы каким себе представляете?

Мой читатель — это человек, который любит приключения, любит тайны и загадки, а еще любит «те самые старые добрые» ламповые книги из детства.

— А теперь давайте познакомимся 😉 Расскажите о себе.

В детстве прибился голодным к берегам Стамбула. Попал в местную чайхану. Хозяевами там были два брата — Юсуф и Омар. Юсуф был слепым, а Омар глухим. Между тем это были очень веселые и добрые люди. Их чайхану знали все в районе Султанахмет: в заведении братьев часто было не протолкнуться от людей со всего Старого города. Ну, и приняли Юсуф с Омаром меня у себя. Кормили пловом и хлебными лепешками, а я помогал им с чашками и тарелками.

При этом Юсуф и Омар были заядлыми коллекционерами, а коллекционировали они чудаков — странных приезжих, причудливых горожан, да и просто тех, кто чем-то привлекал внимание. Я помогал им коллекционировать чудаков. Юсуфу я рассказывал обо всех странных людях, которых видел, а для Омара записывал их описание в тетрадь, которую назвал «Книгой Чудаков». Как-то так все и началось… С «Книги Чудаков».


И это тоже Владимир Торин:)

— Ух, как захватывающе 😉 Расскажите о своем писательском методе.

Мой метод: когда чувство ненависти и презрения к себе из-за прокрастинации достигает пика, садишься и пишешь. Помогает посмотреть новости знакомых писателей. Кто-то постоянно выкладывает новые главы, а ты — нет. Это мотивирует.

— Как сформировались ваши писательские навыки?

Навыки продолжают формироваться. Это бесконечный процесс. Я рассказываю истории. Каждая история требует чего-то нового. А вы попробуйте в десятый раз по-новому описать туманные улицы, чтобы описание не повторяло предыдущие пять историй с туманными улицами.

— У вас был писательский кризис? Как справлялись?

Живу в писательском кризисе. Вылавливаю моменты без кризиса и с разгона в них запрыгиваю.

— Дайте совет молодым писателям: как написать книгу? Как научиться писать?

Быть молодым и писать. Старым этот совет не очень поможет. Молодыми они уже не станут… Забыть про отдых, развлечение, заработок, личную жизнь и посвятить себя своему миру и своим персонажам. Какой писатель: такой и совет.

— Где брать идеи для книг молодым писателям? И где берете их вы?

Все банально: читать, смотреть и наблюдать. Я не знаю, где я беру идеи. Наверное, это просто совокупность факторов, причудливым образом сложившихся в один очень удачный момент: какое-нибудь наблюдение, ассоциация, воспоминание и — бам! Я не уверен, что мои советы в плане идей и поиска идей могут помочь другим авторам: у меня странное мышление, и я работаю с гротеском. Как-то я еду в трамвае и вижу в окно кошку, которая волочит в зубах дохлую крысу. Мой мозг мгновенно ухватился за этот образ и перевернул все. И так в Габене появилась здоровенная крыса, которая волочит в зубах кошку.

— Вернемся к работе над книгой. Как вы попали в издательство МИФ?

Путь был тернист и долог. Я взял фонарь и отправился с ним в кромешную тьму и стылую пустоту, и бродил там восемь лет. А потом, когда фонарь уже почти затух, кто-то подкрался ко мне сзади и похлопал по плечу.

— Какие впечатления испытали, когда МИФ вам написал?

Сомнения. Я предпочитаю не предаваться надеждам и преждевременно не кататься на люстре. Ожидай худшего (или вообще ничего не ожидай) — и пусть лучшее тебя приятно удивит.

— А что подумали, когда увидели впервые свою книгу?

«М-м-м… книга…»

— Работа с издательством. Как все складывалось?

Больше всего мне понравилось то, что моя госпожа ответственный редактор прочитала книгу, и та ее реально чуть-чуть зацепила. Ну, насколько я могу судить. Это был мой первый опыт, когда ответственный редактор действительно прочитал книгу. *да, был опыт, когда не читали.

— Ваши ожидания от выпуска книги совпали с тем, что было в реальности?

Да. Меньше ожиданий — меньше неожиданностей☺

— Какой этап работы над книгой был самым сложным?

Самым сложным была редактура книги в графике 19 часов работа →3 сон →18-19 часов работа → и так полтора месяца подряд перед финальной сдачей романа. Все остальное было умеренно сложным (кому как, но мне книги в принципе писать не легко).

— Что для вас важно в работе над книгой?

Важно отлавливать какие-то моменты, крючки, которые сделают любой отрывок чем-то уникальным, чем-то что можно будет перечитывать помногу раз. Без этого не вижу смысла просто набирать текст.

— Получилась ли обложка так, как вы ее себе представляли?

Обложка вышла не такой, как я себе ее представлял, но это не отменяет того, что она получилась очень хорошей и атмосферной. Суть книги полностью передает.


Обложку нарисовала художница Полина Граф

— А сейчас вы работаете над чем-то новым (книгой или чем-то еще)? Если да, то над чем?

Работаю над стимпанковыми историями про город Габен. В работе роман, который я начал 10 лет назад, — «Молчание Сабрины», новый роман про доктора Доу и ориджин (история становления) городской мстительницы в маске Зубной Феи.

«Мистер Вечный Канун. Часть 1» →
«Мистер Вечный Канун. Часть 2» →

Похожие статьи