Книжные лайфхаки
Почему книги становятся долгожителями
28 апреля 730 просмотров
Книжные лайфхаки
Почему книги становятся долгожителями
28 апреля 730 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Зачем писателю книга? Вполне вероятно, что одна из главных причин (пусть даже неосознанная) — желание продлить себя в веках. Каким бы грустным ни казался подтекст этого утверждения — но книги живут дольше своих авторов. По крайней мере в нашем мире:) С другой стороны, пока читается книга, люди помнят и об авторе. И это может продолжаться буквально веками.

Что же влияет на продолжительность жизни книги? Не что, а кто. Мы, читатели. В том числе благодаря тому, что сами становимся творцами их смысла. Каждый опыт прочтения книги неоднозначен и уникален, он во многом зависит от человека, от культурной среды и от эпохи. Обогащая авторский месседж личным контекстом, читатель отправляет книгу на очередной виток ее личной эволюции. И книги становятся классикой.

 

И это всё Шекспир

Возьмем Шекспира. Одна из особенностей пьес великого драматурга — большое количество умолчаний, пробелов и «слепых зон». Обычный читатель может даже не обратить на них внимания. Но что скажет специалист?

Профессор Оксфордского университета и один из самых известных шекспироведов нашего времени — Эмма Смит — говорит о том, что драмы Шекспира в равной мере сотканы из того, что высказано и что не высказано. В его пьесах нет тех «ключей» к образу, которых мы ожидаем, например, от романа или от фильма. Наше прочтение и трактовка во многом зависят от того, как мы представляем себе героев.

С шекспировскими текстами интересно поиграть в кастинг: мысленно представить в ролях кого-нибудь из современных актеров. Если выбрать на роль Гамлета энергичного Мела Гибсона (как сделал в 1990 году Франко Дзеффирелли), постановка сразу же приобретет специфический колорит. Та же самая пьеса с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли (реж. Линдси Тернер, 2015) будет выглядеть совершенно иначе.

То, что мы ничего не знаем о внешности персонажей, лишь отдельный пример отсутствия авторского комментария в пьесе. Никакой «закадровый голос» не дополняет прямую речь персонажей. Сценические указания очень редки и почти нигде не поясняют, как именно совершается действие. Передает ли Ричард II в четвертом акте одноименной пьесы свою корону, скипетр и державу Болингброку с печальным выражением лица? Или злорадным? Или безумным? Да и вообще выпускает ли он из рук символы власти? Жесты, движения и позы действующих лиц нигде не прописаны.

Вся сцена открыта для зрительских и режиссерских трактовок.

Конструкция шекспировских пьес скорее предполагает, чем утверждает; драматург чаще показывает, чем рассказывает; большинство образов и поступков поддается различному прочтению. Неясность — отличительная и определяющая черта шекспировского текста. Он живет за счет своей неоднозначности, обретая непредсказуемые новые формы. Мы всякий раз творим Шекспира заново. Его произведения захватывают нас именно своей неполнотой: чтобы обрести смысл, им нужны мы, дети пестрого, многообразного и лоскутного постшекспировского мира.

Именно потому, что нам самим приходится заполнять «пустоты», Шекспир и продолжает жить в веках.

Активное действие

Читать Шекспира — не пассивная форма досуга, а активное действие. Совершать его — значит задавать вопросы, ставить под сомнение прописные истины, ниспровергать авторитеты, заглядывать дальше концовки.

Его тексты в первую очередь ставят вопросы, а не дают ответы. Вот почему они остаются вечно острыми и провокационными, вот почему мы сами становимся творцами их смысла и почему они так настоятельно требуют нашего внимания.

Великого Шекспира создают наши интерпретации. Его творения живут за счет нашей готовности наделить их смыслом.

 

Похожие статьи