Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Творчество
Как барышни изображали гусаров, а мужчины — балерин. Русские травести на сцене
1 июля 2021 2 761 просмотр

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Когда-то давно Россия была столицей травести. Не верите? Почитайте книгу искусствоведа и историка моды Ольги Хорошиловой (автора «Моды и гениев»). Мы выбрали из неё несколько любопытных отрывков — о людях, которые посвятили жизнь перевоплощению.

Барышни-рыцари

Травести-искусство расцвело в эпоху романтизма, прекрасных слез и сантиментов. Тон задавали барышни, исполнявшие breeches roles, «бриджевые» роли: хулиганов-мальчишек, пастушков, пажей, безответно влюбленных рыцарей. Публика желала видеть хрупких андрогинов с ангельскими личиками, узкой талией, полными ножками. Таких могли изображать лишь бойкие молодые актерки. Мужчинам эти амплуа были не по возрасту и не по фигуре.


Русские травести


Сара Бернар играет Гамлета. Фотография ателье Lafayette. 1899 г

«Бриджевые» роли позволяли аппетитным этуалям безнаказанно хвастаться природными прелестями. В 1820 году проказница-певица Люсия Вестрис вышла на лондонскую сцену Дон Жуаном в расшитой куртке, плаще и мушкетерской шляпе. Забавляя зал вокальными колоратурами, она то и дело сбрасывала плащ и показывала стройные ножки, обтянутые шелковыми чулками. Это был настоящий скандал и настоящий успех.

Люсия Вестрис в роли Дон Жуана Гравюра. Около 1820 г.

Так хороша, что гадко смотреть

«Бриджевые» звезды были и в русском театре. В 1830-е годы публика рукоплескала Варваре Асенковой, миловидной хрупкой актрисе с хорошо поставленным голосом и даром перевоплощения. Говорили, она умела раскрыть глубины души даже в случайных, пустых персонажах, в водевильных ничевочинках. Говорили, она красива и талантлива до неприличия, пленила самого государя-императора Николая Павловича (хотя это было несложно), сводила с ума пылких молодых офицеров, и те закидывали ее розами и настоящими бомбочками. Почти все современники, видевшие ее на сцене Александринки, уверяли, что лучшей травести Россия не знала.

Варвара Асенкова в роли юнкера Лелева (справа), Иван Сосницкий в роли садовника Ивана в пьесе «Гусарская стоянка» Гравюра. 1830-е гг.

Бриджи ей невероятно шли. Она играла мальчиков по-женски, как тогда было модно, но с особым пацанским уличным нахальством и угловатостью, с напряженными мышцами и балетной грацией, с комизмом, никогда не опускавшимся до карикатурности. Варвара настолько вжилась в образ повесы-гусара, что пристрастилась к табаку, завела в квартире курительную комнату и повсюду носила с собой трубочку, при случае ее вынимала, вставляла в рот и не спеша, со знанием дела раскуривала. Публика Асенкову обожала, критики расхваливали, и даже бледный иезуит Виссарион Белинский, скучнейший сухарь, напряженно процедил: «Она так хороша, что гадко смотреть».

Моралисты по-змеиному перешептывались: госпожа Варвара Николаевна забывается, желает, видите ли, играть только военных, в быту носит рейтузы и ментики, какой скандал, господа, какой позор. Варвара играла юношей до своей преждевременной кончины в 1841 году — в расцвете сил и таланта она трагически сгорела от чахотки. Среди других ее известных травести-ролей Керубино («Женитьба Фигаро»), Асмодей («Чертов колпачок»), Педро («Король и пастух»), Виктор («Паж-арестант»), Карл II («Пятнадцатилетний король»).

Усатые старухи и оперные дивы

В 1910-е годы русскую провинциальную публику развлекал волшебными перевоплощениями Александр Галинский — «первый русский трансформатор и дамский имитатор-пародист», как он сам утверждал. Деловой хватки ему было не занимать. Он обожал журналистов, раздавал интервью налево и направо, убеждал малосведущих хроникеров в том, что чертовски талантлив, что он первый и единственный в своем роде.

Рекламная фотооткрытка с травести-ролями Александра Галинского Начало 1910-х гг. Коллекция О. А. Хорошиловой

На собственные средства печатал афиши, распространял перед выступлениями фотооткрытки с героями своих моноспектаклей. Играл преимущественно женщин: усатых старух, пустоголовых нянек в кружевных чепцах, гротескных влюбчивых дам с пышным каучуковым бюстом, дюймовочек и гимназисток, певичек кабаре и оперных див. Он объездил Европу и Азию, выступал в Париже, Берлине, Чикаго и Токио. Но его образы были неглубоки, напоминали скорее быстрые шаржи, неумные карикатуры, над которыми, однако, всеядные русские провинциалы гоготали от пуза.

Заболевший балетом

Ему с детства нравился театр, гимназистом ходил на балет вместе с сестрой. В студенческие годы полюбил танец настолько, что тратил на билеты последние деньги, оставшиеся от покупки вееров. Артистического таланта в себе не ощущал, но чувствовал, как в глубине что-то росло и «непременно должно было выстрелить».

Выстрел прогремел в 1908 году на первом вечере Айседоры Дункан. Чувственная, раскованная пластика Айседоры была настоящим откровением. Николай ушел совершенно ошеломленный, окрыленный. Его «нечто», растущее внутри и мучившее все эти годы, наконец прорвалось. Он решил сразу и навсегда: будет исполнять только женские партии, ведь они ему так шли.

Фотопортрет Николая Барабанова — Икара в женском образе. Фототипия Г. Перла. 1910-е гг. Коллекция О. А. Хорошиловой

В тот волшебный танцевальный вечер чиновник Барабанов превратился в артиста, дерзкого, особого, единственного в своем жанре. Он вдруг ощутил физически, кожей, что за спиной его выросли крылья. Это были крылья Икара.

Это было, пожалуй, смело — тридцатилетний господин, никогда не танцевавший, непластичный, нескладный, вдруг заболел балетом, захотел стать артистом. И это было немыслимо — мужчина, в платье (он сразу сшил себе балахон, точь-в-точь как у Дункан), на пуантах, исполняет женские партии, не дома под абажуром, а на сцене, в консервативной ортодоксальной России. Пожалуй, это был бунт — против традиций, классического театра, Блазиса, Петипа и Бурнонвиля, против самой природы.

Николай Барабанов — Икар в образе Анны Павловой. Фототипия Г. Перла. 1910-е гг. Коллекция О. А. Хорошиловой

По материалам книги «Русские травести»

Обложка: pexels

Рубрика
Творчество
Похожие статьи