в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Заказы от   доставляем бесплатно.
Кругозор
I Have a Dream — «У меня есть мечта!» — речь, изменившая мир
10 августа 2009 4 745 просмотров
Кругозор
I Have a Dream — «У меня есть мечта!» — речь, изменившая мир
10 августа 2009 4 745 просмотров


Настя Бакшеева

Знаменитая речь Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта» была произнесена 28 августа 1963 года перед аудиторией из 250 тысяч митингующих в защиту прав человека на ступенях мемориала Линкольна в Вашингтоне. А 14 октября 1964 года Мартину Лютеру Кингу была вручена Нобелевская премия мира в знак признания его плодотворной борьбы за гражданские права.

Спустя 46 лет у нас есть возможность не только прочитать эту речь в книге «Речи, которые изменили мир», но и почувствовать себя участником исторического события и своими глазами увидеть выступающего и услышать его слова, поистине изменившие мир.

Сто лет назад великий американец, в тени которого столь символично мы стоим сегодня, подписал «Прокламацию об освобождении». Этот важный документ стал ярким лучом света надежды для миллионов чернокожих рабов, обожженных пламенем опустошительной несправедливости. Он стал радостным рассветом после долгой ночи их плена.

Но и сто лет спустя негр все еще несвободен. Сто лет спустя жизнь негра все еще искалечена кандалами сегрегации и цепями дискриминации. Сто лет спустя негр живет на затерянном острове бедности посреди огромного океана материального процветания. Сто лет спустя негр по-прежнему чахнет на задворках американского общества, оказавшись в ссылке на собственной земле. И поэтому мы пришли сюда сегодня, чтобы обратить всеобщее внимание на эту постыдную ситуацию.

В каком-то смысле мы прибыли в столицу нашего государства, чтобы обналичить чек. Когда архитекторы нашей страны выписывали внушительные слова Конституции и Декларации независимости, они подписывали тем самым вексель, который предстояло унаследовать каждому американцу.

Этим векселем было обещание, что всем людям — да-да, как черным, так и белым,— гарантируются неотъемлемые права на жизнь, свободу и стремление к счастью. Сегодня очевидно, что Америка не выполнила своих обязательств по этому векселю в той части, которая касается ее цветных граждан. Вместо того чтобы выполнить это святое обязательство, Америка выдала негритянскому народу фальшивый чек, который был возвращен с пометкой «Недостаточно средств».

Но мы отказываемся верить, что банк справедливости обанкротился. Мы отказываемся верить, что в огромных хранилищах возможностей этого государства недостаточно средств. И поэтому мы пришли обналичить чек — чек, который по первому требованию обеспечит нам богатства свободы и гарантии справедливости.

Кроме того, мы прибыли в это священное место, чтобы напомнить Америке о безотлагательности слова «сейчас». Сейчас не время позволять себе роскошь расслабиться или принимать успокоительное лекарство градуализма. Сейчас пора исполнять обещания демократии. Сейчас пора выйти из мрачной и безжизненной долины сегрегации на залитую солнцем дорогу расовой справедливости. Сейчас пора вывести нашу нацию из зыбучих песков расовой несправедливости на твердую землю братства. Сейчас пора сделать справедливость реальностью для всех детей Божьих. Для нашей страны было бы смертельно опасно проглядеть чрезвычайную важность данного момента. Это жаркое лето справедливого гнева негритянского народа не закончится, пока не наступит живительная осень свободы и равенства. 1963 год — не конец, а начало. Те, кто надеется, что неграм просто нужно выпустить пар и что теперь они успокоятся, сильно разочаруются, если наша нация вернется к повседневным делам. Пока неграм не предоставят гражданских прав, мир и покой не вернутся в Америку. Вихри мятежей будут и дальше сотрясать фундамент нашего государства, пока не настанет светлый день справедливости.

Но есть кое-что, что я должен сказать моему народу, стоящему у манящих ворот во дворец справедливости. В процессе борьбы за место, принадлежащее нам по праву, наша совесть не должна отягощаться неблаговидными поступками. Давайте не будем стремиться утолить жажду свободы из чаши горечи и ненависти. Мы должны всегда вести борьбу согласно высоким стандартам человеческого достоинства и дисциплины. Мы не должны позволить, чтобы наш созидательный протест превратился в физическое насилие.

Снова и снова мы должны подниматься на величественные высоты, отвечая на физическую силу силой духовной.

Прекрасный воинственный настрой, овладевший негритянским сообществом, не должен вылиться в недоверие со стороны всех белых людей, поскольку многие из наших белых братьев, как явствует из их присутствия здесь сегодня, осознали, что их судьба тесно связана с нашей, а их свобода неизбежно зависит от нашей свободы. Мы не можем совершать свой путь порознь.

