в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня в течение  от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }} 
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
2637.1500x1056.1359553848
Интересное
Великие идеи: что такое истина, красота и справедливость
30.04.2015 Просмотров: 1 820
Интересное
Великие идеи: что такое истина, красота и справедливость
30.04.2015 Просмотров: 1 820

Ирина Балманжи
Ирина Балманжи

Хотите лучше понять самих себя, общество и мир, в котором вы живете? Профессиональный философ Мортимер Адлер в своей новой книге «Шесть великих идей» доказывает, что философия важна для каждого из нас. Он помогает разобраться в том, что такое истина, справедливость, красота, добро и многое другое. Несколько идей из книги — прямо сейчас.

Об истине спорят

Принципы стремления к истине — общие для всех научных дисциплин и отраслей знаний — выглядят следующим образом: 1) пополнение корпуса существующих и доказанных истин новыми; 2) замена не слишком точных и исчерпывающих определений; 3) выявление ошибок и несоответствий, корректировка ошибочных утверждений; 4) отказ от опровергнутых обобщений, гипотез и теорий. Благодаря этим принципам область известных научных фактов расширяется и постепенно приближается к истинному знанию. Зерна отделяются от плевел, ошибки устраняются из научных предположений, и те становятся все более и более соответствующими истине.

Движение от спорных вопросов к решенным или от конфликтов к согласию задает направление нашему стремлению к истине. Вопросы, по которым ученые не достигли согласия, являются самыми важными на нашем пути к истине именно потому, что их можно исследовать и привести к единому приемлемому решению. Но существуют и другие вопросы, которые вызывают разногласия между людьми, — вопросы вкуса, а не истины.

Нам всем известна банальная сентенция «о вкусах не спорят». Нет смысла устраивать дискуссии по поводу того, нравится вам что-то или не нравится. Пользы от этого никакой, а различия во вкусах по какому бы то ни было вопросу преодолеть все равно не удастся.  Самое мудрое решение — придерживаться собственных взглядов, а мнения и вкусы других людей воспринимать толерантно.

Что касается установления истины, то здесь мы можем использовать максиму «об истине спорят». Дискуссии об истинности того или иного суждения являются плодотворными. Если истинность наших убеждений и мнений ставится под сомнение, мы должны быть готовы к полемике с оппонентами и делать все от нас зависящее, чтобы прийти к согласию. В данном случае следует проявлять мудрость, что означает вступать в полемику, а не уклоняться от нее. Когда речь заходит об истине, нельзя допускать никаких разногласий. Некоторые вопросы настолько сложны, что по ним невозможно прийти к согласию в ближайшем будущем, используя доступные нам на данный момент ресурсы. Однако никогда нельзя отказываться от этих попыток, если дело касается не вкусовых предпочтений, а объективных истин.

В противоположность точным наукам можно привести некоторые области деятельности, в которых ставка делается исключительно на вкусы человека: кулинария, этикет, мода, танцы, семейный уклад и многое другое. В этих случаях мы не ожидаем, что два человека с разными взглядами и предпочтениями начнут думать, как бы им прийти к согласию. Более того, мы считаем, что они не обязаны поступать таким образом. В вопросах истины решающее значение приобретают факты объективной реальности. В принципе все наши решения в этой области должны базироваться исключительно на них. К объективным рассуждениям недопустимо примешивать эмоции или желания.

д

Альберт Эйнштейн: «Истина — это то, что выдерживает проверку опытом». Источник.

Математика и кулинария — яркие примеры двух совершенно противоположных сфер — истины и вкуса. А между этими крайними точками находятся философские воззрения и религиозные верования. Сегодня в академических кругах принято включать и философские воззрения, и религиозные верования в сферу вкуса, помещая их, таким образом, по одну сторону разделительной линии. Такого подхода человечество придерживалось не всегда, и нельзя с полной уверенностью сказать, что он является единственно правильным.

Что заставляет людей помещать философию в середину шкалы, между сферой истины, например математикой или естественными науками, и сферой вкуса, например модой или кулинарией? Ответ заключается в безусловном историческом факте: за много веков существования философии она гораздо меньше продвинулась вперед, чем математика или естественные науки. Более того — споры о фундаментальных философских вопросах продолжаются до сих пор. Философии, в отличие от математики и естественных наук, не хватает единства взглядов в отношении ключевых понятий. В вопросах религиозных верований еще сложнее разрешить разногласия и прийти к консенсусу в ходе логических обсуждений. Поэтому они в большей степени относятся к сфере вкуса, где споры бессмысленны и бесплодны, чем к области истины, в которой дискуссии не только полезны, но и обязательны.

