Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная литература Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Настольные игры Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Культура
«Нельзя взять книгу и просто снять ее как есть»: как появился фильм «Властелин Колец»
17 февраля 929 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

В 2022 году мир увидел новую экранизацию Толкина: на Amazon Prime вышел сериал «Властелин колец: Кольца власти» — пока это самая дорогая постановка стоимостью в миллиард долларов. Однако до сериала было много попыток рассказать историю Средиземья — и фильмы Питера Джексона в этом бесконечном списке, безусловно, вошли в историю.

Выбрали несколько любопытнейших фактов об этой экранизации — из книги «Толкин и его легендариум», где исследователь и профессор Ник Грум рассказывает о влиянии Кольца Всевластия на всех нас.

«Нельзя взять книгу и просто снять ее как есть»

Джексон понимал, что снимает фильмы не только для убежденных поклонников писателя. Ему нужно было привлечь и тех, кто ходит в кинотеатры, но, может быть, никогда не читал роман. На этот счет он выразился довольно прямо: «Наша экранизация не может быть достоверной. Нельзя взять книгу и просто снять ее как есть».

Питер Джексон на съемках «Властелина колец: Возвращение короля». Источник

Да, он позволял себе вольности с текстом, но при этом изобразил Средиземье со зрелищным блеском, населил его незабываемыми персонажами. Он пригласил и состоявшихся театральных актеров (Иэн Маккеллен), и на тот момент неизвестных (Орландо Блум), звезд фильмов ужасов (Кристофер Ли) и любимых актеров семейного кино (Шон Эстин), создав смесь стилей и впечатлений. Он всегда был готов менять тон, реестр и жанр — фэнтези и мужскую дружбу, батальные фильмы и комедию, намекать на фильмы о боевых искусствах, библейский эпос и видеоигры, совмещать (в случае Голлума довольно буквально) невероятных монстров, созданных благодаря компьютерной графике, и впечатляющую, подробную прорисовку характеров.

Результат режиссер называл «кульминацией всех фильмов» в своей карьере.

«Слушай, убери хоббита»

Джексон не был очевидным кандидатом для создания ремейка «Властелина колец». Поклонники знали его по культовым сплэттер-ужасам вроде «Инопланетного рагу» (1987) и более утонченным «Небесным созданиям» (1995). Книгу он прочел, похоже, всего раз — в семнадцатилетнем возрасте.

Джексон вместе с Фрэн Уолш приступил к работе над единым сценарием для двух фильмов, которые предполагалось снимать друг за другом. Вскоре к паре присоединилась драматург Филиппа Бойенс. Руководивший Miramax продюсер Харви Вайнштейн — впоследствии опозоренный и осужденный — вложил в проект около двенадцати миллионов долларов, но, обеспокоенный растущими расходами на планируемые фильмы, начал настаивать на том, что следует ограничиться двухчасовой картиной — однако вариант, который «почти наверняка огорчит любого, кто читал книгу», Джексон даже не стал рассматривать.

Кстати, сам Вайнштейн вдохновил создать гротескного вожака орков на Пеленнорских полях, которого в итоге убивают. Источник

Кроме того, Вайнштейн пытался вмешиваться в сценарий и художественное оформление. Его дурацкие советы Джексон сравнил потом с грандиозными претензиями дутого мафиозного босса: «Слушай, убери хоббита. Один хоббит должен умереть».

90 миллионов долларов за каждый фильм

Вскоре Вайнштейн потребовал пересмотреть сделку и включить в нее возврат его инвестиций, а также роялти и кредит на любой будущий проект. Джексону и Уолш он дал четыре недели на поиск новых инвесторов. Права на «Властелина колец» в то время оставались у них, поэтому они сделали получасовую презентацию фильма, полетели в Лос-Анджелес и обратились там в PolyGram и New Line Cinema. Представитель последней, Боб Шэй, во время беседы задал вопрос:

«Ничего не понимаю. Почему вы собрались снимать два фильма, если книг три?»

Невероятно, но New Line Cinema вдруг решила заключить сделку на целых три экранизации, причем была готова заплатить девяносто миллионов долларов за каждую.

Материальный мир

Фильмы Джексона в том виде, в котором они были сняты, отредактированы и вышли на экраны, по-прежнему остаются выдающимся достижением. В «Кольцах» режиссер делает характерный акцент на материальной культуре, на физической текстуре мизансцены. Места и обстановка осязаемы, оружие и броня весомы и были выкованы в специальной мастерской. Некоторые предметы, например нагрудник Теодена, внутри имеют гравировку, чтобы вдохновлять актеров. Вигго Мортенсен любил скакать в своем костюме вне съемочной площадки и, по слухам, не расставался с мечом Андурилем даже ночью и лично сыграл во многих схватках, из-за чего сломал передний зуб.

Внимание к деталям коснулось не только разбросанных в покоях Сарумана предметов и точности эльфийских шрифтов и рун, но и анатомии крылатой твари — крылья ей сделали достаточно большими, чтобы они действительно могли бы удерживать в воздухе само чудовище и облаченного в броню предводителя назгулов. Поразительно, что отдельно изготовили стрелы для эльфов Лотлориэна.

Для съемок изготовили более 10 000 стрел и 500 луков. Источник

Они более совершенны и точны, чем примитивные стрелы других видов, населяющих Средиземье, и благодаря оперению из гусиных или лебяжьих перьев вращаются в полете по спирали. Для съемок было изготовлено более десяти тысяч таких стрел и пятисот луков. Некоторые предметы реквизита делали в нескольких вариантах, чтобы они «играли» различным образом и с различных перспектив.

Стоит отметить более тридцати Колец Всевластья разного веса и размера для всевозможных ситуаций и, конечно, одно до блеска отполированное, в котором отразилась ссора на Совете Элронда. Может быть, эти материальные детали почти не заметны, но они присутствуют.

Спецэффекты

Кинокритик Боб Рехак отмечает, что «ни разу актерская игра» в этих фильмах «не осталась без влияния визуальных или практических спецэффектов». К ним относится форсированная перспектива, дублирование элементов обстановки и реквизита в разном масштабе, хромакей, привлечение дублеров — как цифровых, повторяющих движения актера, так и живых с цифровой подстановкой лица.

Была применена анимация с захватом движения и компьютерная графика — прежде всего это касается Голлума. Примечательно, что Джексон отдал долг умершему в 2013 году первопроходцу кукольной мультипликации. «„Властелин колец“, — признался он, — это мое кино Рэя Харрихаузена. Я всю жизнь любил его чудесные картины и умение рассказывать истории, и без них этот фильм никогда не был бы снят — по крайней мере, не был бы снят мной».

Шипение Голлума — «Ес-с-сли моя прелес-с-сть с-с-спрос-с-сит, а он не отгадает, моя прелес-с-сть его съес-с-ст» — безусловно, лучшая фраза Энди Серкиса. Источник

В Средиземье Джексона почти не осталось элементов, не оживленных новейшими средствами компьютерной графики и более традиционными эффектами, такими как парики и протезы. В случае Гримы Змеиного Языка была добавлена даже искусственная перхоть из картофельных хлопьев.

Роли-камео

Как и Толкин, Джексон придумал роли-камео: он сам играет, например, одного из умбарских пиратов, а иллюстратор и художественный директор Алан Ли — одного из Девяти смертных в прологе. В фильме есть орк, которого демонстративно сделали похожим на Харви Вайнштейна, доставившего Джексону столько хлопот перед тем, как фильмы получили зеленый свет. В титрах продюсер появляется на странице, где указан тролль (Вайнштейна изображает гротескный вожак орков на Пеленнорских полях, которого в итоге убивают).

Питер Джексон в роли пирата. Источник

Эхо Толкина в «Кольцах» — Иэн Маккеллен. Говоря голосом Гэндальфа, он ориентировался на голос писателя. Это решение — намек на воспоминание поэта Уистена Одена о том, что слышать, как Толкин в аудитории декламирует «Беовульфа», было «незабываемо», и «этот голос был голосом Гэндальфа».