И на этом пути мы должны поклясться, что всегда будем идти вперед. Мы не можем повернуть назад. Есть люди, которые спрашивают у ярых защитников гражданских прав:

«Когда вы успокоитесь?» Мы не успокоимся, пока негр будет жертвой жестокого обращения полиции. Мы не успокоимся, пока наши тела, отягощенные усталостью после долгого путешествия, не смогут обретать ночлег в придорожных мотелях и городских гостиницах. Мы не успокоимся, пока негр в Миссисипи не может голосовать, а негр в Нью-Йорке считает, что ему не за что голосовать. Нет, мы не успокоились и никогда не успокоимся, пока справедливость не будет струиться, словно поток, а праведность не уподобится мощному течению.

Я знаю, что многие из вас прибыли сюда, пройдя через тяжелейшие беды и испытания. Некоторые пришли прямо из тесных тюремных камер. Другие приехали из районов, где в стремлении к свободе их истрепали бури преследований и вихри жестокого обращения полицейских. Вы — ветераны созидательного страдания. Продолжайте работать, не теряя веры в то, что незаслуженные страдания окупятся.

Возвращайтесь в Миссисипи, возвращайтесь в Алабаму, в Луизиану, в Южную Каролину, в Джорджию, возвращайтесь в трущобы и гетто наших северных городов, зная, что так или иначе эту ситуацию можно изменить, и мы ее изменим.

Давайте не будем предаваться стенаниям в долине отчаяния, говорю я вам сегодня, друзья мои! И хотя сейчас и в будущем нас ждут трудности, у меня все же есть мечта. И корни этой мечты глубоко уходят в американскую мечту.

У меня есть мечта, что в один прекрасный день наша страна поднимет голову и начнет жить согласно истинному смыслу своего кредо: «Мы считаем очевидной истиной то, что все люди созданы равными».

У меня есть мечта, что в один прекрасный день на красных холмах Джорджии сыновья бывшего раба и сыновья бывшего рабовладельца смогут сесть за один стол братства.

У меня есть мечта, что в один прекрасный день даже штат Миссисипи, изнемогающий от зноя несправедливости и угнетения, превратится в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта, что в один прекрасный день четверо моих маленьких детей будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету кожи, а по чертам их личности. У меня есть мечта сегодня!

У меня есть мечта, что в один прекрасный день в штате Алабама, где правят бал расисты, а губернатор извергает потоки слов о вмешательстве во внутренние дела штата и непризнании действия принятых Конгрессом законов, маленькие чернокожие мальчики и девочки смогут взяться за руки с маленькими белыми мальчиками и девочками как братья и сестры. У меня есть мечта сегодня!

У меня есть мечта, что в один прекрасный день все низины поднимутся, все горы опустятся, холмистые местности превратятся в равнины, а овраги распрямятся, и слава Господа откроется, и все смертные удостоверятся в этом.

Вот на что мы надеемся. Вот во что я верю, и с этой верой возвращаюсь на Юг. С нею мы сможем высечь из горы отчаяния камень надежды. С нею мы сможем превратить нестройный хор голосов нашего народа в прекрасную симфонию братства. С нею мы сможем вместе трудиться, вместе молиться, вместе бороться, вместе идти в тюрьмы, вместе защищать свободу, зная, что однажды мы обретем свободу. И это будет день, когда все Божьи дети смогут петь, вкладывая новый смысл в эти слова: «Страна моя, это о тебе, сладкая земля свободы, это о тебе я пою. Земля, где умерли мои отцы, земля гордости пилигрима, пусть свобода звенит со всех горных склонов». И если Америке суждено стать великой страной, это должно сбыться.

Так пусть же свобода звенит с вершин многочисленных холмов Нью-Хэмпшира!

Пусть свобода звенит с могучих гор Нью-Йорка!

Пусть свобода звенит с высоких Аллеганских гор Пенсильвании!

Пусть свобода звенит со снежных вершин Скалистых гор Колорадо!

Пусть свобода звенит с извилистых склонов Калифорнии!

Но не только оттуда. Пусть свобода звенит с горы Стоун в Джорджии!

Пусть свобода звенит с горы Лукаут в Теннесси!

Пусть свобода звенит с каждого холма и каждого бугорка в Миссисипи, с каждого горного склона, пускай она звенит!

И когда это произойдет, когда мы позволим свободе звенеть, когда мы позволим ей звенеть из каждого села и каждой деревушки, из каждого штата и каждого города, мы сможем приблизить тот день, когда все Божьи дети, черные и белые, иудеи и христиане, протестанты и католики смогут взяться за руки и запеть слова старого негритянского церковного гимна: «Наконец-то свободны! Наконец-то свободны! Спасибо всемогущему Господу, мы наконец-то свободны!»

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи