Творчество
Как «читать» полотна импрессионистов? Разбираем на картинах Курбе, Ван Гога и Мэри Кэссет
1 апреля 17 935 просмотров
Творчество
Как «читать» полотна импрессионистов? Разбираем на картинах Курбе, Ван Гога и Мэри Кэссет
1 апреля 17 935 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Вместе с книгой «Импрессионизм» разбираемся в творчестве великих художников. И находим интересные детали, которые раньше не замечали.

Рафаэль воды

В 1860-е годы в число художников — завсегдатаев пляжей Нормандии входил радикальный ниспровергатель традиций Гюстав Курбе. Пляжи Нормандии стали идеальным местом для написания многочисленных полотен Курбе: он рассчитывал продать их любителям морских пейзажей.

Эти марины были настолько светоносны и полны внутренней мощи, что Эдуард Мане даже прозвал Курбе «Рафаэлем воды».

Подход Курбе радикально отличался от манеры его предшественников: он накладывал краску на холст без предварительного рисунка, часто даже не кистями, а мастихином и другими инструментами. Его полотнам присуща зернистость текстуры. С одной стороны это усиливает иллюзию материальности пейзажа и открывает его для мультисенсорного восприятия. С другой — говорит о высочайшем техническом мастерстве художника.


Импрессионизм


Берег в Нормандии. 1865

На марине Курбе в духе высокого романтизма запечатлена вся беспредельность морских и небесных просторов. Морские пейзажи Курбе, на которых волны разбиваются о берег и образуют пелену брызг, словно воплощают в себе мощь природных сил. К тому же, Курбе демонстрирует свое легендарное владение мастихином, используя его для передачи пространства пляжа, линии берега, скал и моря; облака же написаны широкой кистью. Иногда он даже наносил краску губкой.

Леди-шпион

Картина Кэссет, изображающая даму в черном, чей вооруженный театральным биноклем взор рассекает пространство зала, — одна из самых необычных ее работ, рядом с другими выглядящая почти инородной.


В ложе. 1878

Вооруженная орудием «шпиона», дама занимает выгодное положение в личной ложе. При этом на заднем плане, напротив нее, сидит некто, испытывающий не менее острый интерес к ее персоне. Мужчина совершенно не расположен скрывать свои намерения: он сильно перегнулся через перила ложи, тем самым словно насмехаясь над позой дамы (если только, конечно, он с ней не знаком).

Такая шутливая игра взглядов больше характерна для работ Эдуарда Мане или Эдгара Дега, но здесь Кэссет берет инициативу на себя, отдавая средство наблюдения в руки представительницы женского пола. Ее веер сложен и временно забыт и оттого становится похож на палку или дубинку, символизируя не женственный флирт и осмотрительность светской дамы, а скорее маскулинную целеустремленность.

Кэссет будто провозглашает собственную идентичность и закрепляет полновесность женского взгляда.

«В ложе» стала первой работой Кэссет, выставленной в США, где зрители назвали ее «поразительной» и ничуть не уступающей картинам художников-мужчин.

Галактики вращающегося света

К 1888 году Ван Гог выработал стиль, который впоследствии сделал его знаменитым: пастозные мазки насыщенными цветами. Он быстро прошел период, когда его манера письма была близка к собственно импрессионизму и сегодня считается постимпрессионистом.

И манера работы, и колорит Ван Гога берут начало в импрессионизме, но применял он их для экспрессии.

Большинство картин того периода он писал из окна своей комнаты или с территории лечебницы. Хотя эта работа заставляет сомневаться в том, что она была создана в стенах больницы. Шпиль в центре кажется крохотным по сравнению с огромным изогнутым кипарисом слева на переднем плане. Ван Гог знал, что это дерево ассоциируется со смертью — кипарисы часто растут на кладбищах, — и предполагается, что он мог написать картину в подобном месте. Заостренная верхушка и восходящие ритмичные формы дерева как будто тянут глаз вверх, к усыпанным звездами небесам. Справа сверху композицию уравновешивает блестящий полумесяц.


Звездная ночь. 1889

Крученые формы и повторения — их иногда связывают с воздействием на зрение каких-то лекарств, которые Ван Гог, возможно, принимал, — могут намекать на загадочный, неслышный часовой механизм Вселенной, который никогда не останавливается и становится немного виднее во время ночных размышлений, после захода солнца, когда большинство людей уже спит. А возможно, что галактики вращающегося света — это комфортный мир знаний, где человек не испытывает страданий.

По материалам книги «Импрессионизм»

Рубрика
Творчество

Похожие статьи