Столкнувшись с любым суждением — основанном на здравом смысле обывателя или на знаниях ученого, — мы должны спросить себя, относится ли оно к сфере истины или вкуса. Если мы определяем его принадлежность к сфере истины, то обязаны исследовать все причины и основания, по которым такое суждение может считаться истинным или ложным.

Если наше собственное согласие или несогласие с таким суждением приводит к возникновению споров с другими людьми, у нас появляется еще одно обязательство — принять все необходимые меры для достижения консенсуса.

Глубина красоты

«Красота» часто соседствует с такими прилагательными, как «миловидный», «симпатичный», «привлекательный». Все они относятся к тому, что можно увидеть глазами. Но как быть с прекрасными сонетами или сонатами, которые доставляют нам чистое удовольствие, не имея при этом никакого отношения к визуальным объектам?

В определении Фомы Аквинского: «Pulchrum est idquod visum placet» (букв. «Красота — это то, что приятно своим видом») латинское существительное visum имеет широкий смысл и относится также к объектам, которые нельзя увидеть глазами. Например, вдохновляющие идеалы или то, что в христианской теологии называется блаженным видением — созерцание Бога, удостоившего своим посещением спасенную душу.

Чтобы укрепить наше понимание, давайте совсем забудем о глаголах «видеть» и «созерцать» и заменим их словами, не имеющими такой сильной сенсорной коннотации. Тогда мы можем перефразировать определение прекрасного одним из следующих способов. Прекрасным называется то, что:

— доставляет удовольствие после того, как это нами осмыслено;

— доставляет удовольствие, когда мы воспринимаем это умом;

— доставляет удовольствие, когда мы воспринимаем это чувствами — но отнюдь не с помощью зрения.

Мы могли бы даже сказать, что прекрасное доставляет удовольствие, когда мы созерцаем это, — единственное, о чем мы должны помнить, употребляя эту формулировку, что видеть можно не только зрением. В любом случае удовольствие должно быть, если следовать Канту, незаинтересованным, или чистым, удовольствием. Мы просто получаем его от созерцания или восприятия объекта. И не требуется ничего более добавлять к своему опыту, чтобы назвать объект красивым.

Что такое несправедливость?

В 1971 году появилось серьезное заблуждение в широко обсуждаемой и переоцененной книге A Theory of Justice («Теория справедливости»), написанной Джоном Ролзом. Он отождествил справедливость и честность в отношениях людей между собой. Однако убийство, избиение, изнасилование, похищение, клевета, нарушение обещания, порабощение, кража — эти и многие другие нарушения писаных и неписаных законов несправедливы, но не являются при этом нечестными. Это нарушения естественных или законных прав. В этом, а не в нечестности состоит несправедливость.

Убийство лишает человека его права на жизнь. Избиение, пытка, разбой неправомерно вредят здоровью человека, действительному благу, на которое он имеет естественное право. Незаконное лишение свободы, порабощение нарушают права человека на свободу. Клевета, обман, кража отбирают у человека то, что принадлежит ему: доброе имя, правду, собственность. Намеренное разорение кого-либо, оставление его без средств к существованию лишает человека экономических благ, на которые он имеет естественное право.

Во всех этих проявлениях несправедливости, которые состоят в нарушении прав, главный ущерб от несправедливого обращения заключается в помехе человеческому стремлению к счастью. Обстоятельства, в которых живут люди, и действия других по отношению к ним справедливы в том случае, когда они помогают в поиске счастья, и несправедливы, когда мешают и препятствуют этому.

Нечестность появляется в любых отношениях между людьми, когда в обмен на какие-либо ценности один получает меньше того, что заслуживает, а другой — больше. Мясник, обвешивающий покупателя, устанавливает тем самым нечестную цену на мясо. Работодатель, выплачивающий сотруднику меньше, чем положено, пользуясь тем, что он находится в состоянии крайней нужды и готов взяться за любую работу, совершает несправедливость, которая состоит в нечестности.

Нечестность проявляется не только в обмене, но и в распределении. Два солдата, совершивших героические поступки, получают Золотую медаль Конгресса; эти награды вручены честно; но когда один, совершивший столь же смелые деяния, что и другой, получает меньше почестей, распределение очевидно нечестно и несправедливо.

Честность и нечестность распределения благ среди людей всегда использует некое сравнение достоинств и недостатков рассматриваемых, которое всегда включает в себя соображения равенства и неравенства. Правомерность обмена между людьми всегда использует некое сравнение ценности обмениваемых вещей. Именно здесь лежит суть справедливости и несправедливости, отождествляемых с честностью и нечестностью.

Напротив, несправедливость, связанная с нарушением прав, не имеет никакого отношения к сравнению достоинств людей или ценности вещей. Также она никак не касается соображений равенства и неравенства. Само существование права делает нарушение прав несправедливым.

По материалам книги «Шесть великих идей».

Рубрика
Интересное