Мы. Жизнь издательства
Книжные сокровища. Заглядываем в домашние библиотеки МИФовцев
16 июня 3 490 просмотров
Мы. Жизнь издательства
Книжные сокровища. Заглядываем в домашние библиотеки МИФовцев
16 июня 3 490 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Как вы уже поняли, мы влюблены в книги. В самые разные — практичные и вдохновляющие, с захватывающим сюжетом и красивыми иллюстрациями, старинные и, наоборот, про самые свежие тренды. Сегодня мы решили узнать, что же там скрывается в книжных шкафах сотрудников МИФа, и заглянули в домашние библиотеки. Ловите подборку увлекательных историй и фотографии невероятных коллекций.

Кстати, сейчас вовсю идет день рождения МИФа — нам 15 лет. Мы приглашаем вас в путешествие во времени. Будем дарить скидки, закладки, сумки и праздничный мерч. Заходите к нам на праздник!

День рождения МИФа

 

Надя Алексеева, менеджер розничной торговли

Лет 10 назад я прочитала «Повесть о жизни» Константина Паустовского, и это оказался совсем не тот Паустовский, которого проходят в школе. Книга меня настолько потрясла, что я буквально влюбилась в автора. Стала ездить в Тарусу, где он жил и похоронен. Там традиционно проходят памятные мероприятия. Была в его литературном музее в Кузьминках, читала дневники, письма, изучала биографию.

И, конечно, стала собирать книги. Сейчас у меня большая коллекция, не считала, но не менее 50 книг. Все произведения писателя и много литературы о нем. На фото поместилась только часть коллекции.


Только взгляните на коллекцию Нади!

Ее жемчужина — это альманах «Тарусские страницы», который вышел в 1961 году под редакцией Паустовского. Собранные там произведения оказались слишком смелыми для того времени, и тираж вскоре изъяли. Остались только те экземпляры, которые успели раскупить. Так что я обладаю настоящей библиографической редкостью.

Есть ещё несколько писателей, которых я люблю и уважаю почти также сильно.

Но Константин Георгиевич навеки остаётся моей путеводной звездой и примером того, как в любые времена человек может оставаться человеком.

Анна Аванесова, ведущий менеджер корпоративных продаж

Для моей семьи литература — это работа, отдых и увлекательное хобби. В нашем доме Книге (именно так, с заглавной буквы) выделено самое почетное место: книжный стеллаж встречает гостей сразу же на входе.


В библиотеке Ани — 713 изданий!

Первая книга, которая вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» — «Клиенты на всю жизнь» Карла Сьюэлла и Пола Брауна. По удивительной случайности, именно с нее мы начали собирать домашнюю библиотеку. С тех пор прошло 8 лет: домашняя библиотека расширилась до 713 изданий, а я уже три года работаю в команде МИФа. Участвовать в создании книг, помогать компаниям развиваться с помощью нашей литературы — это не просто работа, а мечта!


Старые книги обладают особой магией — их не хочется выпускать из рук

Кроме книг издательства, на наших полках есть художественная литература, путеводители и энциклопедии. Но особое место на стеллаже занимают антикварные книги. Все началось с первого издания «Книги о вкусной и здоровой пище» 1939 года, подаренного на день рождения. Рецепты подачи устриц перемешаны с заметками о нормах выработки ударников тяжелой промышленности и проблемах «пролетариата капиталистических стран» — настоящий символ эпохи.

Сейчас в коллекции порядка 30 книг. Самой «пожилой» — целых 203 года!

«Сочинения В.А. Озерова» застали времена, когда Пушкин учился в лицее, Гоголь сжигал второй том «Мертвых душ»; половину российских императоров, революцию, перестройку и коронавирус. Судя по ее состоянию, книга активно участвовала во всех событиях:) Для нас книга — это не просто листы бумаги с типографской краской. Книга — это целый мир!

Таня Бахмуцкова, менеджер службы поддержки

Вот моя пока скромная библиотека. В планах заполнить все полки любимыми книгами. Особенная гордость — книга «Теория фотографического процесса» доктора Кеннета Миза (1949 г.).


Есть книги, которые на века. «Теория фотографического процесса» — как раз такая

Мой папа серьезно занимался фотографией в юности, и эта книга досталась мне от него. Он рассказывал, что в 70-80-е годы книга не утратила актуальность и даже сейчас все формулы и рекомендации будут полезны увлекающимся людям. Он использовал её долгое время, и никогда книга его не подводила!


В такой книжной атмосфере и работается лучше

Есть ещё одна история, которую я бы назвала «Воровка книг». Когда-то я поступила в университет и снимала квартиру со своей подругой. Квартира была старая, много советской мебели и конечно книжный шкаф, забитый собраниями сочинений. Я не могла на него налюбоваться, не на шкаф конечно, а на его содержание! Очень долго просила хозяина квартиры, которому по моему мнению было все равно как на квартиру, так и на её содержимое, подарить мне книги, или продать. Он никак не соглашался, и я очень огорчалась, что когда мы съедем и он захочет сделать ремонт, все это богатство уедет на помойку.

