Прочее
Про ошибки
9 сентября 2007 14 168 просмотров
Прочее
Про ошибки
9 сентября 2007 14 168 просмотров


Юлия Потемкина

(Продолжение. Начало см. в посте от 27 июля)

Часть I. Творцы ошибок

Ошибки — побочный результат творчества, и этот факт несколько примиряет с их существованием. Ведь не ошибается лишь тот, кто ничего не делает, так что в той или иной мере ошибкам подвержены все: практически не бывает идеальных текстов. Стараясь выразить главное, вы неизбежно упустите что-то мелкое, и наоборот.
Какие же ошибки дарят нам авторы и переводчики?

***

…Вы — автор. Вы пишете книгу. Строчка за строчкой вы покрываете белое пространство монитора текстом, фиксируя свои знания, переживания, опыт. Вы увлеклись и не замечаете, что пропускаете буквы, ставите лишние запятые, восемь раз повторили в абзаце одно и то же слово (а другое, поленившись заглянуть в словарь, употребили в неверном значении); скроили предложение так, что его нужно несколько раз перечитать, чтобы разобраться; не к месту употребили фразеологизм и переврали цитату; написали лишний ноль в важной цифре; не обратили внимания на то, что одна и та же компания по тексту у вас постоянно меняет названия, а ее шеф — имена и отчества. И то и дело, глядючи на природу в окно, у вас слетает шляпа.
Это типичная картина. Бывает, что автор пишет гладко, но чаще всего картина примерно такая, как я описала.

… Или же вы — переводчик. Большая удача, когда с языком и стилем у переводчика порядок, когда он верно подстраивается под автора и вид литературы, удерживаясь от вольного переложения прочитанного. Ведь именно через призму его понимания текст будут воспринимать остальные, и нужно быть не столько соавтором, сколько медиумом, передающим мельчайшие оттенки смысла, предугадывающим все возможные непонятности у читателя. (Пользуясь случаем, передаю привет и спасибо нашим славным переводчикам: Юлии Корнилович, Насте Камеко, Ирине и Юлии Юрчик, Павлу Миронову.) Но, следя за смыслом и стилем, переводчик, как и автор, практически неизбежно упускает детали, многие из которых были перечислены выше.

Кроме того, у переводов есть свои отдельные проблемы. С точки зрения тех, кто принимает от переводчика эстафету, неудачные переводные тексты можно в той или иной мере отнести к одной из двух групп.
Первая группа. Правильный в принципе перевод не передает, однако, какой-то искры, которая светится в оригинале. Делается честный подстрочник, лепятся однотипные предложения на английский лад, по одной и той же модели: подлежащее — сказуемое — дополнение… Унылая череда формально правильных двусоставных предложений с бесконечно повторяющимися местоимениями «я», «это» и американскими фразеологизмами навевает тоску на литреда, который вынужден на протяжении двухсот страниц перестраивать фразы, чтобы читатель не швырнул книгу в стену. Такая работа называется «правка-переделка», и времени она занимает столько, что подобный перевод вряд ли будет принят — по причине несоразмерно больших затрат по его адаптации к русскому богатому синтаксису; а главная авторская изюмина при этом может так и не проявиться…
Вторая группа (противоположная первой). У переводчика бойкое перо, но мало опыта переводов либо опыта работы с текстами данной тематики. Или он спешит. Или у него нет нужных словарей. Или он просто выдает себя за переводчика, надеясь на Promt и ABBYY Lingvo, или даже рассчитывает просто «передать общий смысл», опираясь на знакомые вроде бы слова (которые через одно оказываются «ложными друзьями переводчика»: например, actual — на самом деле не «актуальный», а «фактический, реально существующий»; decade — не «декада», а «десятилетие»; а выражение see eye to eye with somebody — это не «видеться с глазу на глаз», а «сходиться во мнениях, разделять чьи-то взгляды» и т.д.; немалую коллекцию подобных выражений, на которых срезаются неофиты, собрала наша Юлия Корнилович). Так или иначе, к горе перечисленных в самом начале ошибок прибавляется гора смысловых. Лечить такие тексты трудно, а подчас и бесполезно, и с переводчиком быстро распрощаются: зачем он нужен, если за ним приходится отслеживать весь текст со словарем.

