Творчество
Что читать. Подборка романов, которые изменили мир
14 февраля 2 944 просмотра
Творчество
Что читать. Подборка романов, которые изменили мир
14 февраля 2 944 просмотра

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Книги, о которых вы точно слышали и которые, возможно, читали: от «Джен Эйр» — до «Мастера и Маргариты». Произведения, которые повлияли и на литературу, и на мир в целом. Проверенные временем и любовью читателей.

«Гордость и предубеждение», Джейн Остин

Элизабет — одна из пяти дочерей — встречает на балу богатого и знатного землевладельца Фицуильяма Дарси. Они мгновенно проникаются друг к другу антипатией, но противоположности, как известно, притягиваются. Постепенно Элизабет понимает, что ошиблась в своих первоначальных суждениях (кстати, рабочим названием романа было «Первые впечатления»).


Гордость и предубеждение. Иллюстрация Хью Томпсона. Изд. Джордж Аллен. 1894

«Гордость и предубеждение» по сей день остается одним из самых популярных романов во всем мире, но гораздо важнее то, как он повлиял на жанр. В своем произведении Остин впервые продемонстрировала весь потенциал так называемой бытовой литературы. Прежде большинство романов придерживались тем героизма и «замыслов с размахом»; Остин же доказала, что описание обычной жизни может быть не менее увлекательным, чем высокая драма.

«Джейн Эйр», Шарлотта Бронте

Джейн Эйр — сирота. Она воспитывается в Ловуде, благотворительной школе с жесткими порядками, а затем поступает на работу гувернанткой в Торнфилд-холл. Хозяин поместья — мрачный и загадочный Эдвард Рочестер. Джейн влюбляется в своего работодателя, и через некоторое время тот отвечает на ее чувства. Они готовятся к свадьбе, но вдруг обнаруживается, что Рочестер уже женат.


Jane Eyre: An Autobiography (Classic Reprint)

История детства, обучения и первой любви молодой женщины — характерный элемент романа воспитания. Но описание внутренних переживаний независимо мыслящей героини ставит «Джейн Эйр» в один ряд с произведениями феминистской традиции. В нем также присутствуют элементы готического романа. А повествование от первого лица роднит его с романом-жизнеописанием, и это впечатление усиливается в первом издании, которое было озаглавлено «Джейн Эйр. Автобиография» с пометкой «Под редакцией Каррера Белла» (Шарлотта Бронте использовала псевдоним Каррер Белл, чтобы скрыть свой пол).

«Алиса в Стране Чудес», Льюис Кэрролл

Раньше детские книги были серьезными произведениями, нацеленными на воспитание нравственности в юных умах, и отличались моралистическим и назидательным содержанием. Традицию нарушил Льюис Кэрролл, написавший сказку, где балом правят воображение, остроумие и юмор.


Alice’s Adventures in Wonderland: The Original 1865 Illustrated Edition

В книге рассказывается история Алисы, уснувшей и увидевшей кролика; она последовала за ним в нору и встретилась с чередой странных существ, в том числе гусеницей, курившей кальян, и котом, исчезавшим по собственному желанию. Роман Кэрролла оставляет огром ный простор для толкования — как его только ни интерпретировали за много лет. Кто-то разглядел в нем феминистскую направленность (поскольку Алиса — решительная самостоятельная девочка); кто-то истолковал его во фрейдистском ключе (изобретя различные сексуальные толкования ее снов); находили в нем и марксистские идеи (Красная Королева, приказывающая казнить Алису, выступает в роли деспота); а некоторые считают его описанием психоделического трипа. У романа также есть внятная научная трактовка. Кэрролл был математиком, и, возможно, изменение размеров Алисы отражает сомнения писателя в последних теориях, возникших в его исследовательской области.

Взрослые встретили выход книги (первое издание было напечатано за счет автора) недоумением, но дети сразу полюбили «Алису». Текст сопровождался иллюстрациями Джона Тенниела.

«Мидлмарч», Джордж Элиот

Под псевдонимом Джордж Элиот писала Мэри Энн (или Мэриан) Эванс. Она выросла в центральных графствах Англии, переехала в Лондон и встретила Джорджа Генри Льюиса, писателя и критика, который разошелся с женой, но не мог законно оформить развод. Они полюбили друг друга и стали жить открыто как муж и жена, что встретило противоречивую реакцию со стороны общества.


Мидлмарч. Книга первая. William Blackwood & Sons. 1872

Двое главных героев — идеалисты, которым не повезло в жизни и любви. Доротея Брук, умная женщина, вступает в брак с Эдвардом Кейсобоном, считая его человеком тонкого ума, однако он женится на ней, потому что ему нужна секретарша. Доротея разочаровывается в супруге и теперь считает его напыщенным мошенником, а он с подозрением относится к ее дружбе со своим кузеном Уиллом Ладиславом. После смерти Кейсобона Доротея узнает, что в завещании тот постановил лишить ее наследства, если она выйдет замуж за Ладислава. Подобные Доротее героини прежде появлялись в литературе крайне редко: зрелую, рационально мыслящую, принимающую самостоятельные решения, ее, безусловно, можно отнести к протофеминисткам.

