в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
{{ cart.totalCount + cartEbook.totalCount }}
Корзина
Саморазвитие
Must read о конфликтах и разногласиях
1 июля 1 620 просмотров
Саморазвитие
Must read о конфликтах и разногласиях
1 июля 1 620 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Пока мы считаем свою точку зрения правильной, у нас есть мощный стимул отстаивать ее: добровольно от правды не отказывается никто. Но на практике «инвестиции в свою правоту» воплощаются по-разному. Давайте разберемся в нюансах конфликтных ситуаций вместе с книгой «Семь преобразующих языков».

Оттенки критики

Представьте себе, к примеру, ситуацию, когда мы избегаем высказать кому-то свою критику. Если мы убеждены в неоспоримой истинности своей позиции, легко понять, почему мы можем чувствовать себя плохо перед перспективой высказать свою критику другому человеку.

Мы знаем, что правда может быть болезненной.

Мы можем ощущать ответственность за то, что несем правду «в массы», потому что для кого-то она может стать тяжелым бременем.


Семь преобразующих языков

Представьте себе теперь, что мы вступаем в беседу с тем же человеком, имея при себе то же критическое мышление, но осознавая, что можем быть не совсем правы — или даже совсем неправы. Мы абстрагируемся от придумывания щадящих или остроумных способов заставить собеседника увидеть ситуацию с нашей позиции. Вместо этого мы пытаемся понять, что происходит и обоснованна ли наша критика. Мы исследователи, мы осторожны в наших высказываниях, мы готовы менять их, если обнаруживаем новую важную информацию и новые ракурсы рассмотрения ситуации.

Адресатам критики наша потребность быть правыми может дорого обойтись. Как только мы устанавливаем собственное мнение в качестве нормы, по которой мы судим о других, мы начинаем оценивать их в соответствии с нашими личными предпочтениями (которые иногда честны и благородны, а иногда и нет).

Пример: начальник — сотрудник

Менее влиятельные и сильные адресаты нашей критики также могут пострадать, если мы начинаем оценивать их в соответствии с нашими предпочтениями. Представьте себе ситуацию, когда начальник сообщает подчиненному плохие новости: он не справился с задачей, которую на него возложили. Руководитель подготовил свою часть встречи, следя за соблюдением справедливости в отношении проблем, которые он наблюдает, стараясь подать свое мнение так, чтобы минимизировать действие защитных механизмов, и сделать акцент на идее «мы друзья, мы хотим помочь».

Поставит ли подчиненный под сомнение эту оценку или качество данных, на которых она основана? Вряд ли. Он сочтет нужным в любом случае выполнить указания.

За это им обоим придется расплачиваться. И, вероятно, компании этот случай тоже во что-то обойдется, так как руководитель транслировал сотруднику (и не только ему, а любому, кто в состоянии воспринять политику силы) не призыв мыслить самостоятельно и смело высказывать собственные суждения, а призыв слепо следовать указаниям начальства.

Две точки зрения

Взгляните на рисунок, что вы видите?


Одни говорят, что видят на картинке молодую женщину. «На ней ожерелье и шляпа с пером». Другие удивляются: «Что?», «Где?!», «Я вижу старуху», «Да, старуху с большим носом», «И с шарфом на голове».

Итак, мнения разделились:

1. Некоторые озвучивают свое замешательство, высказываясь примерно следующим образом: «Как это они видят другую женщину? Я ее не вижу», «Почему я ее не вижу?»

2. Некоторые не только находятся в замешательстве, но и отказываются верить своим собеседникам: «Я не вижу женщины, которую они описывают. Может, они шутят?»

3. Некоторые отмечают, что нервничают и испытывают тревогу: что сейчас будет?

4. Некоторые разочарованы: «Я ее не вижу» (имея в виду женщину из другого ракурса картинки, увидеть который им не удалось сразу).

Представьте, что не все еще успели высказаться, как вдруг раздался возглас облегчения: «Ой, да, теперь вижу!» Два участника группы беседовали друг с другом, причем каждый из них видел свой вариант картинки. Одному из собеседников удалось объяснить другому, как нужно посмотреть на картинку, чтобы увидеть ее с другого ракурса.

(Если вы видите на картинке только молодую женщину, посмотрите на ее ухо: в нем можно увидеть глаз, подбородок и челюсть при этом превращаются в нос, ожерелье — в рот, шея — в подбородок. Если вы видите только старуху, присмотритесь к ее глазу: он превращается в ухо, нос — в подбородок, рот — в ожерелье, подбородок — в шею.)

Возможно, вы уже видели этот рисунок и знаете, что он восходит к гештальт-психологии восприятия 1930-х годов. Он умышленно допускает две трактовки, это рисунок «с двойным дном».

Однако не следует забывать о том, что реальность значительно чаще допускает возможность множественной интерпретации.

Процесс интерпретации рисунка и обсуждение этой интерпретации в группе помогают воссоздать некоторые базовые элементы межличностного конфликта и оперативные предположения в ходе такого конфликта. Многие высказавшиеся абсолютно не сомневались в своих словах — несмотря на то, что при обсуждении присутствовали люди, видевшие на картинке нечто совершенно иное. Некоторым из высказавшихся было любопытно увидеть то, что обсуждали другие, и они прилагали к этому усилия. У них была мотивация продолжать рассматривать картинку, потому что многие их видели ее по-другому. И, конечно, многие были разочарованы, потому что, несмотря на весь свой энтузиазм, были не в состоянии объяснить собеседникам, что и как они видят.

Реальность

Этот эксперимент вызывает вопрос: где находится та или иная картинка? Мы предполагаем, что она напечатана на странице. (Именно поэтому мы успокаиваемся, как только увидим одну картинку, и не ищем другую.) Мы также предполагаем, что на странице находится только одна картинка: если были розданы двадцать копий картинки и все они кажутся нам одинаковыми, можно исходить из того, что каждому выдают одну и ту же картинку. (Именно поэтому мы удивляемся тому, что на один и тот же вопрос по картинке наши собеседники отвечают не так, как мы.)

Поэтому мы предполагаем, что дело в картинке. На самом же деле картинка возникает не столько на странице — на странице находится лишь некий набор темных и светлых пятен и линий, — сколько у нас в голове: мы соединяем друг с другом эти элементы так, что они образуют осмысленное целое.

Это мы вкладываем смысл в набор темных и светлых пятен.

Люди создают свою собственную реальность у себя в голове, а не воспринимают реальность существующую. Межличностные проблемы возникают именно вследствие того, что наша реальность и реальность другого человека не совпадают.

Конфликт, обратная связь и межличностные разногласия — все это можно трактовать как частные случаи человеческой способности создавать смыслы, причем различные смыслы. Сами по себе разногласия не представляют собой проблему. Это мы превращаем их в проблему, если начинаем настаивать, что создаваемый нами смысл лучше, не проверив как следует его обоснованность.

По материалам книги «Семь преобразующих языков».

Фотографии в посте: источник.

Похожие статьи