Саморазвитие
Где умирают воздушные шарики
15 сентября 1 435 просмотров
Саморазвитие
Где умирают воздушные шарики
15 сентября 1 435 просмотров

Ирина Козловских, Greenpeace
Ирина Козловских, Greenpeace

Заметки сотрудницы проекта «Ноль отходов» Greenpeace Ирины Козловских из экспедиции по мониторингу пластикового загрязнения.

18 августа 2020 года

Вчера мы добрались до заповедника и заселились в волонтерский дом. Здесь нет ни связи, ни электричества. Здесь вода из реки, туалет на улице, а по ночам при ясном небе видны звезды.

10:05

У домика нас встречает инспектор заповедника Вера и полчаса по кабаньим тропам ведет через лес к озеру. По дороге Вера показывает чесальное дерево медведей: здесь они обдирают кору — кто выше поцарапает, тот круче. Царапины выше моего роста, но про встречу с медведем лучше не думать.


Обочины усыпаны грибами и ягодами, однако собирать ничего нельзя — в заповеднике можно только наблюдать и изучать, на территорию можно попасть только по специальному пропуску в сопровождении инспектора

Для справки. Нижне-Свирский заповедник расположен на берегу Ладожского озера в Ленобласти. Его важнейшая задача — сохранение мест стоянок перелетных птиц. Весной численность водоплавающих птиц здесь достигает миллиона, а зимой в прибрежных водах сосредоточиваются ладожские нерпы. В лесу живут лоси, волки, медведи.

Ладожское озеро — самое большое пресноводное озеро Европы. В ближайшие три дня мы будем размечать стометровые участки берега, собирать с них весь мусор, взвешивать и сортировать по категориям, потом заносить данные в протокол. Подобную работу мы проделывали на берегу Байкала, Куршской косы, Черного и Азовского морей.

Вера не разрешает ходить по пляжу босиком и ворошить тростник руками — там могут греться гадюки. Гадюк мы не встречаем, а вот мусора находим много, чаще всего попадаются пластиковые бутылки, упаковка из-под еды и куски пенопласта.

Для оценки загрязнения мы используем адаптированную методику мониторинга морского мусора, которую разработал проект DeFishGear. Собранные в том числе с ее помощью данные легли в основу решения Еврокомиссии по запрету отдельных видов пластиковых изделий. Историю с запретом мы хотим повторить в России.

Тетра-пак, когда становится мусором, меняется до неузнаваемости. Слой бумаги растворяется и облетает, остается фольга и пленка, которая блестит на волнах. Я в шутку называю это слезами речной нимфы.

14:30

Мы отрабатываем полигоны последовательно, каждый раз отдаляясь от базы дальше. Чтобы попасть на новый, надо пройти предыдущий, где мусор уже убран. Проходя через убранный полигон, я нахожу ленту с огрызком воздушного шара и понимаю, что его только что вынесло на берег волнами. Вот наглядное доказательство: сколько мусор ни убирай, пока воздушные шарики будут выпускать в небо, они будут загрязнять природу.

По итогам экспедиции питерская «Фонтанка» напишет, что Greenpeace нашел место, куда прилетают умирать воздушные шарики. Это и правда похоже на кладбище.

Для справки. Шарики способны перемещаться на большие расстояния и оказываться в природе: тонуть в воде или оседать на берегу. Животные часто принимают их за еду и гибнут. Вероятность гибели морской птицы, проглотившей кусочек шара, возрастает на 20 процентов (по сравнению с другими кусками пластика). Латекс комкуется и закупоривает пищеварительную систему. (Для сравнения: кусок твердого пластика должен обладать уникальной и неповторимой формой, чтобы встать стык в стык и блокировать пищеварение, а латекс легко может в такую форму комковаться).

Когда, вернувшись, я напишу пост про самые необычные находки на Ладоге, в списке будет колесо, которое ждало нас на втором полигоне. В комментариях нас спросят, унесли ли мы его с берега, я отвечу, что нет, и пошучу, мол, это уже местная достопримечательность, лоси сюда приходят на закат.


Всю экспедицию я буду придумывать себе истории про животных, чтобы как-то справиться с ужасом увиденного: горы мусора там, где его не должно быть, в месте, которое специально оградили от вмешательства человека.

Мы можем переехать в дом или район получше, но животные вряд ли смогут сменить озеро или перебраться в лес почище. И это больно.

Фантазирую: бутылки на берегу — это волки напились и за собой не убрали, нашла игрушечное колесо — это ехали медведи на велосипеде, а потом комарики на воздушном шарике.

18:30

Режу овощи на ужин и чувствую, что готова разреветься от бессилия и усталости. Мусор нужно не только собирать, но и нести на себе несколько километров до места, где его сможет забрать спецтранспорт заповедника.

