в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму {{ cart.total.sale }} 
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня в течение  от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }} 
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
20101025ipad9061
Интересное
Школа будущего: самые интересные и нетривиальные подходы в обучении детей
20.01.2016 Просмотров: 9 642 просмотров
Интересное
Школа будущего: самые интересные и нетривиальные подходы в обучении детей
20.01.2016 Просмотров: 9 642 просмотров

Екатерина Ушахина
Екатерина Ушахина

Школа — место, в котором наши дети проводят большую часть дня. Но интересно ли им там, действительно ли нравятся занятия и учителя, хочется ли им возвращаться туда снова и снова?

Кен Робинсон — один из самых авторитетных специалистов в образовании — в своей книге «Школа будущего» рассказывает о самых интересных и нестандартных подходах в обучении, которые очень нравятся детям. Возможно, именно в таких школах хотят учиться ваши дети.

Грейнджтон, «город» в  школе

Ричард Джервер, завуч начальной школы Грейндж в центральной Англии, создал Грейнджтон, «город» в  школе, в котором всю «работу» делают сами ученики. Благодаря этому креативному подходу школьники изучают основные предметы — и многое-многое другое — с повышенным энтузиазмом и искренним интересом.

К  моменту прихода Ричарда в Грейндж школа на протяжении многих лет считалась слабой и пользовалась плохой репутацией. Ричард решил все изменить.

«Чтобы решить проблему школы, мы решили понаблюдать, как учатся маленькие дети. Очень скоро мы обнаружили, что ребята имеют природную склонность к различным ролевым играм и обучению на собственном опыте. Они охотно подражали другим и очень быстро учились, если могли понюхать изучаемый объект, попробовать его на вкус и увидеть собственными глазами. Я называю это трехмерным обучением».

Именно решение воспроизвести эти формы обучения в школе и натолкнуло на идею о Грейнджтоне.

«Мы создали город с телевизионной и радиостанцией. Чтобы рассказать детям о том, как следить за своим здоровьем, в детском саду устраивают что-то вроде кабинета врача, и малыши играют в докторов и медсестер. Вот мы и подумали: “Мы хотим, чтобы наши дети осознали, насколько важны грамотность и развитие речи, так давайте же построим им телевизионную и  радиостанцию, где они смогут развивать эти навыки в игровой среде, но в реальном контексте”.

И одиннадцатилетние дети сочли, что это круто; им было не менее интересно, чем пятилеткам, играющим во врачей.

Эффект создания Грейнджтона быстро проявился на всех уровнях. Если прежде большинство детей ходили в школу без малейшего желания, то теперь они делали это с большой охотой. А общие показатели успеваемости превысили все ожидания. Всего за три года Грейндж из одной из самых непопулярных школ округа превратилась в самую престижную.

Лучшие знатоки Шекспира, которым всего по 10 лет

Рейф Эскит вот уже тридцать лет преподает в  одной и той же классной комнате номер 56 в Хобартской начальной школе, расположенной в корейском квартале Лос-Анджелеса. Поскольку подавляющее большинство его учащихся — дети иммигрантов из Азии и Латинской Америки, многие из них, приходя в школу, совершенно не  говорят по-английски. Но, несмотря на это, значительная часть ребят, проходивших обучение именно у Рейфа, к выпускному году идеально знают английский. Многие из них поступают в университеты Лиги плюща и другие престижные вузы и делают потом весьма успешную карьеру.

Но  еще удивительнее то, что Рейф добивается таких потрясающих результатов благодаря изучению со школьниками произведений Шекспира. Каждый год он берет одну из его пьес и вместе с классом всесторонне, с самых разных точек зрения ее исследует: историю создания, персонажей, язык, особенности описанного в ней исторического периода. А затем ставит пьесу с  учениками. Наверняка мало кто из «хобартских шекспировцев» слышал о великом барде с Эйвона до прихода к ним Рейфа, но  то, как они подходят к постановке его шедевров, удивило бы даже человека в три раза старше них.

Каждый раз полная энтузиазма и на редкость профессиональная труппа из тридцати пяти девяти-десятилетних детишек совершенно виртуозно играет пьесу «Буря». Дети не только прекрасно произносят текст, но и отлично играют более чем на десятке музыкальных инструментов. всему этому они учатся всего за год.

А еще все ребята знают пьесы Шекспира наизусть. И это не бездумное зазубривание текста. Дети явно понимают пьесу, и она им действительно нравится. Кстати, к числу постоянных зрителей постановок хобартских шекспировцев относится и сэр Йен Маккеллен, один из  самых выдающихся классических актеров в мире, и другие знаменитые люди. Он отозвался о них так:

«Эти дети понимают каждое слово. А такое можно сказать далеко не о каждом профессиональном актере, играющем Шекспира».

