в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Саморазвитие
Три вдохновляющих истории про перемены
2 октября 3 690 просмотров
Саморазвитие
Три вдохновляющих истории про перемены
2 октября 3 690 просмотров

Лиана Хазиахметова
Лиана Хазиахметова

Примеры других людей показывают, что безвыходных ситуаций не бывает, а трудности могут стать волшебным пинком в сторону Лучшей версии себя. Из трех книг выбрали крутые истории о переменах. Вдохновляйтесь!

Двери возможностей

Все люди делятся на два типа: те, кто ищет возможности, и те, кто ищет оправдания. Недавно мне написала девушка по имени Аня, которая во время кризиса осталась одна с ипотечным кредитом на 60 000 долларов. Но она выстояла и даже живет счастливо.

«Здравствуйте, Лариса! Меня зовут Анна. Год назад моя финансовая стабильность в одну секунду рухнула. Я оказалась в числе „счастливчиков“ — валютных ипотечников. Я разрешила себе плакать, кричать, валяться по полу, материться, швырять вещи, но… только три дня. И всё! Через три дня я должна взять лист бумаги, калькулятор и вперед… дебет — кредит — остаток.

Основная задача — остаться в живых и не лишиться рассудка. Именно это тяжелое время изменило вектор моего движения. В голове стали появляться идеи, проекты, над которыми я сейчас работаю, и на данном этапе я просто получаю от этого удовольствие и энергию. За это время я многому научилась и многое поняла. Нет, я не хочу сказать, что голодать, считать каждую копейку и бояться потерять работу, хоть и изнуряющую, — это клево. Только, как ни крути, получается, что „решительный шаг вперед — это результат хорошего пинка сзади“».

Основная задача — остаться в живых и не лишиться рассудка.
Источник

Аня писала, что, к счастью, у нее была и есть стабильная работа, но благодаря кризису она открыла новое направление в своей жизни: «Я платила, Лариса, исправно платила, несмотря ни на что. Сейчас мой долг 25 000 долларов. И это круто! Вы будете сейчас смеяться, но, когда у меня закончились все мои средства по уходу за кожей, я начала умываться овсянкой и маслом. Делать пилинги лимоном и солью. А потом я освоила курс гимнастики для лица и даже стала тренером гимнастики для лица! Представляете? Вот жду сертификат! В общем, каждый день у меня, кроме работы, столько дел, что совершенно некогда следить за курсом доллара».

Резюме такое: конечно, иногда «ахтунг» случается — и это печально, и неприятно, и бла-бла-бла.

Но у нас всегда есть выбор, как на него реагировать. Либо плакать и обвинять кого-то, либо посмотреть на проблемы с другой стороны.

Из книги «100 способов изменить жизнь. Часть 2»

Beatles в Гамбурге

Beatles — Джон Леннон, пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго старр — приехали в США в феврале 1964-го, положив начало «британскому вторжению» на музыкальную сцену америки и выдав целую серию хитов, которые изменили звучание популярной музыки.

Но что было до Америки? Один важный эпизод. В 1960 году, когда они были еще никому не известной рок-группой, их пригласили в Германию, в Гамбург.

— В те времена в Гамбурге не было рок-н-ролльных клубов, — писал историк группы Филипп Норман. — Нашелся один владелец клуба по имени Бруно, у которого возникла идея приглашать различные рок-группы. Схема была одна для всех. Длинные выступления без пауз. Толпы народа бродят туда-сюда, а музыканты должны беспрерывно играть, чтобы привлечь внимание публики. Вот что рассказывал об этом Леннон.

«Мы становились всё лучше и набирались уверенности. Иначе и быть не могло, ведь нам приходилось играть вечера напролет. То, что мы играли для иностранцев, было весьма кстати. Чтобы достучаться до них, мы должны были стараться изо всех сил, вкладывать в музыку душу и сердце.

В Ливерпуле мы выступали в лучшем случае по часу, да и то играли только хиты, одни и те же на каждом выступлении. В Гамбурге нам приходилось играть по восемь часов кряду, так что хочешь не хочешь, а надо было стараться».

В Ливерпуле мы выступали в лучшем случае по часу, да и то играли только хиты, одни и те же на каждом выступлении. В Гамбурге нам приходилось играть по восемь часов кряду, так что хочешь не хочешь, а надо было стараться».
Источник

С 1960-го по конец 1962 года Beatles побывали в Гамбурге пять раз. В первый приезд они отработали 106 вечеров по пять или больше часов за вечер. Во второй приезд они отыграли 92 раза. В третий — 48 раз, проведя на сцене в общей сложности 172 часа. В последние два приезда, в ноябре и декабре 1962 года, они выступали еще 90 часов. Таким образом, всего за полтора года они играли 270 вечеров. К тому моменту, когда их ждал первый шумный успех, они дали уже около 1200 живых концертов. Вы представляете, насколько невероятна эта цифра? Большинство современных групп не дают столько концертов за всё время своего существования.

Суровая школа Гамбурга — вот что отличало группу Beatles от всех остальных.

— Они уезжали, ничего собой не представляя, а вернулись в прекрасной форме, — пишет Норман. — Они научились не только выносливости. Им пришлось выучить огромное количество песен — кавер-версии всех произведений, какие только существуют, рок-н-ролльных и даже джазовых. До Гамбурга они не знали, что такое дисциплина на сцене. Но, вернувшись, они играли в стиле, не похожем ни на один другой. Это была их собственная находка.

Надеюсь, вас эта история вдохновила так же сильно, как меня. Если так, то у вас точно будет собственный Гамбург.

Их книги «Никогда-нибудь»

Сила игр

Летом 2009 года я получила сотрясение мозга. Выздоровление затягивалось, и даже спустя месяц меня по-прежнему мучили постоянные головные боли, тошнота и головокружение. Я не могла читать или писать более нескольких минут. Память подводила. Почти все время я чувствовала себя настолько плохо, что не могла встать с постели. Голова была как в тумане. Ранее я не испытывала ничего подобного, и такое состояние меня пугало и подавляло.

Я не могла объяснить друзьям и родным, что именно со мной происходит. В какой-то момент я решила описать свои чувства. С огромным трудом подбирала слова, и вот что у меня получилось:

Все сложно.

Мои мысли сжимает железный кулак. Мой мозг словно под прессом.

Если я не могу думать, то кто я тогда?

Врачи сказали, что улучшение самочувствия наступит через несколько месяцев, а возможно, и через год или больше, и порекомендовали избегать всего, что провоцирует проявление симптомов. Это означало не читать, не писать, не бегать, никаких видеоигр, работы, электронной почты, алкоголя и кофеина. Я даже пошутила: «Другими словами, никакого смысла жизни».

Однажды что-то произошло. У меня промелькнула кристально четкая мысль, изменившая все. Спустя 34 дня после получения травмы — никогда не забуду этот момент — я сказала себе: либо я покончу с собой, либо превращу жизнь в игру. Почему в игру? К тому времени, то есть в 2009 году, я уже 10 лет изучала психологию игр. Фактически я стала первым человеком в мире, который получил степень доктора философии за изучение психологических качеств игроков и роли этих качеств в решении реальных проблем. Благодаря многолетним исследованиям в Калифорнийском университете в Беркли я знала: геймеры креативнее, целеустремленнее и энергичнее решают проблемы. И чаще обращаются за помощью к окружающим.

Благодаря многолетним исследованиям в Калифорнийском университете в Беркли я знала: геймеры креативнее, целеустремленнее и энергичнее решают проблемы. И чаще обращаются за помощью к окружающим.
Навыки, натренированные онлайн, можно применить и в обычной жизни. Источник

Я хотела обратить эти особенности себе на пользу. Так я создала простую игру под названием «Джейн, истребительница сотрясений», цель которой — восстановление после травмы. В игре нужно было придумать тайную личность, найти союзников, сразиться с «плохими парнями» и использовать бонусы. Джейн стала моей тайной личностью, позволяющей почувствовать себя героем, решительной, а не отчаявшейся.

