в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня в течение  от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }} 
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Марина Москвина_книжные полки
Литературные привычки
Литературные привычки: Марина Москвина
16.12.2015 Просмотров: 2 825
Литературные привычки
Литературные привычки: Марина Москвина
16.12.2015 Просмотров: 2 825

Сергей Капличный
Сергей Капличный

Каждую неделю я спрашиваю интересных людей об их взаимоотношениях с книгами. Сегодняшний гость рубрики «Литературные привычки» — Марина Москвина, известный российский писатель, лауреат Международного диплома Ганса Христиана Андерсена. Автор книг «Учись видеть» и «Учись слушать».

Что вы сейчас читаете?

 Недавно я ездила выступать в Пензу на книжный фестиваль, ходила-бродила по книжным рядам и купила томик Ролана Барта. У меня уже есть его «Camera Lucida» — о фотографии. А эта — «Фрагменты любовной речи» — о речи влюбленных. Вернее – сама речь – прерывистая шероховатая, импульсивная. Сюжет смонтирован из обрывков. Тут и слова Гете, и каких-то мистиков, даосов, Ницше, много проходных фраз и чего-то случайно прочитанного, дружески бесед и воспоминаний. Все это плещется в размытом несовершенном потоке, повествовательные голоса приходят, уходят, замолкают, сплетаются, вообще неизвестно, кто говорит – никаких образов, ничего, кроме этой сбивчивой речи, ни библиографии, ни систематики, только учащенно бьется сердце, и ты со всеми влюбленными чувствуешь, как отступает реальность перед лицом этого мира.

Прочесть эту книгу, наверно, невозможно, но заглядывать время от времени довольно любопытно.

Марина Москвина Фото Сергея Махотина

Марина Москвина, автор книг «Учись видеть» и «Учись слушать»
Фото Сергея Махотина

 Как и когда вы читаете книги?

Читаю все время. В основном по работе. Сейчас пишу роман, даже не исторический, а, прям-таки мифологический – о своих предках, на себе испытавших – ничто не просвистело мимо! — историю «страны трудного счастья» (Андрей Платонов). И чем он страшен для меня – конкретным историческим, бытовым материалом, антуражем. Ты сколько угодно можешь парить в небесах, но в основе должно лежать что-то реальное, настоящее, во всяком случае, создатель своего параллельного мира обязан быть в курсе реальных событий. 

 Я рою землю носом, подробнейше все изучаю, одна битва при Танненберге в начале Первой мировой в Пруссии чего стоит! Или оборона крепости Осовец, революция, Гражданская в Крыму, безумный ученый-криолог, вздумавший заморозить заболевшего Ильича до лучших времен, когда медицина достигнет расцвета, чтобы сделать его бессмертным, вселенские похороны Ленина, и тут же бродячий цирк шапито, судьбы цирковых, какие-то ощутимые реалии их ремесла и быта.

Витебск, Крым, Москва, Америка 20-30-х годов…

В Крыму герой мой встречается с Вернадским – и для описания этой сцены очень хороши 1015 писем ученого к своей жене. 5 томов писем – потрясающих, знай о них Ролан Барт – он бы их полностью поместил в свой труд о любовной речи.

Нескончаемой вереницей проходят передо мной мои герои – гениальные витебские музыканты-клезмеры, скрипичный мастер – практически, витебский Страдивари – и ты должен знать ВСЕ о том, как творится скрипка. Тут приходит на помощь книга «Секреты Страдивари» Симона Саккони.

В конце концов – пылающий джаз, которым не только вдохновляешься, слушая в немыслимом объеме, чтобы написать о своем герое-саксофонисте и трубаче, а перелопачиваешь гору литературы, назову две книжки: «Эдди Рознер: Шмаляем джаз, холера ясна!» Дмитрия Драгилёва и «Послушай, что я тебе скажу» — джазмены об истории джаза. О биографии Армстронга Джеймса Линкольна Коллиера я уже не говорю, это и так ясно. А моя настольная книга — «Мистицизм звука» — суфия, поэта и музыканта Хазрата Иннайята Хана.