«Самый прекрасный час Средиземья»

Всего одна глава книги, посвященная Хельмовой Пади, превращается в фильме «Две крепости» в сорокаминутное зрелище. Киножурнал Empire поставил эту батальную сцену на второе место среди двадцати пяти «Величайших битв» и отметил, что на нее повлияли сцены из фильмов «Эль Сид» (1961) и «Зулусы» (1964), ставших киноклассикой. В журнале Total Film она занимает первое место среди «Десяти величайших моментов Средиземья» и названа «самым прекрасным часом Средиземья».

Ричард Тейлор, отвечавший за реквизит и спецэффекты, говорил, что сцена находится «за пределами понимания». Источник

В битве есть много дополнительного материала, начиная со знаменитого момента, когда Леголас мчится вниз по ступеням парапета на отброшенном щите, словно на скейтборде, быстро выпуская стрелы, и заканчивая моментом, когда Арагорн «бросает» Гимли в самую гущу орков, — и это после того, как тот на мосту Кхазад-Дум не желал, чтобы его перебрасывали. Такие ситуации добавляют легкости и юмора ужасу войны и при этом очеловечивают героев, не принадлежащих к человеческой расе.

Одновременно они обращены к конкретной возрастной группе — молодым посетителям кинотеатров, поэтому Джексон в процессе редактуры много внимания уделил смягчению насилия в батальных сценах. Эпизод с Хельмовой Падью снимали сто двадцать дней и ночей. Материала было, предположительно, на двадцать часов, но, например, сцены с орками, рубящими трупы, и прочее кровопролитие вырезали, чтобы получить желанный цензурный рейтинг 12A. Боевые сцены снимали еще и с прицелом на последующие видеоигры — опять же ради юной аудитории.

Гэндальф

В содержании фильмов тоже есть свои тонкости и нюансы. Они предназначались для семейного просмотра, но играют с гендерными вопросами: можно упомянуть андрогинную Галадриэль, связь между Боромиром и Арагорном, вызвавшую большой интерес на таких сайтах, как DeviantArt, искаженные семейные отношения от Бильбо до Денетора.

Появление Гэндальфа Белого и неопределенность по поводу его имени — «Я был Гэндальфом» — очень эффектно смотрятся на экране, поскольку разница между старым и новым здесь более очевидна и постоянно напоминает о том, что перед нами уже не знакомый Гэндальф Серый, а кто-то более отстраненный, не из этого мира. Этот герой постепенно становится, пусть и по-разному, чем-то вроде родителя для Фродо, Арагорна и Пиппина — во многом как Иэн Маккеллен стал, наверное, названым отцом для Элайджи Вуда.

Иэн Маккеллен и Элайджа Вуд. Источник

Возможно, не в последнюю очередь благодаря Гэндальфу Арагорн находит свой путь: становится самим собой, перестает действовать под прикрытием и дорастает до лидерской роли. Это произошло и с исполнителем его роли Вигго Мортенсеном, который во время съемок стал лидером среди актерского состава.

Кольцо

Наиболее тонким и влиятельным нововведением, однако, было решение сделать Кольцо главным героем сюжета, где нет единственного злодея. В романе артефакт имеет странную чувствительность, и в фильме эта особенность становится мучительно осязаемой — даже в сценах, где Кольца не видно.

Кольцо в кадре. Источник

Джексон рассказывал, что Кольцо снимали разными способами, часто «во весь экран» и в большом приближении, «чтобы заставить его в некотором роде присутствовать», создать «ощущение, что оно живо, что почти слышится его дыхание».

Съемки

Для актеров съемки трех фильмов шли одновременно и заняли пятнадцать месяцев. В них были задействованы триста пятьдесят съемочных площадок и команда из двух тысяч человек, работавших часто по пятнадцать часов в день шесть дней в неделю. Уолш и Бойенс трудились над сценарием ежедневно более года, но и во время съемок Джексон каждый день его пересматривал и переписывал. Чтобы уловить десятки вариантов, он снимал по пятнадцать минут пленки на страницу, хотя обычно требуется всего минута. Его стилем была спонтанная импровизация, и несколько актеров рассказывали о «почти постоянных пересмотрах» сценария.