19 августа

11:00

Нашла бутылку из-под кока-колы, внутри которой выросла трава. Бутылка была плотно закрыта и покорежена водой. Через маленькую трещинку в нее сначала проник какой-никакой питательный субстрат, а потом выросла травка. Видно, что на это ушли годы, она пережила шторма, морозы и палящее солнце.

15:00

Мусорные мешки наполнялись так быстро, что их просто волочили по земле. Вся береговая полоса была не только в наших следах и следах животных, но и в извилистых бороздах, что оставляли тяжелые мешки на мокром песке. Их подтаскивали к месту сортировки, но мусор не кончался.

Стеклянные и пластиковые бутылки, алюминиевые банки, набитые песком, куски пленки и пенопласта, спутавшиеся ленты от воздушных шаров. Суммарно с того стометрового участка мы собрали 78 килограммов мусора. Для сравнения — за всю экспедицию на Байкал мы собрали около 90 кг.

Пять рабочих дней на Байкале или один участок на берегу заповедника.

Среди находок оказалась бутылка из-под молока, срок годности которого истек 10 лет назад. Внутри еще плавала сыворотка.

17:30

Обратно мы еле дотащились, восьмером надо было вынести больше 100 кг мусора, и это было самым тяжелым испытанием экспедиции, потому что мы к такому готовы не были. В итоге, все, что можно было сдать на переработку, мы увезли в Петербург, остальное отправилось в ближайшие городские контейнеры.

20 августа

10:00

Финальный день экспедиции. Мы пошли в другую сторону и не стали переходить речку. Казалось, мусора на берегу непривычно мало. На берег вынесло капустную кочерыжку, она проросла среди поломанного тростника — придумала, что это посадили гадюки, ведь они любят там греться.

Снова находили шарики, бутылки, пакеты. Наверное, если до чтения этой статьи я попросила бы вас рассказать, как вы представляете себе заповедник, то услышала бы что-то про первозданную красоту, дикую, хрупкую и уязвимую природу. Я тоже так думала.

Но именно в месте, где нет людей, у нас есть возможность изучать, как бесконтрольно распространяется мусор, каков он по составу и что из одноразового пластика должно стать кандидатом номер один на устранение.

По итогам прошлых мониторингов мы составили список основных загрязнителей и передали его в Минприроды вместе с предложениями по регулированию оборота одноразового пластика на уровне закона.

Одна из наших задач в этом году — показать, что пока ведомства, ответственные за обращение с отходами, охрану природы и стандартизацию упаковки медлят, одноразовый пластик продолжает захватывать планету. И это не высокопарные слова: остатки пластикового пакета нашли даже на дне Марианской впадины.

14:00

Было жарко, но купаться в озере нам не разрешили — в заповеднике нельзя. Разрешили в речке около бани: вода там холодная, темная, как кофе, дно торфяное, рыхлое. Вперед от мостика еще нормально плыть, обратно — уже ломило ноги.

17:30

Нас отвезли в визит-центр заповедника. Мы снова ехали по ухабам через сосновый лес, сквозь который садилось солнце. Было красиво и очень по-скандинавски. В годы войны здесь был тыл финской армии, и нам показали здание полевого кинотеатра, стоящее посреди леса.

За три дня экспедиции было исследовано 7 тестовых участков общей площадью 11704 кв. метра и собрано 2446 фрагментов мусора. Из них частей пластика — 2020 штук или 82,6% от всех собранных фрагментов мусора.

10 наиболее часто встречающихся загрязнителей исследуемого берега Ладожского озера:

  1. Неидентифицируемые части пластика — 300 штук или 15% от всех частей пластика
  2. ПЭТ-бутылки объемом более 0,5 литра — 219 штук или 11%
  3. Контейнеры от еды, включая фастфуд — 156 штук или 8%
  4. Небольшие пластиковые пакеты и их части — 137 или 7%
  5. Куски полистирола до 50 см — 133 или 6%
  6. ПЭТ-бутылки объемом до 0,5 литра — 104 штуки или 5%
  7. Ленты и палочки от воздушных шаров — 94 штуки или 5%
  8. Пластиковые пакеты общего назначения — 85 штук или 4%
  9. Чашки и крышки от чашек — 73 или 4%
  10. Куски пластика до 50 см — 71 штука или 3%

Между собой мы шутим, что будем ездить в экспедиции, пока Минприроды не добьется принятия закона об ограничении оборота одноразового пластика. Благодаря полевой работе наши требования звучат громче: мы можем привлекать внимание к проблеме и показывать ее реальность. Впереди ещё поездка Чёрное море, о которой можно узнать больше.

Читайте еще одну статью Ирины Козловских, как ходить за покупками без вреда для природы→

Автор фото: Глеб Кузнецов, Greenpeace

Похожие статьи