Для атмосферы того времени — Андрей Белый, Замятин, Платонов, Бунин, Ремизов…

И все это – чтобы понять, кто – человек в центре толпы теней, которого я отчего-то считаю собой? Какими путями он двигался на эту Землю, что этому предшествовало, сколько людей должны были выжить, встретиться и полюбить друг друга…

Предпочитаете бумажные или электронные книги?

Работа сама притягивает материал, и, чтобы не повредиться умом, читаешь только то, с чем сводит тебя жизнь – дома, в Ленинке, в Историчке, бумажные носители, электронные – неважно. Но все-таки предпочитаю бумажные, как говорил мой друг, писатель Даур Зантария, автор удивительного романа «Золотое колесо»: «Книгу нужно нюхать, каждую страницу целовать, … а читать умеют все».

Существуют ли какие-нибудь лайфхаки по работе с прочитанным?

 Да, когда не могу удержаться — выписываю:

Ба-а-абель!!!! Одесские рассказы!!!

«Старик выпил водки из эмалированного чайника и съел зразу, пахнущую, как счастливое детство» (блаженство читать!)

«Соломнчик Каплун, сын бакалейщика, и Моня Артиллерист, сын контрабандиста, были в числе тех, кто пытался отвести глаза от блеска чужой удачи».

«Над лавкой Каплуна блестела золотая вывеска. Это была первая лавка на Привозной площади. В ней пахло многими морями и прекрасными жизнями, неизвестными нам. Мальчик поливал из лейки прохладную голубизну магазина и пел песню, которую прилично петь только взрослым. Соломончик, хозяйский сын, стоял за стойкой: на стойке этой были поставлены маслины, пришедшие из Греции, марсельское масло, кофе в зернах, лиссабонская малага, сардины фирмы «Филипп и Кано» и кайенский перец. Сам Каплун сидел в жилете на солнцепеке, в стеклянной пристоечке, и ел арбуз – красный арбуз с черными косточками, с косыми косточками, как глаза лукавых китаянок…»

Разве это проза? Чистой воды поэзия! А впрочем – ни то, ни это, ни оба, ни одно из них…

Расскажите о книгах, которые изменили вашу жизнь и повлияли на вас.

Давно когда-то на Новый год мне подарили трехтомник старинной японской поэзии «Манъёсю», что значит «Собрание мириад листьев». Пятьсот поэтов раннего средневековья – стихи императоров и императриц, принцев и принцесс, любовная лирика царедворцев, генерал-губернаторов, их жен, каких-то девиц и старух, песни судей, инспекторов, лекарей, писцов, жрецов, крестьян, солдат, монахов… Сложенные на пиру, в пути, в тоске о друге, по родным местам… Поэмы сожаления о быстротечности жизни, предания о чудодейственных камнях, раздумья у развалин…

И постоянно там упоминалось некое райское место Ёсино. «В дивной Ёсино-стране… — так кристальные реки здесь, так прекрасны склоны гор». «В этом Ёсино дивном на верхушках зеленых деревьев… » не меньше ста раз.

Оказалось, в Ёсино цветет особая сакура ямадзикура – белым, розовым и сиреневым цветом, и во время цветения горы утопают в лепестках цветущей вишни. Цветущими сакурами здесь испокон веков наслаждались императоры Японии, поэты и пилигримы. И мне захотелось отправиться туда – полюбоваться. К тому же здесь странствовал бродячий поэт Мацуо Басё. И мне захотелось прошагать этими старинными горными тропами с его «Записками из дорожного сундучка» подмышкой.

В результате я отправилась в Японию, побывала в Токио, Киото, Наре, медитировала в монастырях, поднялась на Фудзи, добралась до Ёсино и написала книгу о Японии – «Изголовье из травы», что по-японски означает путешествие.

И сквозь века в горах Мива среди высоченных криптомерий я услышала оклик Басё:

                                    Кто любуется нынче тобой

                                    Луна над горами Ёсино?

Да вот любуется тут кое-кто, Мацуо-сан, — я ему отвечала. — Шагаю по вашим следам, созерцаю воспетые вами пейзажи. Так что – будьте уверены: не перевелись еще поэты и странники в этом призрачном мире.

Чьи литературные привычки вам были бы интересны?

Стивена Хокинга.

 

Читайте полезные книги и развивайтесь. До новых встреч!

P.S. Если хотите раз в 2 недели получать самые интересные статьи из нашего блога, подписывайтесь на рассылку.