Кругозор
От Сократа до эмодзи. Как эмоции создают мир, в котором мы живем
21 октября 2022 612 просмотров
Кругозор
От Сократа до эмодзи. Как эмоции создают мир, в котором мы живем
21 октября 2022 612 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Эмоции создают мир, в котором мы живем. Они лежат в основе религий, экономики, стремления человека и к знаниям, и к конфликтам (одновременно). Доктор философии Ричард Ферт-Годбехер написал увлекательную книгу — ее уже перевели на 20 языков! — о том, как эмоции повлияли на ход человеческой истории. Под обложкой — исследование чувств в контексте разных эпох и культур — от древности и до будущего, от Ганы, Японии и Индии до России и Китая.



Эмоции: великолепная история человечества

Добродетель и стыд цветущей сакуры, ярость и восхищение, аффект и нирвана — пришло время узнать о них всё.

Отвращение. Готовьтесь, что будет бе-бе-бе

В том, что касается отвращения, люди довольно странные. Друг от друга нас отличает не только то, что нас отталкивает (вы хотели бы попробовать хаггис — фаршированный овечий желудок или сюрстрёмминг — блюдо из сельди, которая полгода томится в банке и не пахнет, а смердит?) . Но и сами слова, которые мы используем, чтобы это описать.

Отвращение не так универсально, как вы думаете.


Сыр касу марцу. Давайте не будем вспоминать, из чего он сделан 🙂

Английское слово disgust связано с тем, чтобы не смотреть, не трогать, не нюхать и не пробовать, потому что это вызовет тошноту.

Немецкое слово для омерзения, ekel, не всегда связано с тем же. В своем общем значении — «отстраниться или избежать чего-то неприятного» — ekel могло быть вызвано, например, щекоткой.

Французское dégoût тоже несколько отличается. Это чувство возникает от перенасыщения чем-то хорошим: когда вы съели чуть больше торта, чем следовало, когда кто-то переборщил с парфюмом.

Стыд. Идеальное, должное и актуальное «я»

Стыд — это социальная эмоция, которая дает нам понять, что мы пересекаем моральную границу. Он возникает в тот момент, когда человек рассинхронизируется с эмоциями окружающих. А еще стыд связан с теорией самонесоответствия, разработанной Эдвардом Тори Хиггинсом в 1987 году. Он предположил, что у каждого из нас есть разные «я» — должное, идеальное и актуальное.

  • Идеальное «я» — это то, какими мы, как нам хочется верить, являемся. Это «я» аккуратно водит машину, потому что так правильно и безопасно для всех.
  • Должное «я» испытывает придерживается кодексов и выполняет обязательства — то есть делает то, чего от него ждут. Это «я» водит аккуратно, потому что так положено по закону.

Между идеальным, должным и актуальным «я» всегда есть разрыв. Когда вы осознаёте, что ваше актуальное «я» не соответствует вашему идеальному или должному «я», вы испытываете стыд. Например, вам кажется, что вы идеальный водитель, а на самом деле — всё наоборот.

При этом стыд как социальная эмоция — это не только чувства отдельно взятого индивида. По словам антрополога Рут Бенедикт, иногда на балансе стыда, страха и гнева строятся эмоциональные режимы целых культур.

Как мы стали сентиментальными

Вспомните приятное ощущение радости, когда вы видите, как кто-то помогает пожилой женщине перейти дорогу. Мы бы назвали это эмоциями. А в эпоху Просвещения философы нарекли эти чувства сентиментальными, или сантиментами — чувствами, которые вы испытываете, когда кто-то поступает правильно или наоборот.

Надо сказать, у философов были разногласия по поводу сантиментов. Шефтсбери считал чувства частью нашей внутренней физической природы. Хатчесон видел в них реакцию на баланс и его нарушение. Молодой человек помогает старушке перейти дорогу — пример баланса. Молодость и старость, немощь и здоровье. Дэвид Юм сводил все к полезности. Если я помогаю пожилой женщине перейти дорогу, значит, она благополучно доберется до конечной точки маршрута. Известный сентименталист Адам Смит объяснял сантименты через сочувствие.

«Читать эту книгу — все равно что смотреть знакомый фильм вверх ногами, — пишет автор и соведущая программы Making History Исси Лоуренс. — Позвольте Ричарду Ферту-Годбехеру взять вас за руку и провести по причудливому пути через новые и привычные исторические ландшафты. Любой труд, который начинается с Сократа и заканчивается эмодзи, заслуживает места на моей полке!»


Смит полагал, что внутри каждого есть «беспристрастный зритель», который чувствует себя плохо, когда другим плохо. И наоборот. Сейчас мы назвали бы это эмпатией. Источник

Существовало две разновидности сантиментов — моральные сантименты (те, что описаны выше) и эстетические. Кажется, эти две категории не имеют между собой ничего общего. В конце концов, умение оценить красоту BMW в наши дни не делает вас хорошим человеком. В XVIII веке люди так не считали. Наличие вкуса предполагало нравственность и здравомыслие. Отсутствие вкуса свидетельствовало об обратном. Красота была признаком добра, уродство — признаком зла.

Так философам удалось найти добродетельное в стремлении к обладанию вещами. А хороший вкус стал служить вам оправданием.

От Сократа до эмодзи

«Эмоции: великолепная история человечества» — фундаментальная книга, переведенная на 20 языков. Как пишет сам автор, в своей книге он хотел показать три вещи. Первая — что эмоции не универсальны, а меняются от культуры к культуре и от эпохи к эпохе. Вторая — что эмоции сложнее, чем мы думаем. И наконец, что у эмоций есть собственная история.

«Многие исследователи, кажется, прочли все, что когда-либо было написано о предмете их научного интереса. Но редко встретишь кого-то, кто способен трансформировать огромную базу разрозненных данных в увлекательную и доходчивую прозу. Раньше так можно было сказать о Поле Джонсоне и Ювале Ное Харари. Теперь к ним присоединился Ферт-Годбехер», — написали в книжном журнале Kirkus Review.

Это наиподробнейший и остроумный путеводитель по нашим чувствам — от гнева до любви.

Что еще любопытного в книге (это лишь малая часть!):

  • Два вида любви — как они изменили мир
  • Как мужчинам запретили паниковать
  • Стыд цветущей сакуры и как не чувствовать ничего
  • :-), ^_^ или ‘_’ — смайлосознание
  • Ци в эмоциях: зачем иметь «сердце глупого человека»
  • Ярость африканской королевы. Что такое гнев?
  • «Сердце-лететь», «живот-гореть», «грудь-расти»

Ричард Ферт-Годбехер уверен: истории вне эмоционального контекста просто не существует. Поэтому изучение эмоций — неотъемлемая часть изучения прошлого. И себя. Мы пытаемся понять, что в разное время чувствовали люди, начинаем смотреть на привычные события по-новому и совершаем удивительные открытия.

По материалам книги «Эмоции: великолепная история человечества»
Обложка: unsplash

P.S.: Подписывайтесь на рассылку по культуре и искусству. Будете первыми узнавать о скидках и получать отрывки из книг. Мы присылаем только самое интересное.

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи