Мы. Жизнь издательства
Сомневаться, не понимать и находить себя. В МИФе выходят первые романы взросления
31 октября 1 434 просмотра
Мы. Жизнь издательства
Сомневаться, не понимать и находить себя. В МИФе выходят первые романы взросления
31 октября 1 434 просмотра

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

В ноябре в МИФе большое событие: мы запускаем новое направление — молодежную прозу. Поговорили с шеф-редактором Юлией Петропавловской о том, чем отличается МИФовский янг эдалт от другой подобной литературы, какие книги нам ждать и кто придумывал обложки для романов.

Юля, расскажи немного про новое направление — почему мы решили выпускать молодежную прозу?
— Я бы переформулировала вопрос так: почему мы так долго не решались начать это делать? Художественная литература настолько важная часть человеческого развития, что очень странно ее не выпускать в МИФе — с нашей-то миссией создавать для человека широкое пространство всестороннего развития.


Лендинг-страница, посвященная запуску направления МИФ.Проза. Здесь можно подписаться на новостную рассылку о молодежных романах

Запуск молодежной «художки» — наш серьезный шаг к серьезной большой прозе (да, это тизер).

Подростковую литературу часто называют янг эдалтом. Что это значит и кто читатель этих книг?

— Вообще янг эдалт (от англ. young adult, «молодые взрослые») — это литература, которая строится вокруг потребностей подрастающего поколения. Формально такие книги рассчитаны на возраст от 12 до 20 лет, но по факту читают их в основном действительно молодые взрослые, то есть люди, которые уже не ощущают себя как подростки, им где-то от 14-15 лет.


Шеф-редактор МИФ.Прозы Юлия Петропавловская

С нижней границей все примерно понятно, а вот верхней попросту не существует. Согласно западным исследованиям, более половины читателей янг эдалта — взрослые люди от 18 лет. Почему? Это связано с так называемой инфантилизацией общества — сразу оговорюсь, что в этом слове лично для меня нет ничего плохого. Сегодняшние экономически активные взрослые — во многом супергерои, которым в сложные 1990-е и 2000-е пришлось быстро становиться на ноги, строить карьеру, много размышлять о судьбах страны. У нас, конечно, было детство, но нам часто хочется вернуться в свои 15-18 лет и полнее пережить, переосмыслить их. На этом этапе осталось много недосказанного: неотрефлексированный опыт, непроговоренные травмы, неприсвоенные приятные переживания.


Кадр из сериала «Эйфория». Источник

А ведь подростковый период — один из самых важных для формирования личности. И вот мы возвращаемся туда снова и снова в попытках разобраться, что сделало нас теми, кем мы являемся. Отсюда такая бешеная популярность молодежных сериалов типа «Эйфории» и Sex Education. Их смотрят далеко не только подростки. Это сильные работы, отличные примеры своего жанра, в них пойманы и полно отражены современные настроения.

Чем МИФовский янг эдалт отличается от того, который сейчас есть на российском рынке?

— Во-первых, это книги, которые действительно интересны подросткам и взрослым. Чтобы заинтересовать зрелого читателя, опыт которого уже позволяет оценить происходящее в книге с точки зрения жизненной правды, книга должна быть глубокой, многогранной. Это еще более важно для подростка, который составляет свое представление о мире в том числе с помощью произведений массовой культуры (ведь личного опыта у него еще недостаточно).

В первую очередь мы помогаем ему развить чувство прекрасного, умение глубоко сопереживать, думать самостоятельно, много рефлексировать.

Сомневаться, не понимать, задавать вопросы без однозначного ответа. Находить вдохновение в сложном. И выстраивать моральные ориентиры, исходя из многообразия жизни. Только в этих условиях личность может развиваться.

Поэтому автор не должен упрощать, примитивизировать жизнь, клеить картонных персонажей и картонные сюжеты. Это не значит, что в наших книгах будет чернуха. Просто жизнь показана такой, какая она есть, — непонятной, прекрасной, безумной, неожиданной, бесконечно эстетичной… Чтобы уложить все эти оттенки, автору нужен талант не меньший, чем у признанных мастеров слова, которыми восхищаются критики «взрослой» литературы.


Ответственный редактор трех книг янг эдалт Юля Чегодайкина

Мы ищем и стремимся выпускать то, что в литературе называется романами взросления. Это серьезные произведения, в которых молодой герой в результате столкновения с определенными жизненными ситуациями (обычно непростыми, но иногда и вполне бытовыми) задается сложными «философскими» вопросами, духовно взрослеет, обретает себя, выходит из сюжета немного новым человеком — более зрелым.

А есть какие-то примеры из классики?

— Чтобы понять образец жанра, можно вспомнить всем известный роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи» или «Повелителя мух» Голдинга. А вот книга, которая представляет собой компиляцию из самых растиражированных сюжетов и персонажей, — точно не наш выбор. Я не имею в виду какую-то принципиальную новизну: в конце концов, еще Аристотель понял, что количество сюжетов в природе очень ограничено (так считают и современные литературоведы). Но у вас не должно быть ощущения плоского шаблона, виденного много раз. Настоящий мастер вскрывает такую жизненную правду, до которой вы бы без него не докопались.

А какой он — герой МИФовской «художки»?

— Когда мы всей командой принимаем решение о включении той или иной книги в наш портфель, мы всегда вспоминаем себя старшеклассниками. Что мы тогда читали? Разве нам были интересны книги, где герои явно делились на плохих и хороших? Нравились ли нам сентиментальные истории, простые любовные романы с слезливыми хэппи-эндами? Нет, нас восхищали сложные персонажи, над мотивацией которых приходилось как следует поразмыслить, неоднозначные ситуации, из которых сложно найти верный выход.