«Шум и ярость», Уильям Фолкнер

Роман Фолкнера состоит из трех последовательных монологов трех разных персонажей, а последняя часть написана от лица всезнающего рассказчика. Первые три рассказчика — братья Кэндис (Кэдди) Компсон, которая вышла замуж и уехала из родного дома. Все братья одержимы сестрой. Первым рассказывает Бенджи, молодой человек с задержкой в развитии, считающий, что Кэдди единственная в семье его любила.


Шум и ярость. Jonathan Cape and Harrison Smith. 1929

Следующий рассказчик — Квентин, первокурсник Гарварда; он ревнует сестру, ведущую, по его мнению, распущенную жизнь. Наконец, мы выслушиваем Джейсона, циничного бизнесмена, который относится к своей семье практично и не питает к родным особых чувств. В заключительной главе рассказ ведется от лица чернокожих слуг Компсонов.

Главная заслуга романа заключается в использовании техники потока сознания для глубокого раскрытия персонажей.

«На Западном фронте без перемен», Эрих Мария Ремарк

После первой публикации роман Ремарка о простых немецких солдатах, сражающихся в Первой мировой, восприняли противоречиво, ведь в нем осуждался вооруженный конфликт. Произведение не утратило силу своего воздействия до сих пор и продолжает потрясать читателей.


На Западном фронте без перемен. Propyläen Verlag. 1929

Главному герою и рассказчику Паулю Боймеру девятнадцать лет — всего на год больше, чем было самому Ремарку, когда того призвали в немецкую армию. В его рассказе о жизни в окопах нет ни героизма, ни ура-патриотической риторики; Пауль описывает лишь продолжительную скуку, изредка прерываемую внезапными и краткими вспышками отвратительного насилия и разрушений. Смерть и увечья со всех сторон окружают замерзших и промокших солдат, которых мучают вши, страх и одиночество. Проходит время, и они начинают задумываться о том, зачем они здесь. Не в силах найти ответ на свой вопрос, они все больше озлобляются. Им кажется, что война никогда не закончится.

«На Западном фронте без перемен» — пацифистский роман, но нигде в этой книге Ремарк не пытается проповедовать и обращать читателя в свою веру; его тон неизменно бесстрастен, сдержан и лаконичен.

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

В романе «Мастер и Маргарита» Булгаков переплетает две параллельные сюжетные линии, исследуя вечные проблемы природы добра и зла. Действие одного повествовательного пласта разворачивается в Москве 1930-х годов, второго — в Иерусалиме в начале нашей эры. Три главных героя первой сюжетной линии — Мастер и Маргарита, чьими именами названа книга, писатель и его любовница, а также таинственный профессор Воланд — Сатана.

Михаил Афанасьевич Булгаков. 1926

В «Мастере и Маргарите» присутствуют набожность и богохульство, смешное и ужасное, рационализм и абсурд. В романе содержится скрытая критика советского режима, но это не первостепенная его тема. В нем размышления о природе добра и зла и о том, как дьявол в итоге становится инструментом добра.

«Сто лет одиночества», Габриэль Гарсиа Маркес

Роман «Сто лет одиночества» познакомил мир с магическим реализмом — методом, который до этого существовал преимущественно в Латинской Америке. Чилийский поэт Пабло Неруда считал «Сто лет одиночества» величайшим романом на испанском языке со времен «Дон Кихота».


Сто лет одиночества. Editorial Sudamericana. 1967

Следуя по стопам своего вдохновителя Алехо Карпентьера, в собственном романе Габриэль Гарсиа Маркес усилил характерные черты магического реализма. Роман повествует о жизни Хосе Аркадио Буэндиа, его детей, внуков и правнуков. Местом действия у Маркеса становится вымышленный городок Макондо, прототипом которого выступил колумбийский город Аракатака, где родился Маркес. Макондо также служит микрокосмосом — в нем воплотилась вся нация и ее история, символически рассказанная в судьбах персонажей.

Магический реализм переворачивает с ног на голову обычное восприятие повседневного и невероятного. Жители Макондо не видят ничего сверхъестественного в левитации или в том, что жидкость течет снизу вверх, но дивятся железной дороге и кинематографу. Автор видит в жанре двойное преимущество: он позволяет ему изображать банальное как невероятное и тем самым показывать его в новом свете; странные же события и чудеса предстают как нечто повседневное.

Конечно, главных произведений, которые вошли в историю, гораздо, гораздо больше. Прочитать о них вы можете в новинке, которая скоро выйдет в МИФе — книге «Главное в истории литературы».

Подписка на выход книги
Мы напишем вам, когда книга «Главное в истории литературы» выйдет в продажу, и дадим на нее скидку
Мы напишем на {{ email }}, когда книга «Главное в истории литературы» выйдет в продажу, и дадим на нее скидку

По материалам книги «Главное в истории литературы»
Обложка: источник

Рубрика
Творчество

Похожие статьи