Проза
«Женщина. Этот ярлык не дает мне ничего, кроме подчиненного положения». Цитаты из романа «Железная Вдова»
10 карточек 7 апреля 907 просмотров
Проза
«Женщина. Этот ярлык не дает мне ничего, кроме подчиненного положения». Цитаты из романа «Железная Вдова»
10 карточек 7 апреля 907 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Две тысячи лет назад захватчики из космоса раскололи человечество на племена. Против них есть оружие — боевые машины, которые управляются с помощью жизненной энергии мужчины и женщины. Только вот последние, как правило, погибают в первом же бою…

Цзэтянь не только выжила, но и убила напарника-пилота. Ее прозвали Железной Вдовой. Кажется, она способна принести победу в войне, однако в ее мире у женщин нет права голоса. Им калечат ноги, их продают за деньги, их жизни — ничто. Удастся ли смелой девушке вернуть свободу — не только себе, но и всем женщинам?

Перед вами сюжет новой книги МИФа «Железная Вдова» — романа со множеством отсылок к мифологии, старинным традициям и древней истории Китая. Делимся отрывками из книги.

1

Женщина. Этот ярлык не дает мне ничего, кроме подчиненного положения, когда мне диктуют, что можно, а что нельзя. Никуда не выходи без разрешения. Не носи открытую одежду. Не разговаривай слишком громко или нелюбезно, вообще помалкивай, когда говорят мужчины. Всю жизнь думай только о том, насколько ты приятна глазу.

2

Пронзительно морозной зимой, когда мне исполнилось пять лет, пал настолько жестокий холод, что рисовые террасы промерзли до основания, и бабушка заставила меня пройти по льду без обуви. Дождавшись, когда мороз, глубоко проникший в мою плоть, окрасил ее лиловым, бабка прогнала из дома всех мужчин, усадила меня на промерзлый бетонный пол и опустила мои ноги в деревянное корыто с кипящей свиной кровью и обезболивающими лекарствами. Две мои тетки прижимали меня к полу, пока бабушка ломала напополам каждую косточку моих стоп.

Вопль, вырвавшийся у меня тогда, до сих пор порой взрывается в моей памяти, когда я меньше всего этого жду. И я замираю, как оглушенная.

3

Болью меня не удивишь, потому что она всегда со мной. Она молнией пронзает мои ноги при каждом шаге. При. Каждом. Шаге. «Забинтованные ноги учат тебя ценить семейные связи. — Голос бабушки вонзается в мою голову, как ржавый нож. — Ни один человек ничего не может сделать в одиночку. Мы все должны полагаться друг на друга».

4

«Девушки от природы слабее духом, чем парни». Странно, что я так долго не задавалась этим решающим вопросом: «Постой, а почему?!» Сколько аспектов пилотсистемы и вообще этого мира основаны на чистых фактах, а сколько — на иллюзиях? Иллюзиях, усиливающихся с каждым поколением, потому что люди не любят ставить под сомнение свое уютное существование в закрытом ящике, по правилам, кем-то для них установленным.

5

Я думаю, все эти слова про послушных и покорных женщин — всего лишь стремление выдать желаемое за действительное. Иначе зачем вы так стараетесь нас обмануть? Уродуете наши тела? Запугиваете нас фальшивой моралью, которую объявляете священной? Вы, неуверенные мужчины, боитесь. Вы можете заставить нас подчиняться, но в глубине души сознаете, что не можете принудить нас искренне любить и уважать вас. А без любви и уважения всегда будет существовать зерно сопротивления и ненависти. Оно будет расти. Отравлять вам жизнь. И ждать. — Мои ногти впиваются в опрокинутую голову Ань Лушаня, словно корни в асфальт. — Прежде чем ты умрешь, послушай, что я тебе скажу: такие девушки, как я, есть везде, они лишь носят личину покорных жен, дочерей и наложниц. Вряд ли им понравится, что армия их обманывает.

6

Ведь это все, что мама и бабушка когда-либо знали в своей жизни: выйти замуж за того, кого им выберут, слушаться его, вынашивать и растить его детей. С самого рождения из них выколачивалось чувство собственного достоинства, и теперь они могут существовать, только прислонившись к мужчине. Если их оторвать, они попросту рассыплются.

7

Оглядываясь назад, я понимаю, что выставила себя круглой дурой, предположив, будто Цьело поддержит меня только потому, что мы с ней обе женщины. Ведь это моя собственная бабушка сломала мне ноги. Это моя собственная мать вынуждала меня и Старшую пожертвовать собой, чтобы нашему брату было на что купить невесту. Это деревенские тетушки вечно судачили, почему та или иная девушка никак не может выйти замуж, хотя сами они беспрестанно жаловались на своих мужей. А потом они же поздравляли молодых мамаш с тем, что небеса «благословили» их сыночком, хотя сами-то они — женщины! Как лишить половину населения воли к борьбе, как добиться того, чтобы они сами охотно превращались в рабынь? Ты просто твердишь им, что их предназначение — прислуживать с самых первых минут жизни. Ты говоришь им, что они слабы. Ты говоришь им, что они — добыча. Ты повторяешь им одно и то же снова и снова, пока это не становится для них единственной правдой жизни.

8

Я ему не принадлежу. И никому не принадлежу. Они могут думать, что владеют мной, но сколько бы они ни ругали меня, грозили и били, они не могут контролировать то, что происходит в моей голове. Наверное, это бесконечно их бесит.

9

Подняв глаза, я замечаю настоящую хризалиду бабочки, свисающую с ветки за спиной Ичжи. Боевые хризалиды названы так в их честь, потому что, как говорят, погибшие пилоты перевоплощаются в бабочек. Если это так, надеюсь, вот эта бабочка — не моя сестра. Надеюсь, она ушла далеко-далеко — туда, где до нее не дотянутся деревенские старейшины, сплетники, всюду сующие свой нос, и подонки пилоты.

10

Мы тратим столько усилий, чтобы достойно прожить свою жизнь, придать ей стержень и смысл, и все же любой наш след можно стереть с ужасающей быстротой и легкостью.

Похожие статьи