в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Саморазвитие
О средствах массовой информации и здравом смысле
5 апреля 2 456 просмотров
Саморазвитие
О средствах массовой информации и здравом смысле
5 апреля 2 456 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

В жизни мы стараемся НЕ полагаться на волю случая. Мы говорим: «Я управляю своей судьбой», «Я принимаю взвешенные решения», «Я держу все под контролем». Но на самом деле часто принимаем случайность за закономерность, путаем причину и следствие, а нашему мышлению недостает критичности.

Невозможно предугадать случайное событие, но можно подготовиться к встрече с ним и даже попытаться обратить его в свою пользу. Именно этому старается научить

в своей книге «Одураченные случайностью» успешный трейдер, математик и философ Нассим Талеб, утверждая, что «единственный пункт, который госпожа Удача не может контролировать, — это ваше поведение».

В сносках истории

Людей, одураченных случайностью, причем упорствующих в своих ошибках восприятия, можно видеть в самых разных ситуациях. Например, из аналитических работ историков мы знаем, что в своих стремлениях Ганнибал был безумцем, как знаем и то, что в Риме сейчас не говорят по-финикийски. Но как быть с другими настолько же безумными полководцами, в итоге выигравшими сражения и, следовательно, заслужившими уважение исторических хроникеров?

Людей, одураченных случайностью, причем упорствующих в своих ошибках восприятия, можно видеть в самых разных ситуациях.
Ave Caesar!

Александр Великий или Юлий Цезарь победили только в случившемся варианте истории, но могли потерпеть сокрушительное поражение в остальных. Если мы и знаем о них, то только потому, что они сильно рисковали, как и тысячи других, но так вышло, что победили. Они были умны, отважны и даже (временами) благородны, — но такими же были и те, кто теперь живет в заплесневелых сносках истории.

Риск дело эмоциональное

Психологи провели эксперимент: они спрашивали путешественников, собирающихся лететь куда-нибудь далеко, сколько бы те заплатили за полис страхования, по которому будет выплачена внушительная сумма, если они умрут во время поездки — по любой причине. Потом спросили другую группу пассажиров, сколько бы они заплатили за страховку с такой же выплатой в случае смерти исключительно в результате террористического акта. Оказалось, что люди готовы заплатить больше за второй полис, хотя страхование по первому также включает риск теракта.

Риск, привлекающий наше внимание, всегда конкретен. Мозг склонен к поверхностным суждениям, когда дело касается риска и вероятности.

Шокирующим фактом является то, что за обнаружение и избежание риска отвечает не «думающая», а в основном «эмоциональная» часть мозга.

Поэтому рациональное мышление мало связано с избежанием опасности.

Сенсации

В этом смысле создаваемые журналистами сюжеты не просто отличаются от действительности, но еще и дурачат нас, в основном за счет привлечения внимания с помощью механизма эмоций — такая сенсация «самая дешевая с точки зрения доставки».

Взять, к примеру, угрозу коровьего бешенства: за десять лет «зомбирования» его жертвами стали (максимум) несколько сотен человек, и сравнить это с числом погибших в автомобильных катастрофах (несколько сотен тысяч!) — в последнем случае журналисты делают исключения только в случае явной коммерческой выгоды от их сообщения.

Ставка на сенсации может отвлечь внимание от настоящих угроз.

Вероятностный образ мира в умах зрителей настолько ориентирован на сенсации, что, отказавшись от новостей, в плане информации можно только выиграть.

Правильность vs понятность

Еще один из советов автора: остерегайтесь путаницы между правильностью и понятностью. Всё то, что может быть объяснено немедленно и вкратце, — очень часто принято считать законом.

Получив опыт работы со случайностью, можно понять, что большинство поэтически звучащих максим абсолютно неверны.

Получив опыт работы со случайностью, можно понять, что большинство поэтически звучащих максим абсолютно неверны.

Очень трудно не поддаваться влиянию благозвучных фраз. Как замечательно сказал Эйнштейн, здравый смысл есть не что иное, как набор неправильных представлений, приобретенных к восемнадцати годам.

Более того, все, что убедительно звучит на переговорах, совещаниях и, в особенности, в средствах массовой информации, — подозрительно. Любая книга по истории науки покажет, что почти все здравые мысли, получившие научное подтверждение, в момент их первого опубликования казались не разумными, а безумными.

Попробуйте объяснить в 1905 году журналистам лондонской газеты Times, что время замедляется, если перемещаться в пространстве. Ведь даже Нобелевский комитет так и не присудил Эйнштейну премию за его специальную теорию относительности.

Желаем всем здравого смысла! Книга «Одураченные случайностью» поможет находить его чаще.

Изображения: источник.

Похожие статьи