Мы. Жизнь издательства
Знакомьтесь, команда МИФа: интервью с Виталием Бабаевым
30 октября 1 240 просмотров
Мы. Жизнь издательства
Знакомьтесь, команда МИФа: интервью с Виталием Бабаевым
30 октября 1 240 просмотров

Наталия Хоренко
Наталия Хоренко

Однажды мы в МИФе решили, что хотим узнать друг друга лучше, и запустили серию видео-интервью под кодовым названием AMA (ask me anything). Когда герой следующего выпуска определен, каждый желающий может задать ему абсолютно любые вопросы. Наши беседы получаются живыми и обо всем, и они еще раз доказывают: в МИФе работают очень разные и талантливые люди.

Мы подумали, что было бы классно познакомить вас, читателей, с нашей командой. Чтобы вы знали в лицо тех, кто работает над книгами, сайтом, блогами, соцсетями. Чтобы мы стали ближе.

По следам AMA мы продолжаем серию интервью с сотрудниками МИФа в блоге. Сегодня знакомим вас с арт-директором сайта и продакт-менеджером издательства Виталием Бабаевым.

 Первое — продакт или арт-директор? В какой роли ты себя чувствуешь больше на месте?

— Наверное, арт-директор. Это то, что я умею, что я знаю, где я как рыба в воде. Но если ответить на этот вопрос с точки зрения того, куда будет интереснее и сложнее развиваться, то всё-таки продакт.

— Назови три сайта с самым крутым дизайном.

— Первое — сайт Apple. Открываете, ходите по всем страницам — и сразу вкус +1. Второе — сайт студии Лебедева. Тоже крутой дизайн, ребята очень следят, там много классных фишечек. Там всё по-другому, не так, как у Apple, но тоже круто. И третий… Давайте сходим на сайт Интеркома. Эти ребята делают чаты для сайтов. У них очень модный дизайн.

 Скажи, какой фичей в интернет-магазине ты гордишься больше всего? Что за пять лет оказалось самого классного?

— Мне больше всего нравятся огромные обложки на нашем сайте. Мне нравится, как мы это задумали. Когда мы только начинали работать над сайтом, то у всех остальных издательств — и российских, и зарубежных — и у книжных магазинов карточка книги выглядела примерно одинаково: справа огромный заголовок и куча текста, слева маленькая-маленькая обложка, на которой ничего непонятно. И это было так скучно. Нет никакого вау-эффекта.

И когда я разрабатывал наш сайт, я хотел попробовать сделать круто. Есть и вторая причина, почему именно большие обложки. Я вообще фанат Лебедева, часто бывал на их сайте. И когда я увидел белые обложки МИФа, я подумал — ничего себе, как круто!

Для меня МИФ — это были именно эти белые обложки, которые стали выделяться на полках. И мне хотелось эти обложки показать, потому что они очень крутые и это — наше лицо. Это, как я называю, шоколадки: ты заходишь в магазин, а они лежат на прилавке, такие красивые, разноцветные, и ты смотришь на них и думаешь: «Хочу! И вот эту, и вот эту!..» И я хотел, чтобы с нашими книгами было так же.

У человека очень срабатывает желание, чтобы было много красивого. И когда мы это делали, пришёл Артём (гендиректор МИФа) и сказал: «А я ведь тоже всегда хотел, чтобы были большие обложки, но постеснялся». А мы — взяли и сделали. И это сильно отличает нас от других издательств, у нас всё не так, как у всех. И это правильно. Если ты будешь делать не так, как все, у тебя будет свой путь, ты западёшь людям в душу, тебя будут узнавать.

 Как будет выглядеть наш интернет-магазин через пять лет?

— Сейчас у нас классический интернет-магазин. Каков его самый частый сценарий? Человек пошёл на встречу или вебинар, там ему насоветовали прочитать книг по теме. Он гуглит, и если это наша книга, то он попадает на наш сайт, на карточку книги. Кладет ее в корзину, оплачивает и получает ее домой. И это всё. И это грустный сценарий. Мы здесь выступаем исключительно как прилавок.