Мы ориентировались на сложных молодых персонажей. Например, на Холдена Колфилда из романа «Над пропастью во ржи». Источник

Например, моим любимым героем в 15 лет был Евгений Базаров. Его духовные поиски, трагичные ошибки, масштаб личности в целом — как раз то, что пробудило во мне настоящий интерес к литературе. Или уже упомянутый выше Холден Колфилд — селинджеровский персонаж как картина, возле которой можно в восхищении простоять до закрытия музея, а спустя время прийти еще раз и найти совсем новые штрихи. Мне бы хотелось, чтобы современные молодые люди видели в книгах героев таких же многогранных. Пока что нашему янг эдалту этого, мягко говоря, недостает.

Какие книги ждут читателей? Что в них необычного?

— В ноябре мы стартуем с трех книг — и они все очень разные. Роман «Беспокойные» о роли семьи и поиске дома — мой личный фаворит. Автор Лиза Ко рассказывает о взрослении своего героя Деминя — молодого человека с китайскими корнями, который гадает, почему его бросила собственная мать.


Обложка романа «Беспокойные» Лизы Ко

В пересказе звучит немного слезливо, но на самом деле это очень тонкое психологическое исследование того, что составляет основу нашей личности (в какой мере это семейные корни, в какой — полученные в детстве травмы, а в какой — наш личный выбор). Мне эта проблематика очень близка, надеюсь, что она окажется актуальной и для читателей.

Книгу перевел Сергей Карпов, благодаря которому российский читатель открыл для себя «Бесконечную шутку» Дэвида Фостера Уоллеса. Так что за качество передачи авторского замысла ручаемся.

Следующий роман — приключенческая антиутопия «Сириус», автор которой Стефан Серван использует излюбленный подростками жанр, но обогащает его множеством интересных притчевых мотивов и реминисценций, добавляет важный экологический контекст. Эта книга о том, что может произойти, если мы продолжим потребительски относиться к планете. А еще о том, как внутри человека борются добрые и злые начала. Больше ничего не буду рассказывать, иначе пойдут спойлеры.


Обложка романа «Сириус»

И третья книга, на первый взгляд самая близкая к сегодняшнему янг эдалту, — «Взаперти». Она о девушке, похищенной и запертой посреди пустыни. Автор Люси Кристофер берет сюжет, явно отсылающий к «Коллекционеру» Фаулза (в оригинальной верстке книги даже постоянно встречается бабочка, намек на это произведение). И что она делает — добавляет суперактуальный посыл. Героиня постепенно проникается к похитителю симпатией, и вот — благодаря мастерской манипуляции Кристофер — уже сам читатель ловит себя на желании, чтобы «у этих двоих все сложилось». Ловко показано то, как работает абьюз и как сложно жертве выбраться из созависимых отношений, посмотреть на ситуацию извне.


Обложка романа «Взаперти»

После прочтения этой книги распознать болезненность, скрывающуюся за романтикой, подросткам должно стать проще. Поскольку книга написана как письмо молодой героини к своему похитителю, от ее слога не нужно ждать эстетического наслаждения. Можно сказать, что мы издали «Взаперти» как противовес изобилию историй, в которых преследование возлюбленной (или возлюбленного), лишение ее или его свободы воли предстает нормой.

Расскажи, как пришли к визуальному облику романов. Какая идея заложена в обложках?

— Тут сразу оговорюсь, что многие читатели выражают пожелание к издателям использовать оригинальную обложку. Я и сама вижу, что обложки русскоязычных книг часто проигрывают оригиналам. Мы рассматривали вариант сделать «клоны». Но обложки трех романов были очень разные по стилю, а для нас было важно передать ту общую идею сложности, загадочности жизни, о которой я говорила выше. И мы решили, что каждый сезон будем открывать для читателей одного классного художника, который будет рисовать сразу несколько обложек.


Первый этап работы над обложками — поиск референсов. Арт-директора Лиза Краснова и Виталик Бабаев подобрали визуальные конфетки

Первый «сезон» представляет современный художник Андрей Касай, который среди прочих работ известен анимированными клипами для группы «Мумий Тролль». Его сюрреализм, немного мрачный юмор и рефлексия на тему будущего очень созвучны нашему ощущению от первых трех романов.

 

  
Как рождается обложка: от идеи к финальному дизайну

Чего ждать читателям янг эдалта в следующем году?

— Мы будем продолжать обращаться к сюжетам, в которых интересные, талантливые, симпатичные герои взрослеют и находят себя. Сейчас переводим роман в стихах PoetX о девушке, обретающей собственный голос благодаря поэтическим опытам. «Женскую» тему продолжит книга Things A Bright Girl Can Do о становлении суфражизма и борьбе за собственную индивидуальность. Наша редакция влюбилась в The Smell of Other People’s Houses — красивый, с атмосферой Севера роман, молодым героям которого приходится несладко на Аляске (но не потому что там холодно). Будет несколько по-хорошему странных, метафоричных французских книг, из которых мне особенно нравится история о юноше с синдромом Аспергера, мечтающем отправиться в космос. Будет вторая книга Стефана Сервана, автора «Сириуса». Всех секретов раскрывать не буду, скажу только, что останемся верны себе:)

Обложка отсюда

Похожие статьи