в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Untitled-1
МИФ меняет жизнь
Книги, которые меняют жизнь: история Алёны Журавлёвой
21.02.2017 Просмотров: 4 266
МИФ меняет жизнь
Книги, которые меняют жизнь: история Алёны Журавлёвой
21.02.2017 Просмотров: 4 266

Сергей Капличный
Сергей Капличный

Книги, которые меняют жизнь: история Алёны Журавлёвой

Сегодняшний гость рубрики «МИФ меняет жизнь» — Алёна Журавлёва, которая расскажет про читателей разных поколений, а также поделится собственным опытом взаимодействия с книгами. Передаём слово Алёне.

Какие книжки, такая и жизнь

Я из поколения тех, кто считает себя «самым читающим» и брюзжит по поводу эры «клипового мышления». Меня забавляет ужас-ужас моих сверстников при виде молодежи, «уткнувшейся в смартфоны» Мы де книжки читали, во дворе в салочки играли, а они…

Что читали в прошлом веке

Дорогие 60+, давайте честно вспомним, многие ли наши одноклассники прочли полностью произведения «программных» Тургенева и Достоевского. Или все-таки едва осилили хрестоматию. Пожалуй, в своем классе я была белой вороной. Учитель литературы даже озадачила мою маму вопросом: «У вашей девочки как со здоровьем?» Ее беспокоила моя пассивность на уроках по «разбору произведений», и даже в голову не приходило, что в это время у меня на коленях под партой «Война и мир», и я погружена в оригинал.

В стандартный набор благополучия советского человека входили ковер, хрусталь, «стенка» и собрания сочинений классиков, аккуратно выставленные по цветам корешков. Иногда страницы книг так и оставались слегка склеенными. Однако в некоторых семьях были «живые» библиотеки, наша в их числе. Со временем художественная литература с вымышленными персонажами стала интересовать меня меньше. Увлекали жизнеописания реальных людей.

Только недавно я поняла, чем меня зацепили такие разные книги — и по эпохе, и по сюжету, и по авторству, и по стилю — «Иудейская война» Лиона Фейхтвангера и «Повесть о жизни» Константина Паустовского. Обе книги о том, насколько много сюжетов может вместить в себя человеческая жизнь. И о том, насколько смело и радикально человек может сам влиять на собственную судьбу — менять занятия, статус, страны, окружение. Каждый отрезок — как отдельная новая другая жизнь. Во времена советской «стабильности» и «определенности» это казалось немыслимым. В основном, рисовались стандартные жизненные сценарии — ВУЗ, диссертация, пенсия… И литература — самая привлекательная была в толстых журналах и самиздате, молодежь о таком и не подозревает.

Контрастный душ 90-х

В эти фантастические годы часть моих соотечественников в оцепенении осталась сидеть в конторах в ожидании призрачных зарплат. У другой части населения сорвало крышу ветром перемен. Я принадлежала ко второй группе. Пришло время кооперативов, частных фирм и всего такого — муж с друзьями активно в этом участвовали. Я же, став впервые мамой в 37 лет (всё не как у людей), была в активном поиске занятия для себя. Моя профессия инженера в тот период давала мало шансов на процветание. И тут на мою голову обрушился сетевой маркетинг, где и попала в мои руки «Думай и богатей» Наполеона Хилла. Это даже не была сама книга, а лишь ее десятая черная ксерокопия. Гениально простые идеи опрокинули все, чем я руководствовалась до сих пор. Следующий десяток лет жизни нашей семьи прошел на колесах между Минском, Киевом, Вильнюсом и Москвой. Все, как и мечталось — менять города, страны, окружение, себя…

Опыт был захватывающий, но довольно суровый. Перейти из тепличных советских условий в реальность личной ответственности вряд ли бы получилось без Дейла Карнеги, Наполеона Хилла, Брайана Трейси, Джима Рона. Спасибо вам, друзья, вы меня многому научили.

Вишенки на торте

Пришло время, когда стандартный бизнес-образ стал меня напрягать. Цели, желательно «большие» (так рекомендуют), планы, дисциплина, дресс-код — я чувствовала себя стойким оловянным солдатиком. Душа просила очеловечивания этого процесса. И тут — о чудо! — МИФ присылает мне ссылку на сокровищницу креатива — «Почему никто не рассказал мне это в 20?» Тины Силиг. Хорошо хоть в 60 не прошла мимо! Я обогатилась множеством идей для тренингов, мозговых штурмов, флэшмобов моей команды.

Многие считают, что сетевой маркетинг это приставание к людям с «баночками». В моем понимании — это творческий процесс создания команды, выстраивания взаимоотношений, открытия в себе неожиданных талантов. Да и вообще — это возможность стать немного самостоятельнее и оптимистичнее в этой жизни. К тому же, появляется время для неожиданного творчества. Да, да, вся штука именно в том, что появляется время, в том числе и на размышления — а чем бы мне еще было интересно заняться. То, чему я посвятила много лет, работает без моего особого участия и эмоционально уже не столь увлекает. Что это, усталость, выгорание?

Мой спаситель — Барбара Шер. «Работа твоей мечты», «Мечтать не вредно», «О чем мечтать» я впитала в себя на одном дыхании. Страница за страницей Барбара освобождала меня от моих же собственных ограничений и стереотипов. Да, я немного дайвер, немного сканер. Да, я имею право мечтать о простых вещах, без вселенского размаха. Простор возможностей и свобода пришли ко мне. А с ними и вдохновение. Я стряхнула с себя образ «бизнес-леди» и очеловечилась.

Следующей моей «вишенкой» оказалась «Между надо и хочу» Эль Луна. Как вкусно она пишет о приобретении холстов, кистей и красок! Неожиданно для себя я записалась на онлайн курс по скетчингу. В магазине для художников я забыла о времени и с трудом удержала себя от соблазна купить все, на что упал взгляд. Рисую. Удивляюсь. Получается!

Боюсь своей новой мечты — написать книгу с собственными иллюстрациями.

P.S. Я еще и фотографировать люблю. Иногда исподтишка, сорри. Это к началу моих размышлений о «нечитающей» молодежи. Они пропускают через себя столько информации, что нам и не снилось. Они читают толстые книги даже в метро.