Кругозор
Культовые художники и их стиль. Как одевались Луиза Буржуа, Ханна Хёх и Марсель Дюшан
29 ноября 2021 1 278 просмотров
Кругозор
Культовые художники и их стиль. Как одевались Луиза Буржуа, Ханна Хёх и Марсель Дюшан
29 ноября 2021 1 278 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Книга «Культовые художники и их стиль» — исследование уникальных образов художников: от Мондриана и Ива Сен-Лорана до Пикассо и Поллока. Выбрали несколько отрывков из книги — о том, как одевались американский скульптор и живописец Луиза Буржуа, немецкая художница Ханна Хёх и французский художник и теоретик искусства Марсель Дюшан.

Луиза Буржуа



Культовые художники и их стиль

Луиза — француженка. Она прекрасно знает, как быть женщиной и пользоваться губной помадой без лишних раздумий. Разумеется, у нее утонченное мировосприятие и представление о том, какой она хотела бы являться миру сама. — Хельмут Ланг и Нэнси Сперо. Dear Louise. Tate Etc, осень 2007 г.


Луиза Буржуа со своей мраморной композицией «Глаза в глаза» (1970)

Луиза Буржуа любила необычные, богатые смыслом наряды. В 1982 г. она пришла на фотосессию к Роберту Мэпплторпу, одетая в темный «рок-н-ролльный» жакет из обезьяньего меха; в качестве аксессуара под мышкой у нее был ключевой элемент собственной композиции Fillette — большой гипсовый фаллос, обтянутый латексом. Мэпплторп описал опыт общения с ней как «сюрреальный», пояснив: «Ей не нужно было ничего говорить, она сама чувствовала, что и как надо сделать».

Озорное, шутливое отношение к одежде, имиджу и моде говорило об этой искренней и прямолинейной женщине ничуть не меньше, чем ее творчество.

В посвященном ей документальном фильме «Паук, любовница и мандарин» (2008) Буржуа предстала перед зрителями в свободной ярко-розовой шубе из искусственного меха и кепи с блестками, а затем — в «сутенерском» костюме от Huggy Bear. Выбор одежды подчеркивал и неукротимое жизнелюбие художницы, и готовность работать на камеру.


Луиза Буржуа. Нью-Йорк, март 1996 г.

Луиза Буржуа родилась в Париже, в Рождество 1911 г. С раннего детства родители одевали ее у лучших парижских кутюрье. Как призналась сама художница в интервью газете New York Times, семейные ссоры по поводу ее гардероба не раз служили ей источником вдохновения. Наряды самой Луизы и членов ее семьи, аккуратно развешанные на плечиках «навеяны теми временами, когда мои мать с отцом все время спорили, кто из них лучше меня одевает. Один говорил: „Я купил ей Poiret“. Вторая возражала: „Я купила ей Chanel. Chanel ей больше идет, чем твой Poiret“». Неудивительно, что Луиза Буржуа всю жизнь страстно увлекалась модой.

В 2008 г. газета New York Times опубликовала подборку, посвященную роли моды в жизни художника. В ней приводятся слова Луизы Буржуа: «Историю нашей жизни можно припомнить и пересказать по форме, весу, цвету и запаху вещей, что висят у нас в шкафу».

Ханна Хёх

Я хотела бы показать людям богатый художественный мир, чтобы они стали лучше относиться к тому миру, где мы живем. — Ханна Хёх. New York Times, 1997 г.


Ханна Хёх. Автопортрет (1930)

Ханна Хёх предпочитала стрижку каре в духе Луизы Брукс, а в ее гардеробе царил андрогинный шик 1920-х: полосатые платья-матроски, суконные юбки, костюмы в стиле унисекс с галстуками-бантами, простые блузы с воротником «Питер Пэн» — и крепкие, основательные туфли на шнуровке. В этих нарядах художница выглядела сильной и творческой личностью. До самой своей смерти в 1978 г. Хёх оставалась верна опрятному мальчишескому стилю, который выражал современный, раскованный подход к жизни, отличаясь при этом удивительной элегантностью. Даже в восемьдесят четыре года она носила белоснежное каре с челкой.

