Мы. Жизнь издательства
Голоса вне и внутри головы: как я записывала свою аудиокнигу (и почему записала бы еще одну)
3 июня 524 просмотра
Мы. Жизнь издательства
Голоса вне и внутри головы: как я записывала свою аудиокнигу (и почему записала бы еще одну)
3 июня 524 просмотра

Анастасия Максимова
Анастасия Максимова

Уши — это здорово. Я люблю свои уши. Они дарят мне много волшебных минут наедине с музыкой, подкастами или аудиокнигами. Иногда вокруг становится всего так много, что я надеваю наушники и не включаю звук, чтобы немного отодвинуться от происходящего.

Я никогда не была визуалом — легче всего воспринимала информацию, которую мне рассказывали, а не показывали, поэтому идея, что мою книгу тоже нужно адаптировать под формат аудиокниги приняла на «ура». Но почему-то была уверена, что такими сложными вещами занимаются специально обученные люди. Для этого ведь нужна дикция, талант, высшее образование и научная степень. А еще я «л» не выговариваю. С мягкой «ль» все отлично, но «л» до сих пор является мне по ночам в кошмарах и напоминает, как логопеды (ужасное слово) заставляли читать «ложка» (уожка), «лук» (уук) и «лыжы» (ыыжи).

Из депрессии

Спойлер: все обошлось. К сожалению, выкинуть все твердые «л» из текста не вышло, но я с ними примирилась. А принятие — первый шаг к счастью.


Настя во время записи книги

Вообще, мне кажется отличной идеей, когда аудиокниги записывают сами авторы. Во-первых, никто, кроме автора не знает, с какой интонацией то или другое предложение звучало в голове у сочинителя. Во-вторых, здорово снова пробежаться по тексту, освежить его в своей голове (бог ты мой, это я писала?) и выловить опечатки для будущих поколений. В смысле редакций.

 

Процесс

— Ты будешь слышать свой голос в наушниках, — сказал Игорь.

— Не волнуйся, почти никому не нравится собственный голос, — добавила его коллега Настя.

— Мне мой нравится, — призналась я и (надеюсь) густо покраснела.

Мне правда нравится мой голос, когда я разговариваю. Я как журналистка, которой часто приходится записывать интервью на аудио, слышу его довольно часто и не шарахаюсь. В смысле, если кто-то заорет на меня моим голосом из темного коридора, наверное, шарахнусь, но в целом, я его считаю довольно мелодичным.

Так что слушать себя в наушники мне было приятно. Я прочитала первую главу — довольно уверенно, как мне показалось.

— Молодец, — сказал Игорь. — Шикарно. Ты разогрелась. Теперь давай еще раз.

Это оказалось сложнее, чем я думала. Я работала с совершенно потрясающей командой: Игорем, Настей и Арнюшкой, игоревским йорком. Ребята поддерживали меня и наставляли как истинные аудио-гуру.


Из закулисья. Анастасия Максимова

Сам процесс выглядит максимально просто: ты заходишь в комнату с мягкими стенами, садишься перед микрофоном, надеваешь наушники и — погнали! Твой текст у тебя перед глазами, а временами, когда меня заносило куда-то совсем не туда, в наушниках к моему голосу добавлялся голос Игоря, который подсказывал, где нужно перечитать и почему. Постепенно процесс стал полностью автономным.

 

Случайные наблюдения и частые ошибки

  • В среднем, запись длилась 1,5-2 часа. Это тяжело. Только кажется, что ты можешь болтать без остановок, но читка — совсем другое. Во-первых, напрягается речевой аппарат, нужно хорошо и четко артикулировать. Во-вторых, чем чище звук, тем больше он требует усилий. В-третьих, когда устаешь, твоя речь становится быстрее и более скомканной. Поэтому рядом со мной всегда стоял горячий чай от Насти.
  • Интонирование — это сложно. В речи мы расставляем акценты, не задумываясь, но в тексте это происходит несколько искусственно. Нужно выделять голосом важные моменты, а не «бить» ударением всегда в последнее слово. 
  • Падежи — это зло. Падежи числительных — вообще кошмар. Если вы путаетесь в «пятисот» и «пятиста», лучше прояснить эти моменты заранее. То же касается сложных ударений.
  • У меня в книге встречались анкеты и опросники, так что требовалось придумать, как я буду их описывать. Есть тексты, которые довольно сложно перевести в аудиоформат, так что нужно включить фантазию.
  • Для себя я выяснила, что лучше закончить чуть раньше, чем чуть позже — лучше прочитать меньше, но не бубнить. Если вы засыпаете над собственным текстом, слушатель уснет точно.

После того, как я все записала, я приезжала в студию еще раз, чтобы исправить ошибки — нужно было просто прочитать отдельные предложения, в которых у меня по какой-то причине начинал заплетаться язык.

Итог — записывать аудиокнигу — потрясающий опыт. Во многом, потому что мне повезло с командой. Лично я осталась в восторге и даже стала планировать записать собственный курс медитаций. Так что у вас теперь есть возможность услышать мои картавые «л» собственными ушами!

 

Обложка поста — отсюда.

 

Похожие статьи