Но Шекспир — лишь небольшая часть учебной программы, изучаемой в  классе номер 56 Хобартской школы, и работа над пьесой начинается только после окончания очередного учебного дня. Остальное время ребята занимаются, например, чтением книг, зачастую предназначенных для детей более старшего возраста, и решают математические задачи, с которыми справится не каждый старшеклассник. Стены класса номер 56 украшены вымпелами Йельского, Стэнфордского, Нотрдамского и других престижных университетов, в которых учились и учатся бывшие ученики Рейфа. Кстати, чаще всего они бывают в своих семьях первыми, кто поступает в высшие учебные заведения.

Рейфу удалось зажечь в  ребятах такую страсть к учебе, что они приходят в школу задолго до начала занятий, часто совершенно игнорируют каникулы и согласны полностью отказаться от  телевизора, пока их учит этот учитель.

Физика, которая нравятся детям

Джеффри Райт — талантливый учитель физики из Луисвилля, чтобы заинтересовать своих учеников и, что еще важнее, пробудить в них любопытство, использует самые разные креативные методы: взрывает тыквы, строит с ребятами корабль на воздушной подушке, стреляет всякой всячиной из длиннющей трубы и делает еще много-много чего.

«Например, у меня в руке появляется огромный огненный шар, который начинает подниматься под потолок, — рассказывает он. — На  моих уроках не скучает ни один ребенок; они все смотрят на меня широко открытыми глазами и повторяют: как, как, как? А если вам удалось заставить ребенка спрашивать, как и почему, значит, вы смогли увлечь его, и теперь вам осталось только сохранить эту интригу».

Источник

Источник

Райт знает: чтобы увлечь учеников и  поддерживать в них интерес, чрезвычайно важно понимать, что происходит в их жизни вне школы.

Ученики рассказывают Райту о беременностях, абортах, злых и несправедливых родителях и других вещах, оказывающих влияние на их жизнь. Все это заставило учителя понять, что «детей нельзя мерить одной меркой». Если он действительно хочет тем или иным образом изменить их жизнь, он должен найти индивидуальный подход к каждому.

«Мистер Райт нашел ключ к нам,  — утверждает Деназ Тейлор, один из его учеников. — Он сказал нам: “Знаете, меня совершенно не интересует третий закон Ньютона. Я лишь хочу научить вас тому, что вы сможете взять с собой во взрослую жизнь”. В  результате я  постоянно ощущаю его заботу обо мне и точно знаю, что это действительно так».

Понятно, что на самом деле Джеффри Райта очень даже волнуют законы Ньютона. Просто он готов использовать любой способ, чтобы помочь своим столь разным ученикам понять эти законы и заинтересовать своим предметом.

Как собрать автомобиль

Стива Риза, архитектора из Канзас-Сити и отца взрослых детей, однажды пригласили в образовательный центр DeLaSalle, чартерную среднюю школу, известную в городе своей заботой о трудных подростках. Стив стал вести уроки творчества и  предпринимательства.

«На уроках мы строили мост из зубочисток, рассуждали о том, как пишутся книги, и о  многих других подобных вещах. Этих ребят достаточно было всего лишь подтолкнуть, чтобы они задумались над процессом. Например, что понадобится для открытия парикмахерской? Как нужно ею управлять, чтобы зарабатывать 80 тысяч  долларов в  год? И  вскоре наши подопечные уже читали друг другу статьи из деловой рубрики New York Times».

Это был очень позитивный этап с высоким уровнем вовлеченности учащихся, однако настоящий прорыв ждал впереди. Случилось это, когда Стив, называвший себя заядлым автомобилистом, в  числе прочего предложил ученикам заняться разработкой концептуального дизайна автомобилей. 

Стив разыскал старый разбитый гоночный автомобиль Indy и организовал его транспортировку в школу. Так они перешли от создания воображаемых образов и строительства мостов из зубочисток и автомобилей из пенопласта к чему-то гораздо более материальному: начали восстанавливать настоящий автомобиль. Стив подумал, что в процессе превращения гоночной машины в электромобиль можно попутно рассказывать ученикам о таких полезных вещах, как экологическая ответственность и новые технологии.

К этому моменту программа Стива вышла за рамки возможностей школы, и он основал некоммерческую организацию под названием Minddrive. Стив получил небольшую спонсорскую помощь от  компании Bridgestone, которая предложила протестировать автомобиль, построенный его подопечными, в своей испытательной лаборатории. Тесты показали, что машина проходит эквивалент 445 миль на одном галлоне топлива.