Иэн Маккеллен, сыгравший Гэндальфа, говорил: «В своих желаниях Джексон очень особенный, не такой, как многие режиссеры. Он хочет прежде всего иметь большой выбор… Он хочет много вариантов». Из горы пленки фильм собирали в аппаратной видеомонтажа, поэтому актеры не имели четкого представления о том, как будет развиваться сюжет и их герои. Более того, из-за графика съемок они могли в один день играть сцены из трех разных фильмов или наоборот — ждать завершения сцены не один месяц. Обмены репликами между Фродо (Элайджа Вуд) и Сэмом (Шон Эстин) на лестнице Кирит-Унгола, например, снимали с годовым промежутком.

Неопределенность

Неопределенность — одна из сильных сторон этих фильмов. Никто — ни сценаристы, ни актеры, ни даже сам режиссер — не знал, как в окончательной версии будет складываться сюжет и даже как все будет выглядеть с учетом добавленной позже компьютерной графики.

Вигго Мортенсен в роли Арагорна. Источник

Примечательный пример — Вигго Мортенсен, которого пригласили на роль Арагорна после того, как было решено, что Стюарт Таунсенд не вполне подходит. На момент приезда актера съемки уже шли и, как отмечает Брайан Сибли, он появился «почти так же неожиданно, как появился в романе его герой — таинственный Странник». То есть не только хоббиты не знали, кто такой Странник, — этого не знали и актеры, да и вообще никто на съемочной площадке.

Музыка

Масштабную работу провел композитор Говард Шор. Он подошел к музыке как к оперному произведению. Вдохновленный отчасти циклом «Кольцо нибелунга» Рихарда Вагнера, он сочинил десятки рефренов и лейтмотивов, которые отражали обстановку, характер персонажей и действие, разворачивающееся на экране. Эффект и здесь был достигнут благодаря слиянию разрозненных, индивидуальных элементов в симфоническую гармонию.

Изменения: мнимая смерть и цитаты

Джексон, несмотря на обширность книжного источника, добавил собственные, нередко мелодраматические сцены. Интересно, что в фильмах часто прибегают к мнимой смерти ключевых персонажей: Фродо падает у брода, потом его пронзает копьем пещерный тролль, Арвен решает идти в Серые гавани. Толкин подходит к эффектности более сдержанно: Гэндальф у него сражается с балрогом и падает, Шелоб жалит Фродо.

Многих сцен нет в фильме. Нет встречи с фермером Мэгготом, нет Старого леса, нет Старого Вяза, нет Тома Бомбадила и Златеники, нет путешествия через Могильники, нет умертвий. Все это, конечно, ничуть не принижает заслуг Джексона. «Я предпочитаю думать, что мы ничего не выбрасывали, а просто решили оставить что-то нерассказанным», — объясняла драматург Филиппа Бойенс, одна из двух соавторов Джексона.

В фильме есть и неприкрытые ссылки на чужие работы. Ученый-толкиновед Верлин Флигер доказала, что Джексон цитирует «Волшебника из страны Оз» (1939). Это касается, например, сцены прибытия в Бри: четверо хоббитов вынуждены стучать в запертую дверь, чтобы их впустили, как Дороти с попутчиками в Изумрудном городе. Другие ссылки по случайности или намеренно уводят еще дальше. В «Возвращении короля» для Теодена наступает решающий момент, когда его помощник Гамлинг сообщает, что полчища Мордора непобедимы. Ответ звучит в духе англосаксонской «северной отваги», образцом которой является стихотворение «Битва при Молдоне»: «Да, но мы тем не менее сразимся с ними».

Сцены, которые не вошли в фильм

Джексон снял многие сцены, позже убранные и не вошедшие даже в расширенное издание на DVD.

  • В «Братстве Кольца» это, например, Пиппин, играющий в ансамбле, пока хоббиты расслабленно танцуют красивый и своеобразный деревенский танец «Обдери иву».
  • Или Гэндальф, который отказывается от курения в пользу конфет тоффи, а потом оступается, возвращается к старой привычке и обнаруживает, что в Ривенделле курить запрещено.
  • Или Саурон, который плавит золото прямо в ладони, а затем пробивает ладонь клинком, чтобы кровь смешалась с жидким металлом будущего Кольца.
  • Или флешбэк с молодым (то есть гладковыбритым) Арагорном, который вместе с Арвен резвится в лесу.

В одной из снятых концовок «Братства Кольца» урук-хай поднимается из Андуина, тянет к себе Фродо, пытающегося уплыть на лодке, и они борются под водой. Кольцо соскальзывает с шеи Фродо и исчезает в глубинах, орк ныряет за ним, но не может его достать и тонет. Потом Фродо и Сэм каким-то образом возвращают себе Кольцо и бегут. С другой стороны, в случае видéния Фродо на Амон-Хене создатели «сразу сняли ровно то, что написано в книге».

11 «Оскаров»

За год до выхода первого джексоновского фильма видный американский критик и литератор Гарольд Блум высказал довольно неудачное мнение. «Я подозреваю, — писал он, — что „Властелин колец“ обречен стать лишь замысловатой исторической драмой».

Уже в апреле 2000 года, однако, первый онлайн-анонс «Братства Кольца» за сутки набрал рекордные 1,7 миллиона скачиваний. Два года спустя «Возвращение короля» получило рекордные одиннадцать «Оскаров», сравнявшись по этому показателю с «Бен Гуром» (1959) и «Титаником» (1997).

Питер Джексон на церемонии «Оскар». Источник

Успех «Властелина колец», причем как книги, так и киноэкранизации, взлетел ракетой. Обозреватель журнала Empire назвал фильм «вехой в истории кино» не только с точки зрения компьютерной графики, захвата движения и амбициозности воплощения серьезного фэнтезийного эпоса, но и потому, что три фильма были сняты параллельно, за пределами Калифорнии, а потом выпущены на DVD в расширенной версии в наборе с дополнительными материалами.

География как эмоциональное состояние

Соавтор сценария Филиппа Бойенс указывает, что в фильмах сама география Средиземья отражает эмоциональное состояние героев. Наиболее мрачные моменты происходят во тьме: в Мории, в логове Шелоб, на Тропах Мертвых. Это помогает объяснить, с какой целью диалоги были пересмотрены и даже перенесены по сравнению с романом. Кинематограф — это искусство света в темноте, поэтому сцены тьмы усиливают моменты кризисов и делают слова персонажей более значимыми.


Питер Джексон на съемках фильма о Хоббите. Источник

Неожиданно критик Брайан Роузбери недоволен как раз тем, что фильмы Джексона «так захватывающе прекрасны, потому что созданы в рамках формальных ограничений, которые накладывает на движущееся изображение плоский прямоугольный холст», и слишком живописны по сравнению с объемными описаниями Толкина, в которые легко погрузиться. Но ведь кинематограф — это по определению плоский прямоугольный холст. Важно то, что заполняет это пространство, и в случае «Колец» оно наполнено чудом.

Новая Зеландия

Джексон и его команда создали фильм-феномен мирового масштаба без привлечения топовых звезд, вывели Новую Зеландию («Велливуд») в лидеры кинематографии, а поскольку формат VHS уже начал угасать, помогли дать толчок глобальному рынку DVD. Теперь было мало увидеть фильм в кинотеатре: зрители хотели владеть им, иметь возможность еще раз его посмотреть.

В Новой Зеландии с 1997 по 2001 год на съемках работало три тысячи двести человек в год, с нуля выросла целая туристическая индустрия, что побудило премьер-министра Хелен Кларк назвать «Властелина колец» «одним большим рекламным роликом» для пропаганды туризма в стране.

Туристы составляют огромные путеводители по местам съемок фильма в Новой Зеландии. Источник

Главной целью Питера Джексона, по мнению Брайана Сибли, было снять «три хороших фильма, а не три фильма, которые будут в точности верны книгам», однако «все то, что живет в памяти после прочтения книг, почти без исключения есть в фильмах». Благодаря этому кинематограф уже никогда не будет прежним.

По материалам книги «Толкин и его легендариум»

Купить: МИФ / Ozon / Читай-город

Обложка: источник

Рубрика
Культура
Похожие статьи