Творчество
5 способов рисовать интереснее и необычнее. Советы Феликса Шайнбергера
16 июля 3 626 просмотров
Творчество
5 способов рисовать интереснее и необычнее. Советы Феликса Шайнбергера
16 июля 3 626 просмотров

Олеся Ахмеджанова
Олеся Ахмеджанова

Рыба из пятна, взгляд крота и цветные тени. Иллюстратор, художник и дизайнер Феликс Шайнбергер предлагает необычный и немного сбивающий с толку подход к рисованию. Он объединяет живопись и графику и дает оригинальные советы для создания необыкновенных работы.

Если вы давно хотели научиться рисовать — необычно и нестандартно — ловите советы Феликса из его новой книги «Живопись vs графика».

Рыба из пятна

Начнем с самого простого


Живопись vs графика

Чтобы потренироваться в рисовании на основе пятна, попробуйте выполнить одно простое упражнение: нарисуйте рыбу.

Начните с простого пятна, в самых грубых чертах имеющего форму рыбы. Это может быть клякса, сделанная акварельной краской, пятно, нарисованное цветным карандашом, вырезанный или вырванный клочок бумаги. Проведите поверх пятна линии. Вы увидите: когда у вас перед глазами есть какая-то базовая форма, вам гораздо легче вдохнуть в нее жизнь дополнительными штрихами, чем начать рисовать с чистого листа. Пятно поддержит проведенные вами линии, и детали — глаза, плавники, чешуя — дополнят рисунок словно сами собой.

Трюк с пуговицей

Как перейти от пятна к портрету

Порой достаточно добавить одну-единственную точку, чтобы пятно стало читаться. Хороший прием — начать с глаза. Я для этих целей всегда держу под рукой пару пуговиц (наверняка они найдутся и у вас, если поискать хорошенько где-нибудь в дальнем углу ящика письменного стола, между старыми ключами и 3D-очками с последнего визита в кино). Попробуйте дополнить нарисованную форму пуговицей вместо глаза. Возьмите пуговицу и положите ее туда, где на рисунке должен быть глаз.

Так силуэт внезапно превращается в персонажа. Глаза — даже глаза-пуговицы — оживляют любую форму, а если мы оживим фигуру, нам будет проще ее конкретизировать. Этот трюк достоин внимания уже хотя бы потому, что пуговица помогает сориентироваться в рисунке, но не принимать окончательных решений на первом этапе. Брючную пуговицу легко передвинуть или убрать, а что написано пером (или в нашем случае нарисовано кистью) — не вырубишь топором.

Пуговица образует ядро кристаллизации для фантазии и помогает прочитать весь силуэт в целом.

Взгляд крота

Вам наверняка уже не раз объясняли: чтобы правильно рисовать, нужно смотреть как можно внимательнее. А мне вот кажется, что, собираясь что-то нарисовать, куда лучше видеть это приблизительно. Предлагаю вам такой трюк: попробуйте смотреть на все взглядом крота.

Главное в картине — это не детали, а пропорции, настроение, выразительность и художественная задача.

То есть аспекты, которые скорее касаются общего впечатления, а не частностей. Если вы, работая над портретом, начнете с проработки деталей (например, глаз и рта), вы наверняка исказите пропорции головы в целом — почти с той же вероятностью, как если бы рисовали легко упустить из виду основную конструкцию?

Гораздо важнее то, как воздействует на зрителя картина в целом. Поэтому я хочу показать вам, как работать, начиная с крупных форм и постепенно переходя к деталям, а не наоборот.

