Кругозор
Разрушение четвертой стены, косой ракурс и кадрирование. Режиссерские приемы, которых вы не замечали в знаменитых фильмах
20 июля 1 901 просмотр
Кругозор
Разрушение четвертой стены, косой ракурс и кадрирование. Режиссерские приемы, которых вы не замечали в знаменитых фильмах
20 июля 1 901 просмотр

Дарья Гордеева
Дарья Гордеева

Не существует универсального способа сделать кино. Одни режиссеры опираются на традиционные методы съемки, другие смело их нарушают. В книге «Властелины кино» кинокритик Тим Грирсон рассказывает о приемах, которые использовались в самых известных картинах — от «Кинг-Конга» до «Крестного отца» и «Звездных войн». Выбрали пять из них.

Кадрирование

Хороший режиссер никогда не выстраивает сцену просто так. Как правило, расположение и движение актеров подчинено определенной цели.

Если кадр хорош, большинство зрителей не задумается о его кадрировании. Вместо этого мы концентрируемся на драме, которая разворачивается перед нами.

Взгляните на этот кадр из фильма «Опасный метод». В нем две выдающиеся фигуры психоанализа — Зигмунд Фрейд и Карл Юнг — обсуждают свои подходы к проблемам человеческой психики. Как визуализировать разногласие между ними?

«Опасный метод» рассказывает историю запутанных профессиональных отношений между Зигмундом Фрейдом (Вигго Мортенсен) и Карлом Юнгом (Майкл Фассбендер).

Это достигается несколькими способами. Дэвид Кроненберг помещает Фрейда на передний план, его выразительное лицо занимает большую часть кадра, что подразумевает интеллектуальное превосходство над учеником. Юнг внешне мельче Фрейда, и это наделяет последнего неоспоримым преимуществом.


Властелины кино

Однако оба персонажа находятся в фокусе: таким образом режиссер указывает, что «Опасный метод» — битва двух могучих умов. Напряжение между ними подчеркивается только тем, как Юнг держит свою чашку. Это не образ двух близких товарищей. В этом кадре, как и в самом фильме, идет безмолвное сражение.

Съемка с движения

Съемка с движения — хороший инструмент, чтобы заставить зрителя быть ближе к герою. Это движение камеры, вместе с которой мы следуем за актером в пространстве. Техника позволяет увидеть происходящее глазами персонажа и почувствовать, если нужно, шаткость его положения.

Яркий пример использования такой съемки — фильм Джо Райта «Искупление». Искусная съемка с движения переносит нас на кровавые пляжи Дюнкерка.

В картине «Искупление» Джеймс Макэвой играет Робби, чья любовная связь с Сесилией (Кира Найтли) рушится из-за обмана третьей стороны.

С точки зрения логистики эта сцена, снятая одним планом, чрезвычайно сложна. Она включает в себя и съемку как бы случайно попавших в кадр лошадей и солдат, выполняющих рутинную работу, и при этом камера неотступно следует за Робби.

Мы наблюдаем, как герой идет сквозь эту сюрреалистическую обстановку, и вместе с ним впитываем все, что происходит вокруг.

Чем дольше длится съемка с движения, тем более острым становится ощущение возрастающего хаоса и рушащегося мира. Кроме того, мы получаем представление о масштабах и ужасе этой битвы. Робби — это наша камера-гид, героически пытающаяся не отставать, двигаясь через кошмарный пейзаж бойни.

Соотношение сторон

Соотношение сторон определяет, как все будет выглядеть на экране. Например, существует формат 4:3. Это почти квадратный кадр, он был популярен в первые десятилетия существования кинематографа. До сих пор его часто используют для стилизации немого или архивного кино. Однако иногда формат 4:3 находит применение и в современных картинах.

Относительно недавний пример — фильм «Обход Мика». В нем режиссер Келли Райхардт следует по Орегонской тропе за обозом находящихся на грани отчаяния переселенцев 1840-х годов.

За счет сжатия кадра режиссер мастерски создает напряжение: мы не до конца видим, что происходит вокруг, и поневоле думаем об опасности.


При просмотре «Обхода Мика» не отпускает тревога, поскольку мы не можем видеть обстановку, в которой существуют персонажи.

Вот что говорила об этом сама Келли Райхардт: «Я чувствовала, что квадрат [соотношение сторон изображения] сможет передать тот закрытый взгляд, который возникает у женщины в шляпке».

Появляется что-то вроде клаустрофобии: несмотря на то что героиня Уильямс и ее товарищи находятся в огромной пустыне, они чувствуют себя пойманными в ловушку обстоятельств. Соотношение сторон 4:3 спорит с романтическим представлением о Диком Западе как месте обновления и приключений.

Косой ракурс

Обычно мы стоим прямо, не склоняя голову набок, поэтому почти все фильмы сбалансированы по оси X. А вот картинка, нарушающая это равновесие, рождает в нас беспокойство и желание восстановить привычный баланс.

Этот способ съемки называется косым ракурсом, или голландским углом: горизонт кадра должен быть слегка завален набок.

Большой любитель косых ракурсов — режиссер Тим Бертон. В экранизации «Суини Тодд» 2007 года его постоянный партнер Джонни Депп играет главного убийцу, который жаждет мести.

Зловещий дизайн фильма «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит» даже получил премию «Оскар».

Ощущение дурного предчувствия рождается не в последнюю очередь от того, как Бёртон снимает место действия. Использование косых ракурсов усиливает беспокойство, которое испытывают несчастные жертвы Тодда, когда сталкиваются с этим сумасшедшим. Можно сказать, искаженная перспектива отражает его безумный ум: в «Суини Тодде» мы словно живем в его голове.

Разрушение «четвертой стены»

Этот термин пришел в кино из театра. Там «четвертой стеной» называют ту, что отделяет зрительный зал от сцены. Это почти как одностороннее зеркало: мы смотрим сквозь него, наблюдаем за персонажами, но они не догадываются о нашем присутствии. В кино такая техника тоже работает: когда герой говорит прямо в камеру, будто обращается непосредственно к нам.

Вспомните Амели, героиню Одри Тоту из одноименного фильма.

Один из трюков режиссера Жана-Пьера Жёне — разрушение «четвертой стены».

Амели видит мир по-другому, поэтому кажется вполне естественным, когда она начинает говорить через экран, непосредственно со зрителем. Таким образом Амели протягивает нам руку, приглашая в свой мир.

Такое нарушение законов жанра привносит в повествование большую теплоту и интимность. Разрушая стену, отделяющую ее от зрителя, Амели создает общее интимное пространство, делая зрителя сопричастным происходящему с ней и вокруг нее.

По материалам книги «Властелины кино»

Фото на обложке отсюда

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи