Кругозор
«Каждое шоу было для меня терапией». 9 цитат Опры Уинфри
20 декабря 2021 3 098 просмотров
Кругозор
«Каждое шоу было для меня терапией». 9 цитат Опры Уинфри
20 декабря 2021 3 098 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Немногие американские истории успеха и лидерства могут сравниться с историей Опры Уинфри. Воспитанная бабушкой в бедности, получившая первую работу на телевидении в Нэшвилле в девятнадцать лет и пониженная в должности с ведущей до обычного репортера во время работы в Балтиморе на местной радиостанции, Опра переехала в Чикаго, где стала самой уважаемой и популярной телеведущей в Соединенных Штатах и удерживала этот статус почти три десятилетия. Ко времени закрытия своего шоу 25 мая 2011 года Уинфри была многократной обладательницей премии «Эмми». Ее шоу транслировалось в ста пятидесяти странах мира, его рейтинг среди американцев был настолько высок, что с Опрой не мог сравниться ни один американский телеведущий.


Опра и певица Адель. Фото из личного архива Опры

Кроме того, по ходу дела Опра стала ключевой фигурой в общественной жизни Америки, самой богатой афроамериканкой в США и одним из крупнейших благотворителей, собравшим свыше 51 миллиона долларов через свой благотворительный фонд Angel Network. Голливуд не мог бы придумать более невероятную историю сказочного перевоплощения бедной девочки.

Помимо ведения ежедневного ток-шоу, Опра издает журнал, управляет одноименной кабельной сетью и пропагандирует любовь к чтению через свой всемирно известный книжный клуб, через который было реализовано более 55 миллионов книг.

Несомненно, Опра была полна решимости выбиться из низов. Но об этом мечтали многие. Тем не менее повторить ее успех не удалось никому. (В настоящий момент ей даже не нужна фамилия. Она похожа на Элвиса, Шер, Мадонну, Боно — одно ее имя уже говорит само за себя).

Вот несколько цитат Опры Уинфри — из её интервью Дэвиду Рубенштейну из книги «Быть лидером».

Итак, что ты хочешь сказать миру?

Когда я впервые вышла в эфир на общенациональном канале в 1986 году, каждый раз при проведении очередного ток-шоу возникал вопрос: «Что мы будем делать?» Года через два я поняла, что свою дистанцию ты проходишь лучше, чем кто-либо другой. Если ты бежишь и смотришь по сторонам, чтобы узнать, где все остальные, то сдаешь позиции. Человек всегда лучше играет собственную роль, чем чужую. Не нужно себя ни с кем сравнивать.

Как только я это поняла, мы нашли свою неповторимую индивидуальность. Я обнаружила, что это не просто шоу, а платформа, с которой можно обращаться к миру. Где-то в 1989 году мне пришла в голову мысль: «Итак, что ты хочешь сказать миру? Какое применение ты хотела бы найти для своего шоу, причем так, чтобы не телевидение использовало тебя, а, напротив, ты использовала телевидение?»


Опра и актер Уилл Смит. Фото из личного архива Опры

Еще одна высота

Чего все мы хотим — так это иметь возможность прожить жизнь, достигнув высшей степени самовыражения как личность. Это желание не ослабевает до нашего последнего вздоха. Какое самое истинное, высшее видение своего предназначения вы определили для себя? Каких бы высот в жизни вы ни достигли, впереди всегда есть еще одна высота. И она будет вас манить до конца. Я всегда знала, что прекращу вести шоу, когда начну думать примерно так: «О, я сказала все, что могла, на этой платформе. Чем же мне теперь заняться?»

Лучшие слова, сказанные в мой адрес

Примерно через год после дебюта на общенациональном телеканале со мной произошел такой случай. Одна женщина из Анн-Арбора написала мне письмо, которое войдет в мое завещание. На моей могиле не будет надгробия, но если бы оно все-таки было, то я хотела бы, чтобы на нем были выгравированы строки из ее письма. Она написала: «Опра, наблюдая за тем, как ты каждый день остаешься верна себе, я тоже хочу поступать так же». Это лучшие слова, сказанные в мой адрес.

Ваше наследие — это каждая жизнь, к которой вы прикоснулись. Нам нравится думать, что именно наши громкие благотворительные дела имеют значение или что-то меняют в мире, а на самом деле это то, чем вы занимаетесь каждый день. То, как вы распоряжаетесь своей жизнью, чтобы нести свет в чью-то жизнь, и то, как вы используете свою работу как проявление собственного искусства, в чем бы оно ни заключалось.


Опра и писательница Тони Моррисон. Фото из личного архива Опры

Кто такая Опра?

Помню, что, впервые приехав в Балтимор и встретившись с директором новостных программ, я услышала от него: «С именем придется что-то делать. Никто не запомнит его или не будет знать, как правильно произносить».

До того момента, Дэвид, я всегда хотела иметь такое же имя, как у всех. Но когда босс посоветовал задуматься над его сменой, я решила: «Нет, я сохраню свое имя». Когда я начинала в Балтиморе, там провели целую кампанию под лозунгом «Кто такая Опра?», пытаясь объяснить людям, как оно произносится.

Я вышла в эфир и была собой

Все, кроме моей подруги Гейл, все еще работавшей в Балтиморе, говорили мне: «Ты провалишься в Чикаго». Потому что я собиралась конкурировать с самим Филом Донахью.

Для меня это не имело значения. Я не думала, что могу его обойти. Это я и объяснила своему боссу Деннису Суонсону, который делал отличные проекты на телевидении. Он сказал: «Мы знаем, что ты не сможешь его превзойти. Так что не беспокойся об этом, просто будь собой». Его напутствие меня спасло. Только представьте себе маленькую, пухленькую и кудрявую меня, которой говорят: «А теперь ты должна превзойти Фила Донахью». Деннис сказал: «Мы просто местное шоу. Если у тебя получится — прекрасно». Так что на меня никто не давил. Я вышла в эфир и была собой.


Опра и психолог Эдит Эгер, автора книг «Выбор» и «Дар»Источник

Я — часть аудитории

В чем действительно состоит моя уникальность, так это в умении общаться с аудиторией, причем она основывается не на способности проводить интервью, а на умении слушать. И мое мастерство — следствие глубокой внутренней убежденности в том, что я ничем не отличаюсь от своей аудитории. Я всегда считала себя частью аудитории, и это наделяло меня властью в кресле с микрофоном.

Каждое шоу — терапия

Каждое шоу было для меня терапией. Я не раз задумывалась об этом. Я никогда не посещала психотерапевта. Но все эти дни на шоу я уделяла внимание людям и сумела помочь многим из них, хотя раньше они думали: «Нет, это не для меня».

«Ты меня слышишь? Ты меня видишь? И сказал ли я что-нибудь важное?»

В середине — конце 1990-х я заметила, что после интервью участники шоу все чаще стали спрашивать меня: «Ну как все прошло? Нормально?» Я начала намеренно обращать на это внимание. Я брала интервью у отца, которому дали пожизненное за убийство своих дочерей-близнецов. В конце интервью, даже за решеткой, он спросил меня: «Ну как, я справился? Я нормально держался?»

Будучи избранным на свой первый срок, президент Барак Обама спросил то же самое. Это говорил и Джордж Буш. И Бейонсе. Она научила меня танцевать тверк, а затем сказала: «Ну как, нормально?»


Опра и актриса Хелен Миррен. Источник

Вот чему я научилась, сидя в этом кресле двадцать пять лет: независимо от того, интервьюируете вы меня или я вас, какие у вас профессия и жизненный опыт, а также отношения с окружающими, каждый человек, с которым вы сталкиваетесь, после каждого интервью задает один и тот же вопрос: «Ну как, нормально?»

На самом деле люди хотят этим сказать другое: «Ты меня слышал? Для тебя что-то значит то, что я сказал?»

Я стала учитывать это; слушая собеседника, всегда стремлюсь показать, что его присутствие в моей студии, его согласие пообщаться со мной, выделить на это время имеет огромное значение и крайне важно для меня. Для зрителей и слушателей совершенно очевидно, что, независимо от того, с кем я встречаюсь и какие аргументы слышу, этот человек просто хочет знать: «Ты меня слышишь? Ты меня видишь? И сказал ли я что-нибудь важное?»

Благодарим Росбанк L’Hermitage Private Banking за помощь в издании книги «Быть лидером»

Обложка из личного архива Опры

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи