Проза
И смешно, и грустно. Джазовый роман о маленьких людях и жизни в Нью-Йорке
23 июня 754 просмотра
Проза
И смешно, и грустно. Джазовый роман о маленьких людях и жизни в Нью-Йорке
23 июня 754 просмотра

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Однажды неуклюжий старый дьякон по прозвищу Пиджак на глазах у всех стреляет в упор в местного наркоторговца Димса Клеменса. Это происшествие затягивает всех причастных в водоворот смешных и одновременно грустных событий.

Герои книги «Дьякон Кинг-Конг» — латиноамериканцы, прихожане баптистской церкви, полицейские, итальянские мафиози, ирландские гангстеры и афроамериканцы… Это смешная, глубокая и трогательная книга о маленьких людях с большой душой и их беспокойной жизни в Нью-Йорке шестидесятых годов прошлого века. Книга, по которой уже снимают сериал.

«Джеймс Макбрайд… написал своего рода джазовый роман, — пишет переводчик Анастасия Завозова, — в котором композиция кажется нелинейной и рождающейся прямо на месте, и при этом сама история в ней не теряется».


Дьякон Кинг-Конг

Долбаный Пиджак

Пиджак — дьякон баптистской церкви и бывший тренер бейсбольной команды. Он, кажется, пережил все болезни и собрал все неудачи. Потерял любимую жену Хетти, с которой прожил почти всю жизнь. И то и дело прикладывается к бутылке самогонного ликера «Кинг-Конг», за что и получил еще одно свое прозвище — «дьякон Кинг-Конг».

Сам того не ожидая, Пиджак подписывает себе смертный приговор: стреляет в юного Димса, который был звездой бейсбольной команды, а теперь стал наркотогровцем.

МакБрайд — один из любимых авторов Опры Уинфри и Барака Обамы. В 2013 году он получил Национальную книжную премию США за книгу The Good Lord Bird

Долбаный Пиджак.

Лежа и глядя в стену, пока в ноздри забирался запах свинцовой краски, Димс вспоминал о старике не с яростью, а скорее с замешательством. Он ничего не понимал. Если и был во всем Козе человек, который ничего не выгадает от его убийства, так это Пиджак. Пиджаку нечего доказывать. Если и есть во всем Козе человек, кому простительно огрызаться на Димса, очаровывать его, орать на него, обзывать его, подшучивать над ним, нести околесицу, врать, то это старый Пиджак. Пиджак был его бейсбольным тренером. Пиджак был его учителем в воскресной школе. «Теперь он просто алкаш, — думал горестно Димс, — хотя раньше вреда от этого никому не было». Он вдруг понял, что Пиджак более- менее был алкашом, сколько Димс себя помнил, но что важнее, он всегда оставался собой — предсказуемым. Никогда не жаловался, не высказывал точку зрения. Не осуждал. Ни о чем не заботился. Пиджачок жил своей жизнью, чем и нравился Димсу.

Счастье.
Пиджачок был счастлив.

И смешно, и грустно

«Дьякон Кинг-Конг» — роман, в котором перемешано множество жанров. Тут и детектив — с неожиданными поворотами, и криминальный роман — с настоящими итальянскими гангстерами, и социальная драма — с острыми проблемами. Джеймс Макбрайд написал удивительную книгу, переворачивая страницы которой хочется то во весь голос смеяться, то плакать навзрыд.

Его персонажи прописаны так глубоко и так точно, что абсолютно каждому из них хочется посочувствовать. И сто четырех летней старушке, и закостенелому бандиту.

Компания Sister Pictures, стоящая за производством «Чернобыля», уже приступила приступает к телеадаптации романа. Ждем сериал:) Источник

Элефанти пугала собственная ярость, потому что он знал, чем было его свирепое молчание. Облегчением. Срывом клапанов. К своему же немалому отвращению, он ловил себя на том, что ему нравится, когда на него снисходит великое молчание. В такие мгновения он сам себя ненавидел. В такие мгновения он творил ужасные вещи. А потом не раз, в самые черные часы, поздними ночами, — когда Бруклин спит, а гавань темна, — в постели в одиноком пустом особняке без жены и без храпящих в соседней комнате детей, зато с топочущей отцовскими строительными башмаками вдовствующей матерью, то, что он натворил в мгновения накатывающего молчания, до того обжигало и терзало его, что он вскакивал в темноте и искал на своей пижаме кровь, чувствуя себя так, будто четвертовали его душу, и пот хлестал ручьем, и слезы струились по лицу. Но уже ничего было не поделать.

Элефанти наблюдал, как ГТО сворачивает за угол. Вздохнул и вернулся к «линкольну». Медленно вставил ключ в замок, сел за руль и молча уставился перед собой. Долго сидел на мягкой коже. Наконец заговорил вслух.

— Вот бы, — сказал он тихо, — меня кто-нибудь полюбил.

Особая музыка

Если попытаться сформулировать, что же в этом романе такого необычного, то это будет слово «ритм». Поначалу кажется, что он полностью отсутствует и вокруг царит хаос. Тут и там происходят события, а в каждой главе — миллион героев со странными кличками, которые постоянно спорят. Однако затем, страница за страницей, все сюжетные линии сходятся, персонажи запоминаются, а хаос превращается в узор.

Роман приобретает собственное, ни на что не похожее звучание. Особую музыку. И когда перелистываешь последнюю страницу, очень хочется услышать её вновь.

Автор книги — американский сценарист, писатель и музыкант Джеймс МакБрайд. И каждая глава в тексте пропитана музыкой — своеобразной и едва уловимой

Таких людей он еще не встречал. Она была, как выражаются итальянцы, stellina — звезда, самая прекрасная. Сперва казалась застенчивой и робкой, что он уже видел. Но под сдержанностью скрывались решительность манер, твердость, выдававшая непоколебимую уверенность в себе и вызывавшая доверие. За недели их свиданий он видел, как она обращается с работниками в кафе и пекарне, как решает важные проблемы так, чтобы люди не почувствовали себя дураками, как вежливо разговаривает, выказывает уважение и почтение к пожилым в общем и старому дьякону в частности — выпивохе, который работал у его матери и с кем она наконец познакомилась всего месяц назад. Она не называла его «цветным» или «негром». Она называла его «мистером» или «афроамериканцем» — это, на вкус Элефанти, звучало опасно, странно, чуждо. Что-то от хиппи. Это напоминало о Банче Муне, цветном ублюдке. До него доходили слухи, что Пек расправился с Банчем — и жестко. Теперь опасность была повсюду, стреляли белые, черные, латиносы, ирландские копы, итальянские семьи, наркоторговцы. Это не прекратится.

И все же, несмотря на мрачные дни впереди, он чувствовал, что движется к свету. К чудесной, лучезарной, роскошной, пробуждающей панораме того света, что может принести в жизнь одинокого человека любовь.

“Я написал эту книгу, потому что хотел, чтобы люди увидели тот мир, который обычно не замечают, — признается Джеймс МакБрайд. Ему удалось. Он создал глубокий и захватывающий текст, полный любви, сострадания и человечности. Текст, которого нам так не хватало.

Хотите первыми узнавать о наших художественных книгах, читать крутые отрывки и получать скидки? Подписывайтесь на рассылку направления МИФ.Проза.

Обложка: unsplash

Рубрика
Проза

Похожие статьи