Книги стояли в два ряда на полках, и тогда я заглушив голос совести спасла собрание сочинений Ф.М. Достоевского и А.С.Пушкина. Забрала те, что стояли на заднем ряду.

Мне очень стыдно до сих пор, но я не могла допустить их гибели. Теперь они гордо стоят на моей полке, и я иногда достаю томики Пушкина, читаю вслух любимые стихотворения. Беру в руки Достоевского и перечитываю любимые места «Преступления и наказания». Надеюсь вы меня не осудите, но книголюб всегда чувствует, что книги могут попасть в плохие руки, а я не могла допустить этого.

P.S. Этот шкаф появился в моем кабинете благодаря любимым коллегам. Самый лучший подарок книголюбу — шкаф для книг!

Елена Верстукова, редактор электронных книг

Иногда я чувствую себя библиотекарем. Потому что, поскольку я уверена, что книжки должны читаться: они и читаются, и зачитываются, и бродят иногда годами в неведомых мирах.

Ничего старинного в моих книжных шкафах, увы, не завелось. Библиотека началась когда-то с меня, точнее, с принесенных родителями детских книжек. Ну и разрослась немножко.

Многотомники Шолохова, Булгакова, Пикуля, Шекспира, Перес-Реверте. Полка поэзии, полка фэнтези. Сколько книг, когда-то затянувшего в волшебный мир, Макса Фрая даже и сказать не могу…

За Сергеем Алексеевым, Марией Семеновой, Алексеем Ивановым — это ко мне. Детективы и исторические романы… Есть по несколько книг авторов, после прочтения очередной вещи которых, я говорила: «Больше — никогда!» — и через полгода покупала очередного Мураками, Пелевина или Несбё.

Есть тридцать томов А. П. Чехова, когда-то выкупленных за честно собранную макулатуру.

М-м-м, мало кто из здесь присутствующих участвовал в этом супермероприятии. Когда зимой вечером раздавался телефонный звонок от друга: «На Народной пятого Чехова дают!» И ты через весь город, в метро и на автобусе летишь, зажав в руке талончик, полученный за пятьдесят килограммов макулатуры (это надо было раз семь-восемь принести в пункт приема кипы бумаги, перевязанной шпагатом). И прибегаешь за пару часов до закрытия, встаешь в хвост очереди, вывалившейся на заснеженный тротуар. И подпрыгиваешь от нетерпения и от страха, что не успеешь отовариться сегодня, или книги закончатся, или вообще метеорит упадет… А потом, по пути домой, начинаешь читать прямо в метро, периодически закрывая и поглаживая свежую, одуренно пахнущую новизной обложку… Хорошо.

Отдельного описания ждут книги по искусству и краеведению. Про них в формат заметки не уложиться. Да кому я рассказываю! Вы ж понимаете, сколько книг, столько историй.

Яна Фатьянова, руководитель службы поддержки

Наша библиотека собирается с 50-х годов XX века. И до этого времени у нас было много книг, но большая часть пострадала в войну и эвакуацию. Моя бабушка, в бытность своей работы на заводе, обменивала макулатуру на подписные издания книг. Таким образом в нашей библиотеке поселились 10-15-20-томные издания разных писателей: Бальзак, Золя, Твен, Доде, Горький, Чехов, Пушкин и многие другие. Какое красивое издание у книг «Тысяча и одна ночь» с золотым тиснением на корешках!

Когда я была маленькая, никогда не ходила в библиотеку по школьной программе — все было дома!

И все ребята, с которыми я дружила, тоже с радостью пользовались нашей коллекцией. А летом, на каникулах, без напоминания брала книги для внеклассного чтения и читала с удовольствием.


У Яны для книг не просто шкаф, а отдельная комната!

Потом выросла и сама стала собирать книги. Покупала то, чего не хватало для учебы, или то, что нравилось для чтения в свободное время. Библиотека разрослась еще и перестала помещаться в те шкафы, которые были предусмотрены для нее раньше и пришлось покупать новые. Мы много переезжали и книги всегда перевозили с собой. В доме, где мы живем сейчас, есть отдельная комната для книг, в которой я как раз и работаю.


А это стеллаж с мифовскими книгами. Смотрите, вон там комикс «Мы дали слово»

Конечно, отдельное место в моей коллекции и моем сердце занимают книги МИФа. Под них отведен личный стеллаж. Я бережно храню их и надеюсь, что новые книги будут появляться в моем доме регулярно. Как хорошо, что для них еще есть место!

 

Похожие статьи