Творчество
Как писать длинные тексты: структура лонгрида
2 октября 2 157 просмотров
Творчество
Как писать длинные тексты: структура лонгрида
2 октября 2 157 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

В подавляющем большинстве случаев хороший лонгрид отличается от плохого тем, что в первом есть четкая структура, которая держит на себе рассказ, а во втором — нет. В этом материале, подготовленном по книге «Литературная мастерская», — несколько ключевых элементов, которых так или иначе требует любой качественный лонгрид.

Начало: крючок



Литературная мастерская

Тезис, что начало, середина и конец должны быть у каждого текста, как будто самоочевиден. Тем не менее он нуждается в проговаривании, поскольку у каждого из элементов есть своя отдельная функция.

Начало — это зацепка. Читатель знает, что, если он начнет читать ваш материал, ему придется потратить значительное время. Его нужно убедить в том, что оно того стоит. Именно в этом и заключается задача зачина.

Одна из самых распространенных ошибок — начинать лонгрид об интересном человеке с его рождения, а лонгрид о череде событий — с первого из этих событий: читатель еще не понимает, почему ему должно быть интересно; предыстория ему ни о чем не говорит, потому что он еще не знает самой истории.

Более эффективный прием — сразу помещать читателя в середину действия, в разгар событий: нам еще неизвестно, почему что-то произошло, — но мы уже видим, что произошло что-то экстраординарное, что-то, что привлекает наше внимание и вызывает желание узнать подробности. Этот прием используется в десятках, сотнях и тысячах текстов — именно потому, что он работает.

Финал: импульс

В современных условиях любому автору хочется не только чтобы его текст прочитали, но и чтобы им поделились. А раз так, значит, финал должен провоцировать читателя на то, чтобы оставаться с прочитанным материалом подольше; он должен вызывать мысль и/или эмоцию, переживание, которое не хочется держать в себе.

Лучшие тексты работают именно так — оставляя после себя чувство, суждение, эффект.

Думать о финале можно как о конце фильма: когда в вашей истории начинает играть музыка, а занавес опускается? Почему именно в этот момент?

Придумать типичное решение для такой задачи сложно. Есть несколько возможных способов работы с финалом. Первый — прямая речь, подытоживающая весь ваш рассказ и как бы персонализирующая его. Второй способ — дать некую информацию, заставляющую посмотреть на все рассказанное по-новому. Третий — деталь или сценка, заново разжигающая главную эмоцию от текста. Это, пожалуй, самый кинематографичный прием. Еще один способ думать о финале — держать в уме классическую кольцевую композицию: текст как бы замыкается на свое начало и тем самым «пакуется» в голове читателя в нечто целое, связное.

Начало и финал — жизненно важные элементы текста. Крайне необходимо помнить о них и думать о них специально. Когда вы понимаете, какими будут начало и конец, — это момент, когда текст входит в последнюю фазу: обрамление готово, а расставить остальные детали в правильном порядке — в некотором смысле дело техники.

Середина: мартини и шашлык

Как располагать фактуру в основной части материала? Здесь есть два базовых способа — именно их обычно выделяют в американской преподавательской и академической традициях. Они достаточно абстрактны, но могут пригодиться как минимум для общих размышлений над логикой текста.

Первый тип метафорически называется «бокал Мартини» — в честь широких конических бокалов с тонкой ножкой и круглым основанием. Верхняя часть бокала — зачин, который цепляет и мотивирует читателя, а основание — финал. Середина — это ножка, представляющая собой хронологически последовательное изложение событий.

Логика проста: если мы уже зацепили читателя, дальше можно без лишней эквилибристики рассказать ему, как все было. Чаще всего в таких случаях начало вынуто из середины действия, а основной массив текста объясняет, как события к этой середине пришли — и что было дальше.Второй распространенный тип структуры — «шашлык». Он, соответственно, подразумевает последовательное нанизывание разных типов информации — человеческих историй, экспертных мнений, обзора статистики или законодательства и пр. Как правило, в удачных материалах разные типы информации именно что чередуются, органически увязываясь друг с другом в единую конструкцию. Этот тип структуры лучше всего подходит для проблемных репортажей, которые рассматривают один и тот же сложный феномен в разных аспектах.

Разумеется, этими двумя общими подходами структурные возможности лонгридов не исчерпываются. Игры с композицией, попытки интересно выстроить текст — задача одновременно сложная и захватывающая. Тут важно помнить: структура — это все-таки двигатель рассказа, а не его предмет.

Две ошибки

Структуру можно придумывать по-разному, но есть две распространенные композиционные ошибки.

Первая — когда структура лонгрида выстраивается в соответствии с последовательностью работы журналиста и сюжет движется от одного его действия к другому. Задача репортера не в том, чтобы рассказать, как он работает, — а в том, чтобы собрать в связный и яркий сюжет информацию, полученную в результате этой работы. Действия самого журналиста интересны читателям только в исключительных случаях.

Вторая частая ошибка — распределение разного типа нарративов по разным частям текста; в некотором смысле — неправильный «шашлык». Например, сначала — рассказ о герое и его прямая речь; затем — контекст; затем — цитаты экспертов. Почти всегда такие материалы разваливаются — части не взаимодействуют друг с другом; одна глава вызывает эмоцию, другая разговаривает с читателем сухим языком бюрократии. Чтобы текст получился органичным, важно сразу связывать между собой разные типы фактуры.

Когда придумывается структура

Может возникнуть закономерный вопрос: разве правильно говорить о структуре текста сразу после выбора его темы? Разве не логичнее было бы собирать структуру, когда уже есть все необходимые вводные?

Конечно, итоговая структура лонгрида становится ясна только после того, как журналист провел всю необходимую полевую работу. Однако это не значит, что только тогда имеет смысл начинать думать про структуру. Как показывает опыт, гораздо лучше система, при которой на самом начальном этапе работы над текстом автор придумывают структурную гипотезу — некий идеальный вариант того, из чего композиционно должен складываться материал.

Разумеется, реальность в дальнейшем подкорректирует эту гипотезу: что-то окажется неосуществимым; кто-то скажет совсем не то, чего вы ожидали; отгадка обнаружится вовсе не там, где вы думали.

Но эта гипотеза — ваш проводник в работе, дорожная карта, которая указывает, в каких направлениях может двигаться репортер и что он ищет. Собственно, именно эта идеальная структура, которая впоследствии будет меняться и уточняться с поправкой на реальность, может стать основой плана — документа, в котором более или менее подробно перечислено, из чего состоит ваш лонгрид: что у него в начале, что в середине, а что в конце. Составить план полезно на любом этапе работы — и чем раньше это произойдет, тем лучше. Главное — не забывать: план — всего лишь гипотеза, а не догма, и он может быть многократно скорректирован.

Узнать больше и почитать примеры текстов: «Литературная мастерская».

Рубрика
Творчество

Похожие статьи