***

Меня как-то спросили, какие ошибки встречаются чаще всего. Могу поделиться наблюдениями. Первое место, по моим ощущениям, уверенно держат синтаксические (касающиеся построения фраз) и пунктуационные ошибки (если бы вы знали, что творится в иных оригиналах!). За ними — неверное употребление слов и выражений и логические ошибки, заставляющие иногда переписывать целые главы из-за ложной цепочки рассуждений. Затем — ошибки набора и опечатки.
Много проблем бывает с фактическими данными: неверными в принципе или из-за невнимательности автора меняющимися по ходу текста. Хуже всего, когда на ложных фактах строятся рассуждения или хронологическая последовательность событий.
Есть люди, которые не в состоянии выстроить структуру книги — то есть допускают композиционные ошибки. Но таких в бизнес-литературе немного.
Редакторы аудиокниг сталкиваются еще и с фоностилистическими проблемами текстов: когда предложение плохо звучит, или трудно произносится, или в нем вдруг появляются скрытые фонетические «слова» на стыках настоящих (иногда получается очень смешно). А отловить подобные недочеты не так-то просто: они обнаруживаются только при прочтении вслух.
И на последнем месте, как ни странно, находятся орфографические ошибки.
Ошибки перевода стоят особняком, и частота их зависит от переводчика.
Среди всего этого многообразия самые непредсказуемые — ошибки набора и опечатки. Это, кстати, немного разные вещи. Грубо говоря, когда в слове всего одна неверная буква или они причудливо переставлены — это опечатка: техническая «клавиатурная» ошибка, обусловленная неверными движениями рук. Ошибка набора — это когда человек от усталости, рассеянности или из-за плохого знания языка пишет ни к селу ни к городу целое неверное слово, или переставляет слова, или (особенно при обилии одинаковых слов в тексте) пропускает целые фрагменты либо, наоборот, набирает их дважды.
Таких ошибок вроде бы и немного, но они самые коварные. Опечатка легко превращается в фактическую ошибку — в однократно упомянутых цифрах, именах, названиях их отловить очень трудно. А ошибки набора часто мимикрируют под логические — когда из-за пропуска при наборе выпадает какая-то составляющая рассуждения или один термин «на автопилоте» заменяется другим (и потом редактор ломает голову, откуда что взялось).

Чтобы догадаться о причинах опечаток, нужно знать технологию. Чтобы догадаться о причинах ошибок набора, нужно знать психологию. Остальные же ошибки отражают человеческую индивидуальность: иногда я авторов помню (и даже узнаю) не по именам, а по характерным ошибкам (наряду с общей манерой письма). И на эту тему речевых портретов я могу распинаться очень и очень долго…

***

Но, пожалуй, я сделаю перерыв в растекании мыслию по древу 🙂 Сказанного вполне достаточно для того, чтобы вы, уважаемые читатели нашего блога, получили представление об основных видах ошибок и о фронте работ редактора, о коем речь пойдет в следующем моем посте.

Подводя итог всему написанному, можно сказать, что в целом от автора требуется не так уж много:
1) действительно знать отраслевую специфику, чтобы избежать фактических и смысловых ошибок;
2) связно и логично излагать материал, что ликвидирует композиционные ошибки;
3) стараться изъясняться грамотно (рекомендую занести в «Избранное» ссылки ниже).

Что же до орфографической грамотности — да, это грандиозный плюс для автора. Но все-таки с орфографией справиться легче, чем с остальным. Вспомним, что нет текстов без ошибок. Вопрос только, перевешивает ли ценность информации затраты на ее «чистку».

Что почитать по этой теме

«Стилистика русского языка» Ирины Голуб. Добротный вузовский учебник, где вы найдете примеры разнообразных речевых ошибок, аналогичных вашим собственным, и приемы их исправления.
«Золотые правила Гарварда и McKinsey» Барбары Минто — пособие по выстраиванию структуры и логики деловых документов. (Ссылка дана только на первую главу, размещенную на нашем сайте; чтобы прочесть остальное, купите саму книгу — не пожалеете.) Одно уточнение: эта книга строго деловая. В помощь литераторам она не годится.
«Технология рассказа» Михаила Веллера — вот это в первую очередь для тех, кто увлекается сочинительством художественной прозы, особенно мелкой; впрочем, главы 2 («Отбор материала»), 5 («Стиль») и 7 («Эстетическая концепция») стоило бы изучить каждому, кто заносит руки над клавиатурой.
Небольшой список «ложных друзей переводчика». Если у вас есть что-то подобное — поделитесь.
85 основных «правил» русского языка. (Владимир Икалюк, это персонально для вас 🙂 — вы хотели прикольных правил.)

Рубрика
Прочее

Похожие статьи