Книги Проза Остросюжетная проза Молодёжная литература Современная зарубежная проза Классическая литература Интеллектуальная проза Романы взросления Детство Художественная литература для детей Научно-познавательные книги для детей KUMON Чевостик Развитие и обучение детей Досуг и творчество детей Книги для подростков Для родителей Комиксы для детей Детское творчество Умные книжки Подготовка к школе Необычный формат Подарочные Психология Популярная психология Стресс и эмоции Любовь и отношения Осознанность и медитация Книги для родителей Быть подростком Защита от токсичности Бизнес Аудиокниги Менеджмент Продажи Истории успеха Развитие сотрудников Предпринимателю Управление компанией Стратегия Управление проектами Переговоры Публичные выступления HR Российский бизнес IT Культура Автофикшн и биографии Серия «Таро МИФ» Серия «Мифы от и до» Подарочные книги Культурные истории, страноведение Искусство и архитектура Театр и кино, музыка, литература Серия «Главное в истории» Саморазвитие Спокойствие и душевное равновесие Аудиокниги Мечты и цели Мотивация Мозг и интеллект Продуктивность Психология Общение Сила воли Тайм-менеджмент Деньги Обучение Выбор профессии Принятие решений Осознанность Лайфстайл Современная магия Дом и сад Кулинария Велнес, красота, мода Творчество Вдохновение и мотивация Handmade и творческий бизнес Рисование для начинающих Рисование для продолжающих Леттеринг и каллиграфия Писательство Фотомастерская Активити для взрослых Легендарная серия Барбары Шер Психология творчества Дизайн Развитие творчества Творческий бизнес Визуальное мышление Творческое мышление МАК МИФ Комиксы Детские комиксы Взрослые комиксы Молодежные комиксы Серии Познавательные комиксы Здоровье и медицина Правильное питание Спорт Долголетие Бег Фитнес Медитация Здоровый сон Диеты Научпоп Физика Математика Экономика Здоровье и медицина Мышление и психология Технологии Подарочные книги Искусство, культура и путешествия Для детей Работа и бизнес Для души и уюта Захватывающие истории Время для себя Маркетинг Маркетинг и брендинг Генерация идей Копирайтинг, блогинг, СМИ Серия «Думай иначе» Курсы и мероприятия Писательство Лектории Психология Отношения Чтение Саморазвитие Деньги Карьера Здоровье Уют Воспитание Для бизнеса Электронная библиотека Офисная библиотека Детские подарки Подарки партнерам Продвижение бренда Курсы для компаний Издать книгу Издательство Работа у нас Логотип Предложить книгу Об издательстве Авторам Вопросы и ответы Контактная информация Блоги Блог МИФа Психология и саморазвитие Творчество Проза Кругозор Книжный клуб МИФа Комиксы Бизнес-блог Бизнесхак и маркетинг Формула менеджмента Саморазвитие Корпоративная культура Опыт МИФа Обзоры книг Папамамам Развитие ребенка Психология Вот так книга! Искусство учиться
Проза
«Дар Кощея»: отрывок из книги о четырех подростках из летней школы волшебства
22 июля 2023 655 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

«Истинное волшебство. Дар Кощея» — первая книга новой фэнтезийной серии Натальи Способиной о девочке Еве, которая мечтает стать волшебницей. Она поступает в школу магии и вместе с друзьями отправляется в Тридевятое царство. Ребятам предстоит знакомство с домовым, Бабой-ягой и Кощеем.

Публикуем отрывок из книги.

Глава 4. Артефакты



Истинное волшебство. Дар Кощея

— Сейчас не пугайтесь, — предупредил Никита, открывая очередную дверь.

Надо сказать, предупреждение не было лишним, потому что стоило двери открыться, как раздался дикий вопль.

Лика зажала уши, и Ева еле удержалась от того, чтобы не повторить за ней.

— Это Соловей-разбойник. Тоже неразумный, — как ни в чем не бывало пояснил Никита, указав на сидевшего в углу на табуретке косматого человечка, который доходил Еве до колена. — Он волнуется, когда приходят новые люди.

Оказалось, они дошли до столовой. Это было просторное светлое помещение с окнами от пола до потолка. Пол выглядел деревянным, но, присмотревшись, Ева поняла, что это линолеум. Зато столы были из настоящего дерева, как в сказках: массивные, на фигурных ножках. Их здесь стояло штук двадцать.

— Выбирайте любой стол, — приглашающе махнул рукой Никита, а сам направился к Соловью-разбойнику Тот, завидев его, засвистел, и футболка Никиты затрепетала от порыва ветра.
— Ну тише, тише. Это свои.

Соловей-разбойник отреагировал на ласковый тон тихим свистом.

— А если бы был разумный? — вполголоса спросил Жаров, обращаясь непонятно к кому.

Ответил, разумеется, Валера:
— Если бы свистнул разумный, от столовой бы ничего не осталось.
— А разумные в природе существуют? — из голоса Лики исчезли снисходительные нотки.
— Говорят, да, — пожал плечами Валера.
— Откуда ты все это знаешь? — не выдержала Ева.

Вдруг оказалось, что она, грезившая волшебством, до этого дня рассматривала его только с прикладной точки зрения. Как папа. Для нее волшебство сводилось к артефактам, с помощью которых волшебник может менять мир вокруг. Волшебных существ в этом уравнении Ева не учитывала. Признаться, она даже не особо в них верила, потому что ролики в инете с одинаковым упоением рассказывали о снежном человеке, лох-несском чудовище, чупакабре и тихоокеанской сирене, но ни одного четкого доказательства существования хоть кого-то из них не приводилось.

— От бабушки, — неохотно ответил Валера.
— А бабушка у нас кто? — с любопытством спросил из угла Никита, успокоивший наконец Соловья-разбойника и теперь гладивший его по лохматой голове.
— А бабушка, Арина Венедиктовна, служит… Хозяйке Медной горы, — ответил Голосов с еще меньшим энтузиазмом, и лицо Никиты вытянулось.
— Вот блин, — сказал он.

Было видно, что бабушка Валеры вызвала в нем гораздо меньший восторг, чем дядя Жарова, а Валера скривился так, как будто у него болел зуб.

— А что в этом страшного? — уточнил Жаров, разглядывая Валеру.
— Да ничего, — пожал плечами тот.
— М-да, — вздохнул Никита. — Угораздило же тебя родиться в семье, где мужчин… не очень любят. Кстати, твоя бабушка здесь весьма известна.

Судя по тону, Никита не слишком одобрял такую известность.

— Обалдеть, — прошептала Лика, склонившись к Еве. — Вот так учишься с человеком всю жизнь, а у него тут бабушки внезапно волшебные.
— И не говори, — ответила Ева.

Ей отчего-то стало очень жалко Валеру. С другой стороны, при такой генетике шанс стать крутым волшебником в короткие сроки у него был гораздо выше, чем у нее. Как ни крути, если ориентироваться на родню, то Евин папа был весьма посредственным волшебником. Во всяком случае, ни один из созданных им артефактов так и не заработал в полную силу.

Стол в итоге выбрал Никита. Он же и позвонил в стоявший на нем колокольчик. Усевшись вместе со всеми, Ева принялась разглядывать Соловья-разбойника, который был занят тем, что теребил край своей клетчатой рубашки, при этом одобрительно
посвистывая.

«Я в мире волшебства, — подумала Ева. — И я готова на все, чтобы здесь остаться. Вообще на все». Мысль на минуту испугала, но не настолько, чтобы от нее отказаться.

Вскоре к столу подошла волшебница в белом халате и аккуратно повязанном на голове белом платке, катившая перед собой тележку, на которой была сложена скатерть.

— Добрый день, мои хорошие, — приветливо улыбнулась она, приставила тележку к торцу стола и расстелила на ней льняную скатерть с выцветшим от времени рисунком по краю.
— Говорите, чего желаете. Только помним, что никакой газировки, чипсов и прочей гадости у нас в меню нет.
— А что есть? — заинтересованно спросил Валера.
— То, что ели наши с вами предки. У нас отменные блины, вяленая и запеченная рыба, картошечка, румяные пирожки.
— Давайте я начну, пока все думают, — сказал Никита. — Мне пирог с капустой, заячьи колбаски и чай с медом.
— Принято, — улыбнулась женщина.
— Мне блины и… картошку, — пробормотал Валера.
— Что-нибудь с мясом и что-нибудь сладкое, — скучающе протянул Жаров, разглядывая что-то в окне, которое было у Евы за спиной.
— Так заказ не делают, — строго произнесла женщина, а потом вздохнула и добавила: — Мясное рагу и яблочный пирог.
— Мне то же самое, — подала голос Ева, рассматривая скатерть.
— И мне, — к ее удивлению, сказала Лика.

Женщина кивнула и, проведя рукой над скатертью, повторила их заказ.

— Ну вот. Через пять минут все будет готово. Приборы будут деревянные. Кому понадобятся обычные ложки, вилки, ножи, возьмите на раздаче. Салфетки там же. Никита, покажешь?

Тот кивнул, и женщина удалилась.

Жаров, сидевший ближе всех к тележке, пощупал скатерть, растянул ее между пальцев.

— Вот так тоже лучше не делать, — заметил Никита. — Это аутентичная скатерть, и если что-то пойдет не так…

Что будет, если что-то пойдет не так, Никита не уточнил, но Жаров, к счастью, оставил скатерть в покое. Следующие пять минут все в молчании пялились на тележку, ожидая появления блюд. Еве казалось, что она вся превратилась в сгусток энергии, пытающийся нащупать настоящее волшебство.

По скатерти прошла едва заметная рябь, будто ветер тронул гладь воды, и на тележке появились пять глиняных кружек. Они буквально материализовались из скатерти. Будто кто-то сперва нарисовал их плоскими и одномерными, а потом они за доли секунды обрели цвет и объем. От кружек шел пар и пахло медом.

Жаров протянул было руку к ближайшей кружке, но Валера схватил его за запястье и прошипел:
— Ты что? Ты же попадешь в волшебство.
— И что? — огрызнулся Жаров. — Я просто хочу проверить.
— Настоящие ли они? — улыбнулся Никита. — Настоящие. Только нужно дождаться, пока все закончится, иначе можно обжечься. И вообще в волшебство нельзя вмешиваться. А то можно в нем закольцеваться.
— Помнишь, нам рассказывали про человека, чью руку обмотал путеводный клубок и эта нитка так в нем и осталась? — обратился Валера к Лике, и та кивнула, испуганно глядя на появившуюся посуду.
— Ага. И во мне навеки останется картошка Голосова, — скорбным тоном сообщил Жаров, но тянуть руки куда попало перестал.

Наконец появилась последняя тарелка, и по скатерти вновь прошла рябь.
— Ну, теперь можно разбирать и есть. Приятного аппетита, — сказал Никита.

Они с Валерой переставили кружки и тарелки на стол, освобождая тележку. Ева как завороженная смотрела на свою кружку, чай в которой до сих пор закручивался в спираль, будто кто-то только-только его помешал. Осознавать, что это все создано настоящим волшебством, было… Ева даже слов не могла подобрать, как это было.

— А это ведь та самая скатерть? Настоящая? — спросила она.
— Не знаю, что ты имеешь в виду под словами «та самая». Их существовало три, кажется. Но на данный момент эта — последняя из известных нам. Кому принести обычные приборы? — Никита встал из-за стола.
— Всем, — подал голос Жаров, а Лика вскочила и бросилась на помощь Никите.
— А скатерть всегда работает исправно? — спросила Ева у вернувшегося Никиты, забирая из его рук вилку.
— Сейчас да. Но был момент после попытки серийного запуска, когда она не работала несколько лет. Потом как-то ее стабилизировали, только подробностей я не знаю. Это секретный секрет, — Никита сделал страшные глаза.
— А где на ней след? — спросил Валера, и Ева с Ликой непонимающе на него уставились.
— С Анжеликиной стороны, — указал Никита. Валера, подавшись вперед, попросил Лику:
— Подними край.
— Сам подними, — неожиданно зло огрызнулась та.
— Ну что тебе, жалко, что ли?
— Я не буду ее трогать! — отрезала Лика, и все удивленно на нее посмотрели.

Жаров, сидевший напротив Лики, подался вперед и, осторожно потянув скатерть на себя, чуть ее приподнял. Край ткани оказался надорван, будто кто-то вырезал небольшой кусок, захватив часть узора.

В этот момент от двери вновь раздался свист Соловья-разбойника, и Ева едва не разлила чай, который как раз взяла в руки. Впрочем, Соловей тут же успокоился, когда увидел мужчин в белых халатах, вошедших в столовую. Неловко спустившись с табуретки, он заковылял в их сторону, радостно посвистывая. Один из мужчин достал из кармана конфету и, развернув ее, дал Соловью.

— А ну не корми сладостями! — строго прикрикнула сотрудница столовой, выглянувшая на шум из боковой двери.
— Да я только одну, — мужчина потрепал по голове довольного Соловья.

Женщина подошла к тележке, поправила на ней скатерть-самобранку и обратилась к застывшей Лике:
— Ешьте давайте, а то все остынет, а подогревать мне здесь негде.

Ева придвинула к себе тарелку с рагу и, выловив кусочек мяса, сунула его в рот. Оказалось неожиданно вкусно. Даже очень.
— Волшебно, да? — усмехнулся Никита, увидев выражение ее лица.

Ева смущенно кивнула. Да, в их семье любили покушать, и мама всегда жаловалась на то, что у них нет скатерти-самобранки.

— А почему не получилось поставить их производство на поток? — спросила она.
— Потому же, почему не получилось и со всем другим. Никто не знает, как были созданы первые артефакты. Вот повторить и не смогли.
— В них недостаточно волшебства, — сказал Валера.

Над их столом повисла тишина, и было слышно, как волшебница отчитывает сотрудника, давшего конфету Соловью-разбойнику.

— Он после сладкого спит плохо, волнуется, — выговаривала она.
— А он здесь живет? — шепотом спросила Ева у Никиты.
— Нет, у Анны Валерьевны дома. Она просто на смены его с собой берет.
— А откуда он взялся?
Никита неопределенно повел плечами, а Валера неожиданно сказал:
— А это результат попытки вывести волшебных существ.
— Волшебных существ? — эхом откликнулась Ева.

Она о подобном не слышала.
— Но об этом не принято говорить, — Валера отхлебнул из своей чашки и со стуком поставил ее на стол.

Отрывок из книги «Истинное волшебство. Дар Кощея»
Обложка: rawpixel

Рубрика
Проза
Похожие статьи