Хёх — стойкий экспериментатор, чей творческий путь изобилует неожиданными поворотами. Это, пожалуй, сближает ее с модным домом Prada.

Художница родилась в 1889 г. в немецком городке Гота. С 1916 по 1926 г. она работала в издательстве Ullstein Verlag, где занималась дизайном текстиля для журналов мод, включая Die Dame. Во времена Веймарской республики она великолепно ориентировалась в мире женской периодики. Наибольшей известностью пользуются ее фото-коллажи, однако в 1918 г. Хёх написала «Манифест современной вышивки», в котором заявила об уникальной ценности этого ремесла в мире искусства, тогда принадлежавшем почти исключительно мужчинам.


Ханна Хёх в берлинской мастерской, 1967 г.

Во времена Третьего рейха творчество Хёх считалось «дегенеративным», и художнице приходилось вести затворническую жизнь в Гейлигензее — одном из предместий Берлина.

Личную жизнь Хёх предпочитала не выставлять напоказ. Некоторое время она прожила в браке с предпринимателем Куртом Мэттисом, который был намного моложе ее; имелся на ее счету и многолетний роман с женщиной — голландской писательницей Матильдой Брюгман. И если свои любовные связи художница не афишировала, то в творчестве активно исследовала и ставила под вопрос принятые представления о мужском и женском началах.

Марсель Дюшан

Я не люблю слово «искусство» — оно страшно заезжено. Сегодня перед искусством преклоняются, и совершенно зря. Я знаю его изнутри и очень хотел бы от него отделаться. У меня нет желания и возможности объяснять все, что я делаю. — Марсель Дюшан в интервью телеканалу BBC, 1968 г.


Марсель Дюшан. Фотография Луши Нельсон для журнала Vanity Fair, 1934 г.

Быть может, именно Марсель Дюшан больше всех прочих художников повлиял на современную моду. Всю жизнь он исследовал окружающий мир и искал новые способы самовыражения. После знаменитого писсуара («Фонтан», 1917 г.) в дело пошло все: сушилки для бутылок, птичьи клетки с обломками мрамора внутри, миниатюрное французское окно и, конечно, велосипедное колесо. Дюшан осмыслял мир с помощью иронии, как и полагалось истинному дадаисту.

Неожиданность — беспроигрышный козырь в мире моды, и Дюшан проторил путь многим поколениям художников.

Его творчество основано на юморе и рефлексии: усы, подрисованные Джоконде, и переосмысление классиков фэшн-индустрии, которым занимается Гвасалия при доме Balenciaga, — эксперименты одного порядка. Марк Джейкобс назвал «Мону Лизу» Дюшана своим любимым произведением искусства. В 2014 г., выбирая задник для подиума, Карл Лагерфельд воспользовался рецептом Дюшана и украсил дверь уборной портретом Коко Шанель, назвав получившееся произведение «Дверь II».


Марсель Дюшан. Нью-Йорк, февраль 1927 г.

Сам Дюшан одевался как истинный денди. В 1917 г. он носил шубу из меха енота — обязательный предмет в гардеробе щеголей того времени, хотя в повседневной жизни предпочитал белоснежную рубашку с галстуком. Постоянными темами его творчества были идентичность и антитеза. В 1921 г. художник даже придумал себе «женскую ипостась» по имени Роза Селяви. Роза Селяви не раз являлась миру — например, в виде манекена в мужском пиджаке, галстуке и шляпе на парижской выставке сюрреалистов 1938 г. Произведение называлось «Роза Селяви в провокационном андрогинном настроении»; обнаженный пах манекена украшали инициалы Р. С.

Вещь-обманка, которая на деле не то, чем кажется, — постоянный мотив в мире моды, как и в творчестве Дюшана.

По материалам книги «Культовые художники и их стиль»

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи