в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Творчество
Как рождается искусство: моменты вдохновения
14 октября 2016 3024 просмотра
Творчество
Как рождается искусство: моменты вдохновения
14 октября 2016 3024 просмотра

Юлия Скрипник
Юлия Скрипник

Одни художники создают картины или скульптуры так, как никто до них не делал. Другие заставляют посмотреть на самые обыкновенные вещи по-новому. Все герои книги «Звездная ночь Ван Гога» подарили нам произведения, которые начали жить собственной жизнью. Читайте о том, где художники черпали свое вдохновение, чтобы создавать шедевры.

Вдохновение в библейских преданиях

Коракс — Ворон, как прозвали его рабочие, — примостился на самой высокой площадке. Голос его охрип от пыли и крика, стал похож на карканье. Он прищурился и глянул вниз, но увидел лишь странные темные пятна. Золото! Его ослепил золотой блеск. Вечернее солнце полыхало в западном окне собора, свет отражался от золоченого мозаичного свода и бил прямо в глаза художнику. Шестой месяц подряд Коракс выкладывал мозаику под куполом великого Софийского собора в Константинополе. Набирать фон — дело нелегкое: каждый кусочек надо поставить под особенным углом, чтобы золото сверкало, когда глядишь на него снизу вверх. Но самая сложная и тонкая работа все же у Коракса. Он выкладывает лики святых.

Коракс хорошо знал библейское предание: Мария родила Иисуса в яслях для скота. Куда уж скромнее! Но ведь если вдуматься, рожденный младенец был Богом, а Мария — Божьей матерью. Вот почему на мозаичном своде храма эту юную женщину показали огромной и величественной. Вокруг сверкало золото, и Кораксу чудилось, будто он завис в ночном небе, среди мерцающих созвездий. А может, так выглядит рай.

image03
Богоматерь с младенцем Христом.
Собор Святой Софии Константинополь (ныне Стамбул), Турция, после 867

Чтобы выложить из мозаики человеческое лицо, нужны тысячи мелких фрагментов. Коракс подбирал кусочки так, чтобы издали цвета сливались и переходили один в другой, словно на картине. Он даже изобразил нежный румянец на юном, красивом лице Марии — все из крошечных кубиков стекла, мрамора и керамики.

Вдохновение в природе

Фань много раз замечал, что людей удивляет его привычка подолгу бродить в горах. Молодые художники в городе Люояне часто просили:

— Учитель, объясни нам, как рисовать горы. Мы хотим рисовать как ты.

— Тогда вам нужен не учитель, а учительница. Да такая, что искусней меня, — отвечал им Фань.

— Кто же она? Где живет? — жадно выспрашивали молодые художники.

— Она живет везде, куда ни погляди. Ее зовут Природа.

Этим утром, когда Фань выглянул из своего укрытия, вершины горы прятались в тучах. Он услыхал пронзительный клич орла и грохот водопада. Он вдохнул запах влажной земли и свежую горечь сосновой хвои. Пусть люди смеются, но Фань-то знает: гора — его друг. Они с ней давно сроднились.

image01
Фань Куань «Путники среди гор и рек»
Около 990–1020

Фань научился рисовать камень так, что хотелось протянуть руку и дотронуться до шершавого бока. Он окунал кисточку в тушь и брызгал ею на лист: сотни мелких капель, словно от дождя. Удивительно, как с помощью мягкой кисти и жидкой туши получаются твердые, зазубренные скалы!

Зверек для вдохновения Леонардо

Многим кружат голову мечты о дальних землях там, за закатным солнцем. Но Леонардо находит удивительное и непознанное рядом, буквально на каждом шагу. «Есть ли разница между прямыми лучами солнца и светом, отраженным от зеркала? — размышляет он. Как птицы держатся в воздухе и не падают?» Мысли. Вопросы. Ответы. Леонардо везде носит с собой блокнот и постоянно делает заметки. Воздух течет подобно воде и несет облака — точно так же, как реки несут все, что в них попадает. Сила ветра воздействует на птицу так же, как рычаг — на поднимаемый груз…

— Леонардо, прошу вас, подержите Тото. Он просто невыносим!

Он чуть было не забыл: Чечилия Галлерани снова пришла позировать для портрета. И принесла ручного зверька, горностая, которого подарил ей герцог Лодовико.

— Давайте нарисуем и его, пусть тоже позирует. А, Леонардо? — предложил герцог.

Зверек не хочет сидеть смирно. Чечилия еле удерживается от смеха. Герцог сам виноват! Леонардо уже почти дорисовал ее личико. Остальное — фигура до пояса — пока лишь слегка намечено угольными точками.

image04
Леонардо да Винчи «Дама с горностаем», около 1490

Вдохновение философией

Папа римский хочет, чтобы фрески в его личной библиотеке были серьезными и пробуждали ум. Сказать по правде, сам папа редко сидит за книгами. Но в наши дни правитель должен знать толк в искусстве и науках, а не только в военном деле и политике. Какой же сюжет уместнее для библиотеки, если не «философия»? Прекрасное слово: хорошо звучит и означает «любовь к мудрости».

— Как же мне изобразить Философию, Ваше Святейшество? — уточняет задачу Рафаэль.

— Нарисуйте мне всех древних мудрецов вместе. Тогда я смогу представить, что они сидят у меня в библиотеке и… э-э-э… философствуют. Платон, Аристотель, Сократ и еще кто-нибудь.

— Может быть, Гераклит, Ваше Святейшество? — вежливо подсказывает Рафаэль.

Но папа Юлий уже развернулся и готов уходить.

— Да-да, прекрасно. Делайте как считаете нужным. Мне надо проверить, что этот бешеный Микеланджело сотворил с капеллой.

image00
Рафаэль «Афинская школа», Папский дворец, Ватикан, Италия 1509–1511

Теперь уже никто не скажет, как выглядели древние мудрецы на самом деле. Поэтому Рафаэль спишет их со своих же братьев-художников. В центре должен стоять греческий философ Платон и указывать рукой вверх, в царство незримых идей. У Платона будет длинная борода, лоб с залысинами и серьезное, строгое лицо Леонардо да Винчи. А рядом пусть сидит Гераклит по прозвищу Мрачный Философ. Кто будет Гераклитом? Ну конечно Микеланджело! Вот он насупился, развернулся спиной к остальным и что-то пишет. Наверное, сочиняет стих.

Велосипедное вдохновение

В Париже полным-полно велосипедов. Они подпрыгивают на камнях мостовой, они стоят, прислоненные к заборам и стенам. Но, кажется, никто даже не замечает, какая это красота — колесо велосипеда! Идеальная окружность, металлический цветок из тонких спиц…

Однажды Марсель Дюшан подобрал колесо от сломанного велосипеда и принес к себе в мастерскую. Он поставил колесо вверх ногами и продел обломок железной рамы в дырявое сиденье старого табурета. Потом устроился рядышком в кресле и стал любоваться. Ну просто шедевр: ни убавить, ни прибавить! Колесо изготовили на фабрике, оно ничем не отличалось от тысяч других велосипедных колес. Но если поглядеть на него вот так, в новом свете…

image02
Марсель Дюшан «Велосипедное колесо», 1915 (копия с утраченного оригинала 1913)

Неужели вся роль искусства сводится к тому, чтобы просто радовать глаз? Дюшан решил:

Для художника главное — предлагать интересные, неожиданные идеи, которые помогут людям по-новому взглянуть на мир.

Он закрыл глаза и представил себе Сюзанну: вот она сидит у него в мастерской и смотрит на велосипедное колесо. Дюшан вдруг увидел сестру так ясно, будто она была здесь, рядом, а не на другом берегу Атлантики. От этого на душе у него стало легче. На минуту он даже забыл, что идет война.

По материалам книги «Звездная ночь Ван Гога».

Рубрика
Творчество

Похожие статьи