А хочется, чтобы магазин стал частью развития человека. Хочется помочь человеку сформировать запрос, выяснить, какие у него проблемы, чему он хочет учиться. Чтобы его приводили к нам запросы не только по книгам, но и по каким-то проблемам, которые мы можем помочь решить. И на сайте мы бы ему говорили: мы знаем, как научиться успевать, у нас есть классная программа, давай попробуем! Если не хочешь программу — почитай вот главы из книг, необязательно даже всю книгу, сейчас же ни у кого нет времени.

Сейчас нет уже такого вдумчивого чтения, как когда ты читаешь «Войну и мир» со свечкой возле камина несколько месяцев. Так можно, наверное, но у меня на это времени не хватает. В общем, хочется, чтобы мы сначала формировали запрос, потом рассказывали читателю, как этот запрос удовлетворить. Потом по пути его нужно поддержать: без поддержки люди могут сделать очень мало, а нам нужно, чтобы как можно больше людей менялось и развивалось, чтобы люди ценили нас как компанию и сервис. И в конце мы вместе с человеком празднуем результат, даем ему возможность рассказать о том, какой он молодец, как он изменился.

И в итоге мы превращаемся из магазина в проводника через изменения. И я бы хотел, чтобы наш интернет-магазин стал кусочком в этой цепи. А в самом магазине, конечно, надо сделать красивую витрину, сделать так, чтобы люди удобно и без задержек проходили по основному сценарию. Это то, что делают и другие компании, тут всё понятно.

— А что бы ты самое безумное замутил в МИФе, если бы у тебя не было никаких ограничений?

— Я бы хотел сделать новый формат электронной книги. Начну издалека, из истории книги. Когда-то в древние времена люди писали на скалах. И это было ужасно неудобно — невозможно было принести и показать написанное, нужно было, чтобы люди сами приходили и смотрели.

Потом появились свитки и папирусы, книги стало можно носить. Потом в монастырях появились кодексы, их переписывали от руки. Это были штучные экземпляры, переписывали только самые ценные книги. А потом изобрели книгопечатание, и книга в очередной раз поменяла свой формат. Книги стало можно тиражировать, это дало огромный толчок распространению информации и образованию. И до сих пор бумажная книга считается самым продвинутым форматом.

Но мир вокруг поменялся. Нас окружает электронная среда, и всё, что ты сейчас видишь, стремится стать электронным. Вызов такси, даже приготовление пиццы становятся электронными, многие процессы там завязаны на приложение. И человечество сейчас ищет новый формат электронной книги. Существующие сейчас epub и html — это не круто.

У бумажной книги перед ними много преимуществ. В бумажной книге есть возможность, например, видеть развороты. И люди запоминают информацию такими мысленными слепками: видят разворот, оценивают толщину книги, запоминают, что это было примерно в середине. Потом это очень облегчает поиск. Развороты можно интересно дизайнить, особенно, если это книга с картинками. Электронная книга сейчас такой возможности не даёт. И сейчас нужно изобретать новый формат. Мне кажется, МИФ — это компания, которой суждено это сделать.

Вторая история с электронными книгами — экономическая. Сейчас они стоят дешево, потому что это услуга. Бумажные книги — это долгий процесс. Закупка бумаги, печать, это всё очень долго. А если вдруг критическая опечатка, то весь тираж идёт под снос. Некоторые книги за время подготовки вообще устаревают.

Выпустив бумажную книгу, мы ей больше не управляем: она есть у кого-то, но мы к ней отношения уже не имеем. Электронную книгу мы можем быстро менять, исправлять опечатки, обновлять. И нужно повышать ее ценность.

То, что электронная книга сейчас стоит 300 рублей — это так несправедливо. Если бы сделать так, чтобы книгу можно было обсуждать, добавить в неё тесты, сделать ее по подписке, вообще поменять бизнес-модель. Тут можно экспериментировать, как уже делают некоторые ребята.


Виталик на стратегической сессии МИФа в 2019 году.

— Даже в издательстве мало кто знает, что ты стоял у истоков Кумонов в МИФе. Расскажи об этом.

— Когда я только пришёл в МИФ 5 лет назад, как раз команда внештатных дизайнеров решила сделать Кумоны. И в первый день я попросил: «Можно я этот проект посмотрю и поведу его, побуду в нем менеджером?»