Чтобы у вас получился взгляд крота, действуйте так: немного прищурьтесь, будто потеряли контактную линзу (даже если вы их не носите, вы наверняка поняли, что я имею в виду). Эффект заключается в том, что теперь мы все видим очень смутно. Плоскости сливаются в пятна, а свет теряет нюансы. Это позволяет свести изображаемое к более простой форме. Вы не видите деталей, мир предстает перед вами в виде силуэтов и становится немного похожим на гравюру по дереву. Поначалу это может показаться искусственным ограничением, но потом вы убедитесь, что такое ограничение дает преимущества в работе. Взглядом крота мы видим только то, что действительно важно. Упрощение помогает гораздо правильнее понять, какие части той или иной сцены значимы и какие элементы светотени играют главную роль. И чем более сложным кажется мотив, тем важнее произвести такое упрощение (как, например, в случае с оживленной улицей в центре Яффо).

Редукция взгляда выявляет существенные компоненты изображаемых мотивов. Это делает «взгляд крота» ценным инструментом, потому что такая «подслеповатость» позволяет на первом этапе сосредоточиться на базовых вещах, ухватить форму. Где проходят линии перспективы? Как распределяются свет и тень? Когда мы поймем форму в целом, мы сможем ее нарисовать. А детали будет несложно добавить позднее.

Цветные тени

Как рисовать темноту красками

Самый элегантный способ комбинирования живописи и рисунка — рисовать тени на картине краской. Это значит, что мы отказываемся от штриховки, к которой прибегли бы в обычном случае, и заменяем ее локальным цветом объекта (например, красным для клубники, зеленым для яблока или телесным для кожи человека).

Иллюзии трехмерности здесь, как и в «нормальном» рисунке, я добиваюсь тем, что использую в качестве самого светлого тона на картинке цвет бумаги. Те места, куда падает свет, я оставляю незакрашенными. А там, где иначе появились бы заштрихованные серые участки, просто рисую краской. Таким образом, я создаю объем, выделяя тени на картинке красками вместо штриховки. И делать это можно как до создания контурного рисунка, так и после.

Перекосы

Хочу раскрыть вам еще одну тайну перспективы

Такой вещи, как общая, действительная во всех случаях и очевидная для всех зрителей перспектива, вообще не существует, по крайней мере если мы говорим о картинах. Перспектива возникает между наших глаз, и то, что мы видим, производится у нас в голове. Это значит, что никто не может проверить, какой была перспектива в вашем сюжете на самом деле. Вы можете обращаться с этой темой гораздо свободнее, чем когда-либо могли предположить. Так, я часто использую в своих картинах невозможную или косую перспективу. Точки схода у меня, как правило, не сконструированы математически, а нарисованные мной дома то и дело клонятся в разные стороны, словно травинки на ветру.

И штука в том, что выглядит это весьма неплохо, хоть и не соответствует реальности. Косая перспектива может даже пойти на пользу вашей картине.

Например, на этом рисунке я придал наклон вертикальным линиям, чтобы усилить общее впечатление от площади. На самом деле «косой дом» смотрится гораздо живее того, что стоит прямо. Будучи художником, вы переводите реальность на язык изобразительного искусства, и в этом процессе неправильное с точки зрения изометрии может оказаться весьма целесообразным с позиции живописи.

Не следует подходить к перспективе чисто логически. Знать законы ее построения, безусловно, важно. Но если руководствоваться только ими, результат нередко выходит довольно скучным. По моему глубокому убеждению, эмоциональное воздействие картины гораздо важнее ее логики. Если здание на картине гнется к земле, оно кажется угрожающим, а если вытягивается ввысь — недоступным.

Не так важно, верна ли «настоящая, математическая» перспектива на вашей картине. По-настоящему важно, чтобы от картины в целом возникало ощущение, что все верно, все сходится, все так, как и должно быть. Если вы хотите нарисовать что-то с перекосом, то этот перекос просто должен гармонично смотреться внутри пространства картины. Реальный мир — это реальный мир, а рисунок — это рисунок. В конце концов, наша цель — не построить здание, а нарисовать его.

Поэтому повторю: «натуралистично» — не всегда равно «хорошо». Танцующие башни, наверное, не могут существовать в реальности, но на картине они смотрятся бесподобно.

По материалам книги «Живопись vs графика»

Рубрика
Творчество

Похожие статьи