в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
100 способов изменить жизнь
Почему люди не видят свою уникальность, или Как поверить в себя?
10 августа 3 821 просмотр
100 способов изменить жизнь
Почему люди не видят свою уникальность, или Как поверить в себя?
10 августа 3 821 просмотр

Лариса Парфентьева
Лариса Парфентьева

Пару историй и мыслей из книги «100 способов изменить жизнь. Часть вторая» , которые позволят вам посмотреть на свой талант с другой стороны.

Талант или болезнь?

«Однажды я спросил у Джиллиан Лин, как она начала танцевать? Джиллиан — хореограф. Она поставила мюзиклы «Кошки» и «Призрак оперы». Она великолепна. Джиллиан сказала, что в школе её считали безнадёжной. Это было в 1930-е годы, её родителям написали из школы, что у девочки были проблемы с учёбой. Она не могла сосредоточиться, вечно ёрзала. Сейчас бы сказали, что у неё синдром дефицита внимания. Но в 1930-х годах этот синдром ещё не изобрели.

Джиллиан пришла с матерью к врачу. Ее в посадили в кресло, где она просидела целых двадцать минут, пока врач разговаривал о её проблемах в школе. В конце концов, доктор сел рядом с Джиллиан и сказал ей, что, теперь он должен поговорить с матерью один на один.

Он попросил подождать немного и вышел вместе с мамой из комнаты. Перед тем как выйти, он включил стоя́щее на столе радио. Как только взрослые вышли, доктор попросил маму Джиллиан взглянуть на то, что делает дочь. Она тут же вскочила на ноги и задвигалась в такт музыке. Они смотрели на это пару минут, потом доктор повернулся и сказал: «Миссис Лин, Джиллиан не больна. Она танцовщица. Отдайте её в хореографическую школу».

Я спросил, что было дальше. Она сказала: «Мама последовала его совету и это было прекрасно. Мы вошли в комнату, где были похожие на меня люди — никто не мог спокойно сидеть. Люди, которым, чтобы думать, нужно было двигаться». Они учились балету, степу, джазу, модерну и современным танцам. Со временем её приняли в Королевскую балетную школу, она стала солисткой, сделала блестящую карьеру в Королевском балете.

В конце концов она закончила Королевскую балетную школу, основала Танцевальную компанию Джиллиан Лин, встретила Эндрю Ллойда Вебера. Джиллиан сделала одни из самых известных музыкальных постановок в истории, принесла радость миллионам людей и стала мультимиллионером. А ведь другой врач мог бы посадить её на таблетки и заставить успокоиться«, — это отрывок из гениального выступления Кена Робинсона на TED.

Я вчера пересматривала его в который раз и ловила каждое слово. Одно из самых популярных выступлений на TED за всю историю. Кен говорит о том, что в современная система образования безнадежно устарела и что в ней сделан упор на левое полушарие — науки типа математики, геометрии.

А если ребенок увлекается музыкой или поэзии, ему говорят: «Не трать на это время, во взрослом мире на этом не заработаешь». И когда ребенок вырастает, он не видит свою уникальность, потому что в школе его любимые предметы считались «отстойными» и никто не воспринимал эти предметы всерьез.

Кен задает вопрос: «Почему мы преподаем математику каждый день, а танцы — нет? Почему бы не преподавать их каждый день? Ведь все дети любят танцевать». Хороший вопрос. Не факт, что так должны быть, но ПОЧЕМУ бы и НЕТ?

Измученные системой

Недавно мне написала 18-летняя девушка. Уже измученная к своим годам. Она пишет стихи, но понимает, что «это несерьезно и на этом не заработаешь». В конце письма она сформулировала свою просьбу так: «Прошу дать мне разрешения заниматься любимым делом!».

Мне часто пишут такие сообщения (потому что о «внутреннем разрешении» я писала в первой части своей книги). Представляете, насколько нас с детства ограничивают в нашей уникальности, что даже вырастая, наш внутренний ребенок не может начать веселиться и заниматься тем, что любит, без согласия «взрослого»?

Я думаю, что многие танцоры, художники, писатели, спикеры, режиссеры иногда испытывают такую штуку, как…стыд. Стыд за то, что они производят нечто…не очень полезное, на первый взгляд. Ну типа «мы же не производим хлеб, лекарства или поезда». Мы не создаем ничего, что «можно потрогать».

И такое мышление — следствие нашей образовательной системы, в которой танцор по иерархии «крутости» находится ниже ученого, в которой танцором или поэтом быть «несерьезно».

Если бы мы позволили людям не чувствовать себя «ущербными» из-за их настоящих желаний, это был бы другой мир. Если бы мы позволили людям танцевать, писать, говорить, рисовать, а не пытались создавать из всех «ученых», это был бы другой мир.

Все люди разные. Кто-то любит создавать хлеб, лекарства и поезда. Кто-то — технологии. А другие — танцоры, художники, писатели, философы, спикеры, музыканты — любят создавать эмоции, чувства, новые смыслы или мотивацию. И каждое из этих занятий важно, почетно и нужно. И вот почему.

В эпоху процветающего эгоизма люди сильно разъединились. Люди разучились слышать друг друга внутри одной семьи, не говоря уже о коллегах по работе или незнакомых людях. В наших базовых настройках сбились бегунки, отвечающие за то, чтобы чувствовать, любить, сострадать, понимать других.

И смысл моего послания не в том, что миру не нужны материальные вещи, которые «можно потрогать». А в том, что сейчас ему как никогда нужны хорошие книги, танцы, стихи, картины, фильмы.

Так что если вы можете создать для людей немного радости, любви, смыслов и мотивации, так что делайте это.

Танцуйте. Пишите. Рисуйте. Объединяйте. Творите!

И никого не слушайте. Места под солнцем хватит всем.

По мотивам второй части книги 100 способов изменить жизнь, которая уже в продаже.

#100способовизменитьжизнь

Похожие статьи