Кругозор
«Одно неловкое движение может уложить в больницу или могилу»: как делаются открытия в палеоантропологии
16 октября 1 485 просмотров
Кругозор
«Одно неловкое движение может уложить в больницу или могилу»: как делаются открытия в палеоантропологии
16 октября 1 485 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Палеоантропология — наука о происхождении человека — нелегкая, с крайне высоким уровнем соперничества, безжалостная дисциплина. Ученые шутят, что палеоантропология, вероятно, единственная наука, в которой больше исследователей, чем объектов исследования. И это, пожалуй, действительно так: в условиях такого дефицита данных даже крошечная находка — какая-нибудь челюсть или что-нибудь в этом духе — может сделать вам имя.
Книга «Почти человек», которая выйдет в МИФе очень скоро, — это рассказ от первого лица об одном из самых значимых открытий XXI века: новом для человеческого «генеалогического древа» виде Homo naledi. Вы проникнете в самое сердце Колыбели человечества, чтобы обнаружить невероятные находки, скрывавшиеся глубоко под землей, и добавить новую страницу в таинственную историю появления современного человека. Публикуем отрывки из книги.

Перед спуском в пещеру

Мы поднимались на небольшой холм, освещая ухабистую дорогу налобными фонарями. Ни к кому конкретно не обращаясь, я задавал вопрос за вопросом:


Почти человек

— Далеко еще?

— Да нет, не очень, — ответил Стивен.

— А «шкуродеры» там совсем узкие, да? — «Шкуродерами» называют самые узкие и труднопроходимые участки пещерных тоннелей. Порой там действительно можно серьезно «ободрать шкуру», если хочешь пролезть дальше.

— Ну да, такие, — ответил мне кто-то, не помню кто, из темноты.

— А подъемы очень крутые?

— Есть немного, — усмехнулся Рик.

— Но «вы подойдете», — ввернул Педро, усмехнувшись.

Я понял, что эти ребята чесать языком не любили. А может, причина подобной сдержанности крылась в том, что им хотелось, чтобы я сам все увидел?

Путь Супермена

Спустя полчаса я решил наконец поразмыслить над сложившейся ситуацией: острый выступ впивался мне в ребро, со всех сторон на меня нещадно давили стенки тоннеля, вытянув правую руку вперед, я пытался цепляться ею, чтобы хоть как-то продвигаться дальше, в то время как моя левая рука оказалась из-за тесноты тоннеля плотно прижатой к телу. Перед собой я мог видеть лишь каменный пол тоннеля, поскольку, стоило мне едва поднять голову, раздавался глухой металлический стук каски о потолок.

Я застрял в этом покрытом липким слоем грязи тоннеле; лягая и дрыгая ногами позади себя, пытался зацепить крепкий выступ, чтобы протиснуться дальше. Но выступа не было, застрял я очень плотно и мог продвигаться вперед, только извиваясь и изгибаясь на выдохе, насколько позволял узкий тоннель. С каждым следующим вдохом я, казалось, застревал все крепче и крепче, словно пробка в винной бутылке.

Это был Путь Супермена, получивший свое название, потому что все, кроме самых худых, вынуждены были ползти, вытянув вперед одну руку и прижав к телу другую. Именно так, простирая одну руку, с другой прижатой к телу, я сантиметр за сантиметром пытался протолкнуться вперед.

Спустя несколько минут мне это удалось, и я с наслаждением смог встать и расправить плечи.

— Здесь есть окаменелости, — сказал я, указывая на белеющий в стене клык павиана. — Ага, тут все стены в них, — кивнул Стивен на еще один на противоположной стене. И правда, стены были сплошь усеяны разными костными останками; одно то место заслуживало бы внимательного исследования. Но сейчас мы здесь были не для этого.

Шкуродер

Да, будет очень тяжело организовать здесь поисковые работы. Кажется, мы уже продвинулись по этим тоннелям метров на сто вперед, хотя точно сказать было сложно — такими причудливыми зигзагами петляли ходы. Путь сюда был сущим мучением, не говоря о том, что он был довольно опасен; и думать было нечего, чтобы доставить сюда хоть какие-то исследовательские приборы и снаряжение. В таких пещерах нередки случаи обвалов сводов, поскольку в глубь каменной породы в поисках воды проникают корни деревьев. Не говоря уже о том, подумал я, взглянув вниз, что одно неаккуратное движение или скользкий камешек под ботинком может надолго уложить на больничную койку или даже в могилу.

— Нам туда, — произнес Стивен.

Лаз, на который он указывал, был настолько узок, что, чтобы через него пробраться, мне нужно было, совершенно распластавшись, ползти на животе. Извиваясь ужом, я старался продвигаться по лазу вслед за Риком. Остановившись, он вдруг скользнул в какую-то невероятно крошечную нишу так, чтобы я мог поравняться с ним.

— Ну вот, — произнес Рик, указывая перед собой носком ботинка. С усилием преодолев впившийся мне в ребро острый выступ, я уставился туда, куда он показывал.

— Шутишь? — вырвалось у меня. Рик указывал носком на отверстие, которое было едва ли больше его ботинка.

— Ты шутишь! — повторил я, в недоумении переводя взгляд с него на отверстие и обратно. Сделав еще пару движений, я приблизился к отверстию настолько, что свет налобного фонаря падал внутрь и я мог заглянуть туда. Мне казалось, что в такое отверстие не пролезет даже моя голова; со всех сторон лаз, словно шипами, был усеян острыми каменными выступами. Я обернулся к Рику, изумленно качая головой: совершенно непонятно было, как там можно было пролезть.

— А другого пути нет? — спросил я.

— Похоже, что так.

Подпишитесь на уведомление о выходе книги, чтобы узнать всю захватывающую дух историю о сенсационных открытиях палеоантропологов:

Подписка на выход книги
Мы напишем вам, когда книга «Почти человек» выйдет в продажу, и дадим на нее скидку
Мы напишем на {{ email }}, когда книга «Почти человек» выйдет в продажу, и дадим на нее скидку
Рубрика
Кругозор

Похожие статьи