Мне всегда нравилась идея, что человек может внутри компании поменять роль, попробовать что-то новое. Побыть эйчаром пару недель, редактором или принт-менеджером. И ребята сказали: «Давай! У нас всё равно нет времени, сил и рук, так что давай ты попробуешь».

Ресурсов же всегда мало, поэтому когда кто-то приходит и хочет сам что-то сделать, это всегда прикольно. Под руководством коллеги я составил табличку всего необходимого для запуска. Тогда я понял, что значит менеджерская работа в МИФе, при запуске проекта. Я ходил, узнавал, согласовывал, доставал какие-то документы. В итоге я довел этот проект до конца.

— Твои сыновья по ним когда-нибудь занимались?

— Да, Ярик занимался. Самая классная история в Кумонах — что занятия там ненапряжные. Пять минут — и ты сделал одно задание. Это не напрягает ни родителей, ни ребенка. С Эриком мы пока не занимались, но вот именно в этом отпуске хочу попробовать.

 Классная тема прозвучала по поводу некрасивых вещей вокруг. Расскажи, как развить в себе вкус, чтобы не было вокруг уродливых вещей.

— Нужно смотреть на красивое. Научиться понимать, почему одна вещь красивая, а другая нет. И тут можно дать несколько советов. Во-первых, если заглянуть в историю искусств, то можно увидеть, что уже были ребята, которые пытались найти закономерности в красоте, идеальные пропорции.

В древней Греции и Риме были практически помешаны на этом, у них это была идея номер один. Аналогично в Средневековье. И продолжалось это примерно до возникновения дадаизма и прочих ребят, которые провозгласили, что не будут учить историю искусств, академический рисунок… А до этого времени все заботились о красоте, гармонии пропорций, о том, чтобы здание вписывалось в городской ансамбль.

Сейчас всю эту столетиями накопленную красоту можно увидеть в любом европейском городе. Ты там смотришь и видишь идеально выверенные пропорции, необыкновенную гармонию. И в то же время смотришь на дачные домики родителей и думаешь: ну что за уродство? Потому что тем, кто придумывал этот проект, было неважно, чтобы это было красиво, им все равно, что люди до этого столетиями искали идеальные пропорции.

Поэтому первый совет: изучить историю искусств, посмотреть картинки. И у тебя уже отложится какой-то слепок красоты, который в этом есть. Ты неосознанно начнешь понимать, что красиво, а что нет.

Второе. Если от архитектуры перейти к бумаге, к нашим дням, то стоит пойти в студию Лебедева, купить хотя бы одну их книгу и посмотреть, как она сделана. Это шикарные издания. Ребята, как и в архитектуре, пытались найти идеальные пропорции, соотношение полей и текста. Ты смотришь и понимаешь, как должна выглядеть красивая книга.

Дальше. Смотришь работы графических дизайнеров двадцатого века. Например, Пол Рэнд — дизайнер, которому Стив Джобс заказывал свои логотипы. У Максима Ильяхова есть сайт, который называется «Развитие вкуса». Это практический инструмент для верстальщиков, но подойдет всем. Принцип очень простой. У него на странице две картинки одного и того же — одна стремная, другая клевая. И ты должен угадать, какая хорошая, а какая плохая. И он потом объясняет, почему именно так. И так ты тренируешь вкус.

— Чему стоит научить подрастающее поколение? Может, писать код?

— Я хочу сначала рассказать одну историю. У меня есть топ книг. На самом верху там книга Адлера «Как читать книги». Это нужно в школе проходить. Если бы мне ее показали в 20 лет, моя бы жизнь по-другому пошла.

И вот рядом с этой книгой недавно появилась ещё одна — «Спираль обучения». Я сейчас буду ее второй раз перечитывать, потому что это бомба. По ней можно понять, какие игрушки нужно покупать своим детям.

Я сейчас очень много думаю о развитии своих детей, я хочу, чтобы им было интересно жить, и фундамент этой жизни надо закладывать сейчас. И я всё думал, какие навыки надо развивать у детей сейчас. И в этой книге есть такая мысль: две трети нынешних детей будут работать по профессиям, которых ещё не существует.

Я вот в детстве мечтал стать машинистом поезда. Но когда, например, мой ребенок вырастет, эта профессия уже исчезнет. И о чем мечтать, всё же исчезнет! Вот современные дети попали. Им придется учиться быстро меняться.

И из этой книги становится понятно, чему всё-таки учить детей и чему учиться самому, чтобы быть конкурентоспособным.

1. Английский язык. Чтобы показывать свое портфолио и общаться со всем миром. Потому что зачем ограничивать себя населением одной пятой суши? Это глупо.

2. Вкус. Это то, о чём мы поговорили, — научиться отличать красивое от некрасивого.

3. Умение рассказывать истории. У нас на эту тему тоже много книг. Как говорит Лебедев: если ты можешь рассказать интересную историю о том, как ты идёшь за хлебом, то у тебя всё будет хорошо. Тебя будут слушать, за тобой будут идти, твои продукты будут супер-интересны, потому что ты знаешь эти законы. Историю можно рассказывать графически (комиксы), в коде (это программы), словами (писатели), или ещё каким угодно способом. И это потрясающий навык.

4. Программирование. Это вообще новая письменность. Мы в школе учим буквы, чтобы писать и общаться с другими людьми. И без этого шансов у нас очень мало, если мы не живём в диком племени в джунглях Амазонки.

Код — это новый способ общения с машинами, которые всё больше и больше входят в нашу жизнь. И это не предел, их станет только больше. Машины будут с нами каждую секунду, будут делать работу за нас. И если тебе что-то нужно, ты должен быть способен написать программу. Это как сказать «Ярик, сходи за хлебом», только обращаясь к машине. И программист — это одна из самых классных профессий, потому что у этих ребят потрясающие способности создавать наше будущее.

Кроме того, код — это как кубики лего. Ты собрал из них что-то, чего раньше не было, но с чем можно теперь взаимодействовать. Ты сделал это с помощью своей фантазии и творчества. Это очень развивает мышление. Код — это то же самое, только в компьютерном мире. Ты собираешь из блоков программу, домик, игрушку, инструмент. Этому нужно учиться.

5. Творческое мышление. Это история про то, чтобы придумывать то, чего нет. Или создавать себе ограничения и придумывать оригинальные способы, как их обходить. У нас тоже много книг об этом — «Рисовый штурм», «Спираль обучения», все книги по программированию, по дизайну. Ведь чем крут дизайн? Ты создаешь то, чего не было.

А шестое пусть останется секретом. Который я расскажу когда-нибудь.

 Личный вопрос. У тебя два сына. Ты никогда не хотел, чтобы была дочка? И учил бы ты её чему-нибудь другому, не тому, чему учишь мальчишек?

— Я вообще хочу мальчика. С ними можно в настольные игры поиграть…

— А с девчонками нельзя?

— Не всегда… У них какие-то свои игры, которые я не понимаю. А с мальчишками… У нас уже вся одежда есть, все игрушки. Очень экономично! Я представляю, как через несколько лет можно будет в настольные игры вчетвером играть — и все это мои пацаны! Никого не надо звать. Я просто обожаю настольные игры. 🙂

На самом деле, если будет девочка, я, конечно, не расстроюсь. Это будет клево, это будет новый опыт. Для девочки у меня все имена придуманы, для мальчиков вот уже кончились. Чему я буду учить?.. Наверное, всему тому, что я сказал выше. Наверное, что-то есть, чему нужно научить именно девочку, но это мне предстоит открыть. Я на эту тему не читал книг. Но если сейчас появится девочка, то придётся что-то почитать. Если мне посоветуют что-то ребята из МИФа, буду очень рад!

— И последнее. Ты считаешь себя странным?

— Да, да, конечно! Мне нравятся странные вещи, мне нравится говорить несвязно, мне нравится соединять несоединимое. Поэтому я странный. И ребенок у меня такой же растёт, Ярик. Иногда это так сложно! Мы же привыкли к тому, как, например, положено носить вещи. И вот он надевает то, что нельзя вместе носить. И ты ему — Ярик, ну так не ходят. А потом понимаешь: это же я, такой же. И думаешь, что ладно, пусть носит.

Похожие статьи