«Ребята вдруг поняли, что у них получилось действительно что-то важное, и почувствовали свою силу. А по ходу дела еще кое-что узнали о механике, технологиях и командной работе».

Сегодня ребята продолжают собирать машины, устраивают социальные акции для детей и взрослых.

Лучший урок музыки

Нил Джонстон вовсе не учитель. Он основатель фирмы Store Van Music, которая занимается созданием композиций и прочих музыкальных продуктов. Но чтобы обеспечить свой стартап дополнительными средствами, Нил устроился преподавать музыку в соседнюю школу два дня в неделю.

«Школа находилась в  довольно неблагополучном районе. Из  шестисот учеников только двое учились играть на гитаре. И это была единственная музыкальная программа индивидуального обучения в этом учебном заведении. Я всегда восхищался тем, как цифровые технологии изменили музыкальную индустрию, но в классе, куда я пришел преподавать, моего восторга никто не разделял. Особенно меня поразило то, что наибольшие проблемы возникали с ребятами, которые все переменки и обеденные перерывы слушали записи на своих телефонах. Они явно обожали музыку, но ненавидели уроки музыки».

Имея в своем распоряжении ограниченные время и ресурсы, Нил попытался найти инновационный подход к ученикам. Его компания специализировалась на съемке рекламных роликов и написании музыки для видеоигр, и, чтобы увлечь детей этим процессом, Нил стал приносить свои работы в класс. И ребята, не видевшие никакого смысла в изучении музыки прошлых веков, с куда большим энтузиазмом обсуждали музыкальные композиции, подходящие для PlayStation или Xbox.

А еще Нил решил говорить с детьми о музыке с их позиции, на примере песен, которые они слушали на переменах.

«У каждого человека свое отношение к музыке — кому-то она нравится, кому-то нет. Я поставлю в классе Бритни Спирс, и человек тридцать скажут, что она классная. Но найдутся и те, кто будет иного мнения, и они тоже выскажут его. Так завяжется дискуссия, которая увлечет детей. Они перестанут отвлекаться на посторонние вещи, залезать в телефоны и просматривать сообщения в Facebook».

Увидев, что в  учениках пробуждается интерес, Нил начал приглашать в школу музыкальные группы и организовывать однодневные рок- и поп-семинары, которые пользовались огромной популярностью и со временем привлекли внимание ряда корпораций, восхищенных тем, что делал учитель-новатор.

Школа проектов

Чартерная средняя школа Хай-Тек-Хай, расположенная в пригороде Сан-Диего, основана в 2000 году с целью интеграции технического и академического образования. Это необычная школа.

Учебный день в Хай-Тек-Хай существенно отличается от типичного дня в большинстве школ. Здесь учебная программа строится на обучении, базирующемся на проектах.

«Вы берете методологию высоких технологий (для нее характерно групповое исполнение, командное обучение, эксперименты, исследования и  практика) и  академическое содержание (грамотность, счет, гуманитарные науки  — все, что должны знать дети) и пытаетесь поженить их».

Учащиеся эффективно осваивают всю учебную программу благодаря интеграции дисциплин друг в друга. Например, рисование объединяется с биологией, а  гуманитарные науки — с  математикой. Школьники публикуют статьи, снимают документальные фильмы и работают над самыми разными проектами. Они, например, могут изучать экосистемы (а попутно фотодело и графический дизайн) путем написания и выпуска книги об экологии залива Сан-Диего.

Кроме того, ученики часто реализуют проекты, обслуживающие местное и  другие сообщества. Например, недавно их исследования в области штрихового ДНК-кодирования привели к созданию инструмента, который позволяет выяснять источники поставок мяса — не получено ли оно от браконьеров — и нашел широкое применение на африканских рынках.

В  отличие от практики большинства школ, учащимся Хай-Тек-Хай не нужно через каждые сорок минут переходить в другой кабинет для изучения следующего предмета. В Хай-Тек-Хай учебный день разбит на меньшее число временных отрезков, чтобы обеспечить более глубокое погружение детей в работу над проектами.

«У  нас нет звонков. И если хочешь в туалет, ты просто туда идешь. У нас нет общей системы оповещения. И все постоянно заняты конкретным практическим делом. Ребята не учат предмет, а проводят исследование в соответствующей области. Они работают в  саду, а не запоминают биологические термины. Мы организуем для детей стажировки в  государственных и частных компаниях».

Почти все выпускники школы Хай-Тек-Хай поступают в вузы, а 70 процентов из них идут учиться в четырехлетние колледжи.

По материалам книги «Школа будущего».

Фото обложки отсюда.