Первое, что я сделала в роли «убийцы сотрясения мозга», — позвонила своей сестре-близняшке Келли (автору бестселлера «Сила воли») и сказала: «Я играю, чтобы вылечить мозг, и прошу тебя поучаствовать вместе со мной». Я легко попросила помощи, и Келли стала моим первым союзником в игре. Затем к нам присоединился мой муж Кияш. Вместе мы находили «плохих парней» и сражались с ними. «Плохими парнями» мы называли все, что могло спровоцировать симптомы сотрясения мозга и, как следствие, замедлить процесс выздоровления — например, яркие огни и шумные места. Мы также собирали и использовали бонусы. И это все, что я могла делать даже в самые плохие дни, чтобы почувствовать себя немного лучше, счастливее или сильнее. Мои любимые бонусы: пятиминутная игра с нашей шотландской овчаркой, поедание грецких орехов (полезно для мозга) и две прогулки вокруг дома с мужем.

Несмотря на простоту игры, через пару дней туман в голове рассеялся. Отступили депрессия и тревога. Для меня это было чудом. Игра не стала чудодейственным средством от головных болей или когнитивных симптомов. Я испытывала их более года, и тот год стал тяжелейшим в моей жизни. Но я перестала мучиться. Я почувствовала, что моя судьба в моих руках. Начала относиться к себе как к сильному человеку. Близкие поняли, как помочь и поддержать меня.

Дальнейшие события меня поразили. Спустя несколько месяцев я выложила в блог небольшой ролик с объяснением правил игры. Не каждый знаком с симптомами сотрясения мозга, и не каждый хочет быть их «истребителем». Поэтому я переименовала игру в SuperBetter. Почему? После травмы все надеялись, что вскоре мне «станет лучше». Но я не хотела, чтобы мне все стало так, как раньше.

Я хотела стать супергероем: более счастливой и здоровой, чем до травмы.

Я хотела стать супергероем: более счастливой и здоровой, чем до травмы.
В наших руках стать супергероем, и костюм тут ни при чем. Источник

Вскоре я начала получать первые сообщения от людей со всего мира. Они придумывали свои тайные личности, искали союзников и боролись с «плохими парнями». Они становились супергероями в борьбе с депрессией и страхами, постоперационными и хроническими болями, мигренями и болезнью Крона. Им удавалось вылечить больное сердце и найти работу после многих лет неудач. В SuperBetter играли люди с серьезными, порой смертельными диагнозами, такими как последняя стадия рака и боковой амиотрофический склероз. Из их сообщений и видео я понимала, что игра помогала им точно так же, как и мне. Игроки уверяли, что почувствовали себя сильнее и мужественнее, лучше находят общий язык с друзьями и родственниками. Они стали счастливее, несмотря на боль и самый тяжелый период в жизни.

И я подумала: «Что происходит? Как может игра, вроде банальная, так сильно повлиять на жизненно важные обстоятельства?» Честно говоря, не опробовав на себе, я бы ни за что не поверила в ее возможности. Поправившись, я погрузилась в изучение научной литературы. Вот что я поняла. Некоторые люди становятся сильнее и счастливее после травмы. Именно это произошло с нами. Игра помогла нам испытать то, что ученые называют посттравматическим ростом. Мы редко встречаемся с этим термином в повседневной жизни. Чаще сталкиваемся с понятием посттравмати- ческого стрессового расстройства (ПТСР). Это состояние с симптомами депрессии и тревоги, которое может возникнуть у человека, ставшего свидетелем или участником тяжелого или трагического события. Но исследование показало, что травмирующие события, борьба с крайне сложными жизненными обстоятельствами часто помогают людям раскрыть и проявить свой потенциал, и их жизнь становится гораздо полнее.

Из книги SuperBetter
Обложка поста: unsplash.com

Похожие статьи